Интервью с арт-директором фестиваля «Завтра\2morrow» Сильвианом Озу

Интервью с арт-директором фестиваля «Завтра\2morrow» Сильвианом Озу

THR: Кинобизнес в России находится на подъеме – фильмы собирают большую кассу (один «Аватар» заработал свыше $100 млн.), страна включена в промо-туры голливудских звезд – все говорит о том, что мейнстрим с нашим рынком считается. Какова ситуация в России глазами человека, занимающегося авторским кино?Озу: Вообще, это очень хороший вопрос. В России есть над чем работать и американцам с мейнстримом, и нам с авторским кино. Ваша страна значительно отличается от других с такой же переходной экономикой. Дело в том, что в России существует богатая культурная традиция, аналогов которой там нет – это и литература, и музыка, и кино. И я надеюсь, что здесь есть люди, которые ищут что-то совершенно иное – те, кому интересно смотреть авторское кино. В этом-то и есть роль фестивалей, потому что пути современной дистрибуции не могут показать все многообразие авторского кино. THR: В нашей стране есть такая популярная «теория заговора» – мировые фестивали сознательно отмечают отечественное социальное кино, поощряя режиссеров на создание незрительских фильмов, тем самым освобождая нишу мейнстрима зарубежным кинематографиям, забирающим львиную долю кассы.Озу: Я бы не сказал, что это заговор, но в целом это не лишено смыла. Долгое время на фестивалях, точнее – на некоторых секциях фестивалей – действительно отдавалось преимущество картинам определенных жанров. Например, говорили, мол, этот фильм слишком легкий, а этот – совсем комедия. Меня это всегда очень сильно настораживало и раздражало. Я считаю, что кинематограф – искусство, которое должно включать в себя все. Та же комедия – на самом деле ведь очень трудно заставить людей смеяться. Также на некоторых фестивалях существуют модные тенденции, которым стараются отдавать предпочтение. Вот, к примеру, сейчас есть интерес к аргентинскому и скандинавскому кино, следовательно, маленькие фестивали еще два-три года будут считать своим долгом его показывать. Так не должно быть, потому что не надо чересчур поддаваться модным тенденциям. И не нужно соблюдать равновесие в показе тех или иных стран – ведь бывают такие годы, когда в Америке нет ничего хорошего, а в Испании, например, может выйти три отличных фильма. THR: Несколько лет назад, после того как Канны показали ленту Кристьяна Мунджу, все заговорили о «румынской волне». Вы, соглашаясь на работу здесь, сформировали ли уже в голове некий пул, который, запустив фестиваль, можно будет объявить «новой русской волной»?Озу: На самом деле, у нас в Венеции был другой румынский фильм за год до того, как «4 месяца, 3 недели и 2 дня» получил награду в Каннах. Так что для меня эта «румынская волна» началась раньше, чем для кого-либо! (смеется) Что касается «новой русской волны» – ее, скорее, надо запускать за рубежом. Это, например, могло бы входить в мою функцию в Венеции. THR: Вы работали в прессе, занимались маркетингом в Каннах, потом перешли в Венецианский фестиваль, а теперь – «2morrow». Существует ли на каждом из этапов что-то, на что, оглядываясь, вы с гордостью говорите – «Да, это случилось только благодаря мне!»?Озу: В Каннах – точно нет! Наоборот, это фестиваль помог мне. Я, кстати, еще работал на фестивале в Роттердаме и, для меня, конечно, это очень разнообразный опыт. Что касается моего опыта на посту арт-директора Венецианского фестиваля – я занимаю его уже восемь лет, но это скорее венец моей карьеры. В такую профессию как раз приходят или журналисты, или критики, или же как я – из киноиндустрии. И, кстати, прошлое сильно помогает – ведь я знаю все рычаги и механизмы работы, могу помочь продюсерам понять, чего они хотят, а также – найти прокатчика и протолкнуть картину на другой фестиваль. THR: Когда вы начнете готовить программу для «2morrow»?Озу: Я уже работаю, потому что для Венеции картины отбираются на протяжении года. Мне приходится много путешествовать по миру, бывать на фестивалях, и теперь, когда я встречаюсь с продюсерами или смотрю кино, то приходится делать это с двух позиций – для Венецианского фестиваля и для «Завтра». С другой стороны, нужно учитывать, что Венеция принимает только мировые премьеры, в то время как для «2morrow» это необязательно. Раньше я смотрел премьеры только для своего удовольствия, а теперь думаю о каждой картине с практической точки зрения. THR: Могли бы вы в нескольких тезисах описать, как преобразится фестиваль «2morrow» с вашим приходом?Озу: Нет! Это было бы слишком претенциозно. (смеется) Давайте посмотрим, что у нас получится, и уже после этого подведем какой-то итог.

Материалы по теме

  • Хлоя Грейс Морец: «Я пацанка и принцесса в одинаковой степени»

    23 сентября 2014 / Заира Озова

    Несколько лет назад Хлоя Грейс Морец призналась, что мечтает поработать с Джонни Деппом и Дензелом Вашингтоном. То, что для любой другой девушки навсегда осталось бы сладкой грезой, для нее оказалось вопросом времени: Депп стал партнером Морец в «Мрачных тенях», а Вашингтон спасает ее героиню от русской мафии в «Великом уравнителе». Но слава, как узнал THR, не вскружила юной актрисе голову, а ее интересы остались прежними — чтение исторических книг и игры на PlayStation.

    Комментировать
  • Кира Найтли: «Я не скрываю свои страхи»

    01 февраля 2015 / Марина Очаковская

    Кира Найтли без смущения признается, что математика не ее конек, однако это не помешало ей сыграть ученого в драме «Игра в имитацию». THR встретился с Кирой и выяснил, какие фобии мучили актрису, чего в мире ждут от ее британских коллег и счастлива ли Найтли сегодня.

    Комментировать
  • Российские фильмы и анимацию увидят в 24 странах по всему миру

    25 мая 2015 / Редакция THR Russia

    Стенд Russian Cinema, организованный Фондом кино при поддержке Министерства культуры РФ, подвел итоги своей работы на кинорынке Marche du Film.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Реклама

Письмо редактора