Голографические войны: битва за Майкла Джексона, Тупака Шакура и других покойных звезд

Голографические войны: битва за Майкла Джексона, Тупака Шакура и других покойных звезд

Каждый день небольшой шоу-рум в Беверли-Хиллз принимает настоящий парад знаменитостей. Майкл Джексон и Рэй Чарльз поют и танцуют, Джимми Киммел острит, Джулиан Ассанж зависает с Эдвардом Сноуденом. Они всего лишь голограммы — демонстрационные модели технологии, которой под силу радикально изменить ландшафт индустрии развлечений, вернув на рынок умерших кумиров и позволив их живым коллегам выступать одновременно в нескольких местах.

«За последнюю неделю Аль Пачино уже дважды заходил в гости, чтобы взглянуть на творящиеся здесь чудеса, — рассказывает греческий миллиардер Алки Дэвид, владелец шоу-рума и, по его словам, эксклюзивных прав на сам патент. — Стоит любой знаменитости переступить порог, как они тут же соглашаются сотрудничать».

В Голливуде голограммам есть где развернуться. «Живые» выступления Элвиса Пресли и Фрэнка Синатры уже на стадии разработки. Киммел недавно материализовался в Нэшвилле, не покидая своей лос-анджелесской студии, а заодно предложил актерам путешествовать по миру в поддержку фильмов без всяких пресс-туров. Universal использует эту технологию в новом парке аттракционов по мотивам «Форсажа». Один нью-йоркский камеди-клаб готовит шоу с участием лучших стендаперов разных эпох.

«Потенциал практически неисчерпаем, — говорит Джонатан Фабер, эксперт по правам на интеллектуальную собственность компании Luminary Group. — Может ли новая индустрия выйти за рамки десятков миллионов? Легко. Доберется ли до миллиарда? Вполне возможно».

Но несмотря на фантастические перспективы, завоевание рынка идет черепашьими темпами. Светлое будущее тормозят непрекращающиеся судебные битвы двух конкурирующих компаний. Тысячи страниц делопроизводства аккуратно зафиксировали почти шекспировскую по накалу историю с бушующими страстями, предательством, воровством, саботажем и даже кибератаками.

В центре драмы оказались 47-летний Дэвид, вложивший $15 млн в голограммы; немецкий изобретатель Уве Маасс, проживающий в Дубае; итальянский бизнесмен Джованни Палма, победивший в 2013 году на странном аукционе по распродаже владевшей патентом компании Musion.

Не менее важным действующим лицом процесса стал и 48-летний Джон Текстор, который организовал в свое время знаменитое выступление виртуального Тупака Шакура, но проиграл аукцион Musion. Сейчас он возглавляет компанию Pulse Evolution Corp., наделавшую много шума с голограммой Майкла Джексона в 2014-м на премии Billboard.

Синхронно хвастаясь правами перед всем Голливудом, Джон Текстор и Алки Дэвид не перестают одновременно судиться в инстанциях трех штатов и называть друг друга «социопатами» (и это еще цветочки: Дэвид недавно запостил в соцсетях фото Гитлера с подписью «Текстор»).

В Неваде Hologram USA Дэвида инкриминирует Pulse нарушение патента. За несколько дней до Billboard Music Awards истец потребовал запретить выступление. И хотя суд на это не пошел, представителям Дэвида был организован доступ к оборудованию, задействованному в шоу, чтобы выяснить, не нарушает ли оно условия его патента.

Собранные доказательства могут стать основой для грядущей тяжбы, призванной определить, кому же все-таки принадлежит технология и насколько широкое распространение она в итоге получит. Узнав о происках конкурента, Текстор разослал всем заинтересованным лицам письмо с текстом: «Он начал третью мировую».

Между тем вызвавшая такую бурю новинка является всего лишь осовремененной версией изобретения Джона Генри Пеппера и Генри Диркса 1862 года под названием «Призрак Пеппера». Не вдаваясь в детали, принцип ее работы заключается в следующем: берутся две комнаты, одну из которых зритель не видит. В нее помещается объект и с помощью невидимого зеркала, установленного под углом 45 градусов, транслируется в открытое взору публики пространство. Этот трюк вот уже полтора века применяется где попало, от Диснейленда до сцены в фильме про Бонда «Бриллианты навсегда».

В середине 1990-х Уве Маасс работал электриком в своей родной Германии и только начинал интересоваться оптикой. Однажды, сидя в автомобиле, он с удивлением увидел проекцию пачки сигарет, валявшейся за приборной панелью, и понял, как можно усовершенствовать старый фокус.

Он стал экспериментировать с различными покрытиями и высокоточными камерами, проецируя двухмерное изображение в пространство. Технически это не совсем голограмма, а всего лишь отражение, создающее иллюзию трехмерности. Оформив патент, Маасс стал искать пути монетизирования находки. Первыми клиентами, разумеется, стали фокусники вроде Дэвида Копперфилда: «Они забросали меня предложениями в первый же год, хотели перекупить патент».

Маасс отказался и до 2001 года ограничивался помощью в организации небольших представлений, а затем переехал к жене в Дубай и там познакомился с Джеймсом Роком, британским бизнесменом, и его частым собутыльником и Аном О’Коннеллом, специалистом по эксклюзивным правам на интеллектуальную собственность.

Первым большим клиентом новой компании Musion стала виртуальная группа Gorillaz, которой как-то нужно было выступить на премии MTV в 2006 году. Сидящая тогда в зале Мадонна, по словам О’Коннелла, буквально набросилась на своих менеджеров с требованием немедленно достать ей такое же оборудование для шоу.

И все бы хорошо, но партнеры по Musion вдруг задумали крупную реорганизацию, для чего даже наняли од- ну консалтинговую контору. Результатом реформ стала сложная схема с разделением прав и закреплением за каждым возможности вести дела на определенных территориях.

Беда не заставила себя долго ждать. Сразу после триумфа с выступлением Тупака технологией заинтересовался кандидат в индийские премьер-министры Нарендра Моди. Политик хотел эффектно предстать в виде голограммы сразу на 4000 избирательных мероприятиях по всей стране. Проект сулил компании не меньше $10 млн, и партнеры не смогли поделить деньги.

О’Коннелл считал, что это его сделка, и требовал от Маасса не вмешиваться. У того, разумеется, был свой взгляд на задачу. «Они попросили меня поучаствовать, и я три месяца провел в Индии, обучая 2000 человек персонала. Затем ситуация вышла из-под контроля. Джеймс и Иан серьезно подрались прямо в офисе, — продолжает Маасс. — Джеймс сказал, что больше так не может и от Иана надо избавляться».

По воспоминаниям О’Коннелла, изобретатель тогда был похож на «тигра, учуявшего мясо за пределами своей клетки. Тигром был Уве, а клеткой — Дубай. Он просто выбрал момент и подговорил Джеймса меня вышвырнуть».

Маасс, Рок и О’Коннелл продолжили разборки уже в суде, начав с требований по компенсациям и закончив вынужденной процедурой банкротства. Все это вылилось в аукцион, где свои ставки сделали Маасс, О’Коннелл и Палма, который незадолго до этого просто наткнулся на компанию в Интернете, купил лицензию для Италии и, разглядев перспективы, решил нанести неожиданный удар.

В сентябре 2013-го организаторы аукциона объявили, что компания уйдет тому, кто первым предоставит необходимую для покупки сумму и документацию. Палма опередил всех, включая Текстора, заранее подготовив $439 тыс. для мгновенного перевода из Италии в Лондон. Его и признали победителем.

В итоге компания, в которую вошли Палма, Дэвид и Маасс, стала называться Hologram USA, а сам изобретатель не скрывает своей радости, что руководить битвой за права предстоит уже не ему. «Я сражался последние 19 лет. Я устал».

Теперь партнеры располагают потрясающим шоу-румом в Голливуде и планируют сделки с Fox ABC и Viacom. Виртуальный Либераче готовится к гастролям, а проекции легенд стендапа осваивают в клубе в Джеймстауне, Нью-Йорк. Продюсеры голографических шоу не ограничиваются старыми записями — в случае с Тупаком и Джексоном почивших звезд изображали специально нанятые актеры. Устроители лишь прибегали к возможностям CGI, чтобы довести черты до полного сходства.

Единственной палкой в колесах Hologram USA к мировому господству остается Pulse Текстора, борющаяся за тех же самых клиентов. «У них есть Либераче, прекрасно. Зато у нас — Элвис, Мэрилин и Майкл».

Как уже было сказано, за несколько дней до выступления виртуального Майкла Джексона на премии Billboard Дэвид вместе с Маассом подал в суд на Pulse, Текстора, Рока, О’Коннелла, а заодно и на владельца Billboard и The Hollywood Reporter (последнего ответчика, правда, потом из претензий вычеркнули).

Одновременно с судами оба соперника обрушились друг на друга с публичными претензиями. Дэвид обвиняет Текстора в злонамеренном очернении его деловой репутации среди наследников звезд. Ведь если кто-то, владеющий технологией, хочет сделать шоу с давно умершим кумиром, ему надо сначала купить права у родственников (речь, кстати, обычно идет о шестизначных суммах). И это крайне непросто, если у тех уже сформировалось негативное мнение о покупателе.

Дошло до того, что Дэвид предложил конкуренту организовать «утечку» в прессу, из которой бы следовало, что «в последний момент Pulse удалось уладить все разногласия с Hologram USA». В обмен предприниматель обещал забрать иск. Как известно, этого не произошло, и Дэвид теперь не упускает шанса задеть своего визави в социальных медиа. В свою очередь его адвокаты стали рассылать письма потенциальным клиентам Pulse, безапелляционно настаивая, что всеми правами на технологию единолично владеет Hologram USA.

По слухам, одно из таких писем получили в Disney, когда их представители подумывали об использовании проекций в поддержку грядущего релиза новых «Звездных войн» и уже было обратились к Текстору. Компания также судилась с FOX по поводу появления голограммы Гомера Симпсона на Comic-Con.

В ответ Текстор подал в суд Флориды иск о защите чести и достоинства и киберпреследовании. В ход пошло даже интервью, где Дэвид прямым текстом заявил, что «убил бы оппонента, если бы представилась такая возможность». И так до бесконечности. Любопытно, что судебная деятельность двух бизнесменов не ограничивается взаимными претензиями. Оба имеют активы в других отраслях и регулярно вынуждены отбиваться от целого ряда обвинений в диапазоне от мошенничества до неуплаты налогов.

В суде штата Невада, где решается судьба главного иска о праве на патент, Pulse на правах ответчика опирается на три аргумента. Во-первых, они утверждают, что оборудование для проекции голограммы Майкла Джексона отличается от запатентованного Hologram USA. Акцент делается не на интерпретацию трюка Пеппера, а на цифровые способы изменения внешности, отработанные еще прошлой компанией Текстора Digital Domain на фильме «Загадочная история Бенджамина Баттона».

Во-вторых, они настаивают, что фокус XIX века в принципе не может быть чей-то частной собственностью. И наконец, последний, но не менее весомый аргумент защиты основан на том, что, даже если шоу Джексона и пересекалось с изобретением Маасса, лицензия, купленная в свое время у Musion, осталась действительной и после банкротства, проведенного в Англии.

Представители Hologram USA в свою очередь настаивают, что принципиальным моментом их права является сам факт трехмерной проекции людей в масштабе один к одному. Адвокаты компании также приобщили к делу статью в USA Today с диаграммой, якобы составленной самим Текстором, подтверждающей, что шоу Джексона было основано на «Призраке» Пеппера. Более того, существует видео, документирующее причастность к организации того представления Джеймса Рока, давнего партнера Маасса.

Со стороны же создается впечатление, что Голливуд давно готов широко использовать голограммы и уже устал ходить вокруг да около. О’Коннелл уверен, что вина за досадную заминку целиком лежит на упрямстве и агрессивном сутяжничестве Дэвида, который губит бизнес с миллиардным потенциалом по принципу «ни себе ни людям». Его клиенты тоже получают знаменитые письма: «Мы уже лишились около тысячи контрактов». Есть все основания полагать, что в ближайшее время конфликт исчерпан не будет.

 

«Лично я тебе нисколько не доверяю»

 

 

Представленная в суде переписка красноречиво объясняет, почему договориться все же не удалось.

 

ТЕКСТОР: Нам оставался буквально один шаг до дружественного решения и всеобщей выгоды, а тут такое. Вы ведь в курсе, что у меня есть лицензия еще на несколько месяцев.

МААСС: Думаю, нам надо сесть вместе за стол и договориться. В идеале ни одна из сторон не должна ничего делать, не предупредив конкурента.

ТЕКСТОР: Думаю, ты в курсе, что Алки не последовал твоему совету и начал третью мировую.

ПАЛМА: Я искренне верю, что мы можем прийти к решению, не приплетая сюда адвокатов.

ДЭВИД: Между Pulse и Hologram USA не будет НИКАКОЙ сделки. Ты вечно пытаешься атаковать меня и мою компанию и пробовал опередить нас с Musion. Лично я тебе нисколько не доверяю.

ТЕКСТОР: Попробуй хотя бы иногда быть вежливым. Жизнь сразу станет лучше.

ДЭВИД: Я не собираюсь иметь с тобой дело на территории США и Канады. Ты пытался сорвать мои сделки с потомками Боба Марли и не только с ними.

Материалы по теме

  • Роберт Дауни-мл испытывает трудности во втором трейлере «Железного Человека 3»

    04 марта 2013 / Илья Кувшинов

    Долгожданный триквел в постановке Шэйна Блэка появится на экранах 2 мая.

    Комментировать
  • Хью Джекман снова сыграет Росомаху

    06 ноября 2013 / Редакция THR Russia

    А Джеймс Мэнголд снова рассматривает возможность поставить фильм о неуязвимом супергерое из вселенной Marvel.

    Комментировать
  • Джон Красински сыграет в «13 часах» Майкла Бэя

    15 января 2015 / Редакция THR Russia

    На главную роль в «политической драме» претендовал также Крис Пратт.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus