ЭКСКЛЮЗИВ: Стивен Спилберг об одержимости Линкольном, неожиданных открытиях и отсутствии компромиссов

ЭКСКЛЮЗИВ: Стивен Спилберг об одержимости Линкольном, неожиданных открытиях и отсутствии компромиссов

Этот материал был опубликован в январском номере журнала «The Hollywood Reporter – Российское издание».The Hollywood Reporter: Для одних Авраам Линкольн — первый республиканец на президентском посту, для других — освободитель рабов, для третьих — национальный герой американского народа… А кто он для вас? Менялось ли ваше представление о герое картины по мере того, как вы над ней работали?Стивен Спилберг: Мне он всегда казался одной из самых загадочных личностей в истории США. Несмотря на то, что нам много известно о его политической деятельности, мы совершенно не знаем, как он относился к жизни, во что верил, как общался со своими детьми, каким был его брак… В школе мне рассказывали лишь о достижениях Линкольна-политика — я же хотел открыть миру Линкольна-человека. Пришлось погрузиться с головой в собственное исследование: самые неожиданные открытия, которые в итоге легли в основу сценария Тони Кушнера, были сделаны, как ни странно, благодаря записям самого Линкольна. Вместе с Тони и Дэниэлом (Дэй-Льюисом, исполнителем заглавной роли. — THR) мы с головой погрузились в чтение его мемуаров, поэзии, любовных писем, записей его публичных выступлений.

THR: Полагаете, что Линкольн — знаменитость, публичная фигура — мог вести искреннюю переписку, зная, что все его откровения рано или поздно станут общественным достоянием?Спилберг: Об этом он и не думал, поверьте. В его времена никто не читал чужие письма, так что не было никакой необходимости подвергать свои излияния цензуре. Это сегодня, в эпоху соцсетей и досужих журналистов, информация распространяется по миру почти мгновенно — при Линкольне письма было принято аккуратно запечатывать, и адресаты прятали их подальше от посторонних глаз. А то и вовсе уничтожали после прочтения. THR: Те, кто ждет от «Линкольна» экшна, размаха и масштабных батальных сцен, будут очень удивлены. Полагаю, вы сознательно избегали зрелищности, характерной для других ваших картин.Спилберг: Согласен, большинство моих фильмов гораздо более величественные, масштабные и дорогие. Но «Линкольн» — скорее эмоциональная эпопея, нежели визуальная. Неслучайно в картину вошли лишь две сцены, в которых мы видим героев на поле боя: в самом начале и ближе к финалу. Я стремился показать, что история творится не во время сражений, а в военных ведомствах и конференц-залах, прихожих, коридорах и будуарах. Именно такую задачу я ставил перед лауреатом Пулитцеровской премии Тони Кушнером. Его сценарий — один из лучших, с которыми мне доводилось работать. Это образец эпической литературы, самодостаточное произведение, написанное очень ясным и простым языком. Не устаю его перечитывать! Мне нравится, что герои этой истории общаются так, как их прототипы в XIX веке. Никакого слэнга и жаргонных словечек — чистый красивый английский язык, который в Америке, увы, давно потеряли. Я вообще считаю, что при создании этого фильма мне досталась второстепенная роль. Его главными творцами являются два человека — Тони Кушнер и Дэниэл Дэй-Льюис. THR: Кстати, о Дэниэле. Наверняка, вы провели с ним немало времени за обсуждениями главного героя фильма. Его представления о Линкольне полностью совпадали с вашими? Или вам все-таки приходилось идти в какие-то моменты на компромисс?Спилберг: К счастью, я ни разу не столкнулся с необходимостью идти с кем-то из съемочной группы на компромисс. Тем более с Дэниэлом, который с самого начала прекрасно осознавал: мы делаем не документальный, а художественный фильм. Мы не претендуем на трансляцию высшей истины, а всего лишь предлагаем свою интерпретацию событий прошлого, и ему она изначально пришлась по душе. Конечно, если бы в XIX веке уже существовали камеры и диктофоны, это позволило бы более достоверно отразить ту эпоху и сильно облегчило бы нашу задачу. Но никакой записывающей аппаратуры еще не было — мы не знаем, как звучал его голос, как он жестикулировал, как двигался… Мы не знаем, чему были посвящены конкретные заседания, и что Линкольн говорил, оставаясь в кругу семьи… Все, что было в нашем распоряжении, — сохранившиеся в архивах документы, личная переписка, дневники. А еще — посвященные ему семь с половиной тысяч книг. Вы знали, что он в этом смысле абсолютный рекордсмен в истории Америки? А в мире уступает лишь Иисусу Христу! Линкольн все-таки удивительный человек. Я ведь не случайно им одержим с раннего детства.

Материалы по теме

  • Комик-Кон 2012 (ЭКСКЛЮЗИВ): Колин Фаррелл о желании вернуться к блокбастерам и своей неудавшейся встрече со Шварценеггером

    07 августа 2012 / Илья Кувшинов

    На экраны выходит «Вспомнить все» – новое прочтение рассказа Филипа К. Дика, который уже экранизировался Голливудом в 1990 году. Тогда роль Дугласа Куэйда сыграл Арнольд Шварценеггер, а здесь ее исполнил ирландец Колин Фаррелл. THR.ru встретился с актером на Комик-Коне, где тот рассказал о своем решении вернуться к блокбастерам и неудавшейся встрече с Арни.

    Комментировать
  • Новым Бэтменом может стать Райан Гослинг или Джош Бролин

    05 августа 2013 / Редакция THR Russia

    Актеры рассматриваются на роль Брюса Уэйна в картине «Человек из стали 2».

    Комментировать
  • Новый трейлер: «Шпион» с Мелиссой МакКарти

    01 апреля 2015 / Редакция THR Russia

    Поедание салфеток, шпионские гаджеты, яростные схватки, нелепые погони — и многое другое в комедии Пола Фига.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора