Интервью с арт-директором фестиваля «Завтра\2morrow» Сильвианом Озу

Интервью с арт-директором фестиваля «Завтра\2morrow» Сильвианом Озу

THR: Кинобизнес в России находится на подъеме – фильмы собирают большую кассу (один «Аватар» заработал свыше $100 млн.), страна включена в промо-туры голливудских звезд – все говорит о том, что мейнстрим с нашим рынком считается. Какова ситуация в России глазами человека, занимающегося авторским кино?Озу: Вообще, это очень хороший вопрос. В России есть над чем работать и американцам с мейнстримом, и нам с авторским кино. Ваша страна значительно отличается от других с такой же переходной экономикой. Дело в том, что в России существует богатая культурная традиция, аналогов которой там нет – это и литература, и музыка, и кино. И я надеюсь, что здесь есть люди, которые ищут что-то совершенно иное – те, кому интересно смотреть авторское кино. В этом-то и есть роль фестивалей, потому что пути современной дистрибуции не могут показать все многообразие авторского кино. THR: В нашей стране есть такая популярная «теория заговора» – мировые фестивали сознательно отмечают отечественное социальное кино, поощряя режиссеров на создание незрительских фильмов, тем самым освобождая нишу мейнстрима зарубежным кинематографиям, забирающим львиную долю кассы.Озу: Я бы не сказал, что это заговор, но в целом это не лишено смыла. Долгое время на фестивалях, точнее – на некоторых секциях фестивалей – действительно отдавалось преимущество картинам определенных жанров. Например, говорили, мол, этот фильм слишком легкий, а этот – совсем комедия. Меня это всегда очень сильно настораживало и раздражало. Я считаю, что кинематограф – искусство, которое должно включать в себя все. Та же комедия – на самом деле ведь очень трудно заставить людей смеяться. Также на некоторых фестивалях существуют модные тенденции, которым стараются отдавать предпочтение. Вот, к примеру, сейчас есть интерес к аргентинскому и скандинавскому кино, следовательно, маленькие фестивали еще два-три года будут считать своим долгом его показывать. Так не должно быть, потому что не надо чересчур поддаваться модным тенденциям. И не нужно соблюдать равновесие в показе тех или иных стран – ведь бывают такие годы, когда в Америке нет ничего хорошего, а в Испании, например, может выйти три отличных фильма. THR: Несколько лет назад, после того как Канны показали ленту Кристьяна Мунджу, все заговорили о «румынской волне». Вы, соглашаясь на работу здесь, сформировали ли уже в голове некий пул, который, запустив фестиваль, можно будет объявить «новой русской волной»?Озу: На самом деле, у нас в Венеции был другой румынский фильм за год до того, как «4 месяца, 3 недели и 2 дня» получил награду в Каннах. Так что для меня эта «румынская волна» началась раньше, чем для кого-либо! (смеется) Что касается «новой русской волны» – ее, скорее, надо запускать за рубежом. Это, например, могло бы входить в мою функцию в Венеции. THR: Вы работали в прессе, занимались маркетингом в Каннах, потом перешли в Венецианский фестиваль, а теперь – «2morrow». Существует ли на каждом из этапов что-то, на что, оглядываясь, вы с гордостью говорите – «Да, это случилось только благодаря мне!»?Озу: В Каннах – точно нет! Наоборот, это фестиваль помог мне. Я, кстати, еще работал на фестивале в Роттердаме и, для меня, конечно, это очень разнообразный опыт. Что касается моего опыта на посту арт-директора Венецианского фестиваля – я занимаю его уже восемь лет, но это скорее венец моей карьеры. В такую профессию как раз приходят или журналисты, или критики, или же как я – из киноиндустрии. И, кстати, прошлое сильно помогает – ведь я знаю все рычаги и механизмы работы, могу помочь продюсерам понять, чего они хотят, а также – найти прокатчика и протолкнуть картину на другой фестиваль. THR: Когда вы начнете готовить программу для «2morrow»?Озу: Я уже работаю, потому что для Венеции картины отбираются на протяжении года. Мне приходится много путешествовать по миру, бывать на фестивалях, и теперь, когда я встречаюсь с продюсерами или смотрю кино, то приходится делать это с двух позиций – для Венецианского фестиваля и для «Завтра». С другой стороны, нужно учитывать, что Венеция принимает только мировые премьеры, в то время как для «2morrow» это необязательно. Раньше я смотрел премьеры только для своего удовольствия, а теперь думаю о каждой картине с практической точки зрения. THR: Могли бы вы в нескольких тезисах описать, как преобразится фестиваль «2morrow» с вашим приходом?Озу: Нет! Это было бы слишком претенциозно. (смеется) Давайте посмотрим, что у нас получится, и уже после этого подведем какой-то итог.

Материалы по теме

  • ЭКСКЛЮЗИВ: Дензел Вашингтон – «Самым сложным было сниматься голышом с отвисшим животом»

    15 ноября 2012 / Галина Галкина

    Двукратный обладатель «Оскара» Дензел Вашингтон согласился на роль в драме «Экипаж» только из любви к своему агенту. Однако образ вечно пьяного, но раскаявшегося пилота удался настолько, что суровые голливудские критики прочат ему третью статуэтку на февральской церемонии.

    Комментировать
  • В Фонде кино сменился руководитель

    29 января 2013 / Илья Кувшинов

    Заместитель министра культуры РФ Иван Демидов подчеркнул, что министерство еще раз сделало ставку на «перспективного управленца».

    Комментировать
  • CinemaCon 2015. День второй

    23 апреля 2015 / Юлия Чарышева-Лоло

    Анимационный «Человек-паук», Бонд, ланч с Клинтом Иствудом, Dolby Vision HDR и много другое на киноконвенте CinemaCon – в эксклюзивном репортаже THR.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора