Игра со смертью. Все, что надо знать о профессии каскадера

Игра со смертью. Все, что надо знать о профессии каскадера
Кадр со съемок фильма «Квант милосердия»

Этот материал был опубликован в октябрьском номере «The Hollywood Reporter – Российское издание».

По узкому горному тоннелю на полной скорости несется «Астон-Мартин». Сзади его прижимают два «Альфа-Ромео», а спереди то и дело попадаются еле плетущиеся грузовики. Опасный маневр, столкновение с самосвалом — и вот уже многотонная машина со скрежетом и искрами протаскивает один из автомобилей-преследователей по стене.

Примерно так выглядели рабочие будни 37-летнего каскадера Мартина Иванова на съемках картины «Квант милосердия». Сцена погони, где наш профи дублировал Дэниэла Крэйга, — по праву считается одной из самых эффектных и дорогих гонок в истории кино. «Было потрачено $22 млн, — рассказывает Иванов. — Мы разбили пятнадцать «Альфа-Ромео» и пять «Астон-Мартинов». Жаль, что в фильм вошло всего четыре минуты гонки, ведь снимали мы ее целых два месяца».

Мартин — один из самых успешных российских мастеров. За плечами у него два «Тауруса». (Taurus World Stunt Awards — каскадерский «Оскар». — THR) за исполнение автомобильного трюка в «Ультиматуме Борна» и «Превосходстве Борна», где он дублировал Мэтта Дэймона. Своей работой в Голливуде Мартин обязан отцу — Виктору Иванову, который и порекомендовал сына в «Борна». Иванов-старший - тоже постановщик трюков, с более чем 40-летним стажем. Он принимал участие в таких перестроечных хитах, как «Такси-блюз» и «…По прозвищу Зверь». В начале 1990-х Виктор уехал в США и с тех пор успел поработать на трех десятках зарубежных проектов. «Съемки одной из погонь в «Превосходстве Борна» проходили в Москве, — рассказывает Виктор Иванов. — Я был за рулем «мерседеса», который на большой скорости влетал под встречный грузовик. Основной задачей было развернуть машину так, чтобы столкновение пришлось на заднюю дверь со стороны водителя. Все получилось только с третьего дубля. Помню, голову потом неделю не мог повернуть».

Для русских каскадеров, которые уже имели опыт работы на Западе, Голливуд — это другой мир, в который приятно вернуться из хаоса и крошечных бюджетов российской киноиндустрии. «Представьте себе, только погоня в «Превосходстве Борна» стоила $5 млн! А у нас в России бюджет целого фильма — максимум восемь, — рассказывает Иванов. — При этом местные продюсеры часто просят переплюнуть Голливуд. Абсурд!»

Экономия, конечно, не всегда доводит до добра. По словам некоторых профессионалов, в России могут сэкономить на технике безопасности, а иногда и на сотрудниках ГИБДД. В результате улицы для погони порой перекрывают не полностью, и на трассе в самый неподходящий момент оказываются случайные машины.

Многое об огромной разнице между работой в Голливуде и на отечественных проектах может поведать и еще один лауреат «Тауруса» Владимир Орлов, в послужном списке которого такие картины, как «Пираты Карибского моря», «Маска Зорро», «Турист», «Одинокий рейнджер». В России его опыт пригодился на съемках фильмов «Волкодав», «Параграф 78», «Антикиллер Д.К.: Любовь без памяти» и др.

Впрочем, с недавних пор в нашей стране тоже стали снимать масштабные, дорогостоящие картины. «Сталинград» Федора Бондарчука даже удостоился «Тауруса» за «Лучший экшен в иностранном фильме». По словам постановщиков трюков Сергея Головкина и Виктора Иванова, столь масштабных пиротехнических сцен в российском кино еще не было. Во время съемки немецкой атаки и взрыва горючего на площадке одновременно вспыхивали 14 каскадеров, а всего за три съемочных дня было организовано около 100 поджогов.

Горение считается одним из самых зрелищных и опасных трюков и потому оплачивается с повышенной ставкой. За два дубля частичного горения наши ребята получают в среднем 25 тыс. руб. За полный охват огнем — 70 тыс. Столь солидные суммы, а также низкий подоходный налог 13% привлекают в отечественное кинопроизводство и иностранных специалистов. Например, в боевике «Непобедимый» (2008) с Владимиром Епифанцевым в главной роли было задействовано два десятка трюкачей из Словакии, Болгарии, Австралии и Канады.

Работа с исполнителями главных ролей тоже нередко входит в задачу постановщиков. По словам постановщика трюков Тараса Кашинского, особым усердием в нашем кино отличается Сергей Безруков. На съемках «Уланской баллады» актер отрабатывал приемы со шпагой, даже когда его герой находился на заднем плане и в расфокусе.

Многие трюки на съемках «Предстояния» и «Цитадели» выполнял лично Никита Михалков. Например, в сцене побега из лагеря он сам разбегался и прыгал по машинам, а дублеру оставалось лишь подсказать, как грамотнее это сделать.

При Союзе кинематографистов России с 1991 года существует Гильдия каскадеров России, а с 2005-го — Профессиональный союз. Эти объединения призваны регулировать вопросы оплаты труда, страховки и подготовки. Президентом гильдии и главой профсоюза является легендарный постановщик трюков и продюсер Александр Иншаков, известный широкому зрителю по таким проектам, как «Крестоносец», «Человек с бульвара Капуцинов», «Бригада».

По словам Иншакова, членство в гильдии — это гарантия того, что перед вами профессионал. «К сожалению, в нашей среде нередко можно встретить авантюристов, заявляющих, что они работали в Голливуде, все знают и все умеют. На самом деле они там на автозаправке трудились, а нам тут сказки рассказывают о великих проектах. Мы же принимаем в наш союз только мастеров спорта и людей с большим опытом». Скажем, член организации Владимир Орлов, до того как стать каскадером, окончил Ленинградский военный институт физкультуры и получил корочку мастера спорта по пятиборью. Некоторые профессионалы предлагают другие способы защиты интересов каскадеров на рынке. Так, Александр Самохвалов, руководитель команды Shadow Squad, вместе со своими единомышленниками создал компанию «Экшн Юнит», которая по сути выполняет функции профсоюза. Компания заключает договоры со студиями и защищает интересы своих подопечных. Каскадеры в свою очередь заключают договоры с компанией в качестве индивидуальных предпринимателей.

Слабую вовлеченность гильдии в проблемы дублеров отметил и Виктор Иванов: «Бывает, поработают режиссеры или продюсеры с кем-то, и вдруг: «Вы нам не подходите — до свидания», и денег не платят. Поэтому когда я прихожу на проект, требую, чтобы сначала полностью оплатили работу предыдущего специалиста. Зачастую договоры с продакшнами в России оказываются филькиными грамотами. Мне, например, до сих пор за один крупный отечественный проект должны 200 тыс. руб.!»

Конечно, помощь гильдии (она же — ассоциация) бывает весьма существенной. Валерий Деркач, постановщик трюков и вице-президент ассоциации, рассказал THR: «Был случай, когда семье каскадера из нашей организации дали квартиру меньшей площади, чем ему было необходимо, — родился ребенок, и требовалась хотя бы еще одна комната. Он обратился к нам, мы написали письмо правительству Москвы и добились того, чтобы жилплощадь увеличили». Другое дело, что для того, чтобы рассчитывать на содействие в подобных вопросах, достаточно членства в Союзе кинематографистов.

Скептически многие профи относятся и к всевозможным «школам каскадеров». По словам Александра Иншакова, учиться ремеслу стоит прежде всего на съемочной площадке, присоединившись к опытному мастеру, «схватывая на лету все, что он говорит и делает».

Сегодня вице-президентом Гильдии каскадеров России при Союзе кинематографистов и заместителем Александра Иншакова является Варвара Никитина. Она рассказала в интервью THR, что созданный в 2006 году профсоюз, на который возлагались большие надежды в плане улучшения социальных условий работы, занимался только сбором денег —1,5 тыс. руб. в месяц с постановщика трюков, 500 руб. — с каскадера. При этом руководство тратило деньги на собственные нужды, а для профессионального сообщества делало очень мало: «В 2012 году люди взбунтовались и больше восьмидесяти человек вышли из профсоюза. Теперь в Гильдии каскадеров существует совет из 12 выборных личностей, все «поборы» прекратились. Также совет гильдии начал с того, что разработал Профессиональные стандарты для каскадеров, и в настоящий момент этот документ находится на рассмотрении в Министерстве труда. Мы работаем над тем, чтобы нас приравняли по льготам и уровню сложности работы к циркачам или танцорам балета. Важно, чтобы и у каскадеров был ранний выход на пенсию. У нас в гильдии много тех, кому за 60 лет, они всю жизнь отдали советскому кинематографу, многие из них инвалиды, а пенсия всего 3 тыс. руб. Такого быть не должно».

Осваивать профессию действительно есть резоны. Постановщики трюков со стажем получают в России до 50 тыс. руб. за съемочный день. Базовая ставка составляет 10 тыс. руб. Владеющие каким-либо техническим навыком: ездой на лошади, фехтованием, рукопашным боем, скалолазанием — считаются специалистами, и их ставка сразу вырастает до 18 тыс. в день. Это официальные цифры. Сколько передается «в конвертах» — сказать сложно, но ясно, что речь идет о довольно приличных суммах.

Группы каскадеров постоянно борются за тот или иной фильм. «Моя работа сегодня — улаживать конфликты между группами, которые образуются как внутри ассоциации, так и за ее пределами, — говорит Иншаков. — Как волки в стае, все постоянно конкурируют. Многие хотят усидеть на трех стульях — заработать на всех проектах сразу, иногда даже подставляют друг друга, чтобы попасть на проект».

При выборе специалистов кинокомпании все равно в первую очередь оценивают профессионализм и опыт. Ведь малейшая ошибка может стоить жизни любому участнику съемочного процесса или привести к колоссальным финансовым потерям. Валерий Деркач, работавший на таких картинах, как «Солнечный удар», «Статский советник», «Превосходство Борна», «Турецкий гамбит» и «Сибирский цирюльник», пришел в профессию после занятий самбо и дзюдо. Затем он несколько лет осваивал автодело, параллельно брал частные уроки верховой езды, а позже окончил ВГИК по профессии оператор. Специалист его уровня не только ставит, но и придумывает трюки.

Каскадер Сергей Воробьев рассказал, что для съемок фильма «Авария — дочь мента» ему пришлось самостоятельно разработать особую конструкцию откидного трамплина, чтобы выполняющая трюк машина приземлилась на четыре колеса, а не летела «мордой вниз».

Конкуренция в Голливуде еще серьезнее. Неудивительно, ведь проекты там масштабнее и оплата за них солиднее. Опытные представители профессии зарабатывают до $200–300 тыс. в год. Стандартная американская ставка — $880 в день. А в конце смены еще могут выписать дополнительный чек за сложность трюка, переработки или компенсацию за пропущенный обед.

В России за опасную работу не получают не только надбавок, но и процентов от показа фильма по ТВ или с продаж на дисках. Меж тем, по уставу Американской гильдии кино­ актеров SAG (Screen Actors Guild), каждый участник съемок полу­ чает отчисления в зависимости от гонорара и проведенного на съемочной площадке времени.

Например, каскадеры «Властелина колец» однажды получили чеки на $200, когда фильм купили для телетрансляции в Азии. Приятный сюрприз ждал и нашего соотечественника Виктора Иванова, который состоит в SAG. «Я снимался со Стивеном Сигалом в «Мерцающем», где он играл детектива, а я — русского мафиози. Признаюсь честно — это не лучший мой фильм, однако он стал для меня «золотой несушкой». Я думал, что о нем уже давно забыли, а оказывается, его как­то в Индонезии показали по ТВ, и мне перепали авторские — пришел чек на круглую сумму».

Несмотря на то что в каждом каскадере благодаря спортивному прошлому живет дух первенства, людям этой профессии приходится мириться с тем, что лавры достаются прежде всего актерам. Более того, пока звезды блистают на красных дорожках, те, кто им помогал, часто оказываются на больничной койкe. Так, 33­летний Дэвид Холмс, выполнявший трюки за главного героя во всех фильмах о Гарри Поттере, повредил спину на съемках «Даров Смерти» и остался парализованным на всю жизнь.

Летальные исходы в профессии тоже не редкость. На площадке боевика «Три икса» (2002) погиб дублер Вина Дизеля, Гарри О’Коннор. Он должен был спуститься на параплане и приземлиться на несущийся на огромной скорости катер, но не рассчитал траекторию и влетел в мост. В октябре 2011 года один трюкач скончался, а второй получил серьезные травмы на съемках «Неудержимых 2».

Часто опасности подвергаются и актеры, желающие самостоятельно исполнить трюк. Во время работы над «Неудержимыми 3» в серьезную аварию попал Джейсон Стэйтем. В определенный момент актер перепутал педали и вместо тормоза нажал на газ. Машина сначала едва не влетела в съемочную группу, а затем и вовсе упала в море. К счастью, обошлось без травм — неудавшийся водитель благополучно выбрался на берег.

В связи с тем что профессия связана с такими высокими рисками, работа без страховки может привести к серьезным проблемам. В России многие каскадеры покупают за 1 тыс. руб. страховку на 300 тыс. Все члены гильдии автоматически за­страхованы еще на $5 тыс. Дальше — личное дело каждого.

Зачастую, если страховки не было, а неприятность все же случилась, профессионалы сами скидываются на помощь пострадавшему коллеге. Например, когда Александр Черных сломал руку, выпрыгивая из вертолета, компания Action Unit компенсировала ему недополученную выгоду и лечение, как это и было прописано в договоре. В Голливуде без страховки работать запрещено, а сами суммы страхования намного больше — не менее $500 тыс.

Но работа каскадера связана не только с риском. По словам Валерия Деркача, прорабатывать трюки для «Сибирского цирюльника» ему пришлось сидя за книгами. «Я несколько дней провел в библиотеке, знакомился с историческими материалами, архивами. Досконально изучил, как проходили кулачные бои на Руси. Выписал все в тетрадку, сделал зарисовки и показал Никите Михалкову».

Стоит отметить, что в нашем кино обычно гордятся тем, что тот или иной трюк выполнен с минимальной цифровой обработкой. Если в «Матрице» можно увидеть нарисованное на компьютере столкновение грузовиков, то, по словам Сергея Воробьева, аварии «Ночного дозора» и его продолжения были самые натуральные. «Для съемок купили фуры с бронированными стеклами. Лобовые столкновения грузовиков, машины, поднимающиеся на дыбы, мотоциклы, на ходу выпрыгивающие из грузовиков, — все было по-­настоящему!»

Каскадерам приходилось выпрыгивать из несущихся автомобилей и в боевике «Код апокалипсиса» (2007). Во время интервью один из постановщиков трюков этой картины Александр Самохвалов показывает фото со съемок, которые проходили в Норвегии. На одном из кадров видно, как из машины вылетает женщина, дублерша Анастасии Заворотнюк, — Жанет Морин из Канады, и падает на землю. С первого взгляда кажется, что женщина касается земли голой рукой и вот­вот получит серьезную травму.

«Если присмотреться, видно, что на ней много защиты, — рассказывает Самохвалов. — На руках — толстые пластыри телесного цвета. Под одеждой — защита коленей, плеч и спины. Такие приемы отрабатывают годами. В данном трюке самое главное — не удариться о землю лицом».

Не ударить в грязь лицом в прямом и переносном смысле — один из главных принципов работы дублера. С одной стороны, зрителей нужно все время удивлять, с другой — необходимо помнить, что малейшая ошибка может стоить жизни. Но, несмотря на риски и отсутствие в стране отлаженного механизма защиты своих профессиональных прав, все каскадеры, с которыми нам довелось пообщаться, не сговариваясь заявили, что обожают свою профессию и ни на что ее не променяют.

Материалы по теме

  • Команда пытается противостоять танку в финальном трейлере «Форсажа 6»

    29 апреля 2013 / Илья Кувшинов

    Для режиссера Джастина Лина и сценариста Криса Моргана шестая лента автомобильной франшизы Universal станет уже четвертым фильмом в серии.

    Комментировать
  • Трейлер трекер: Капитан Америка берет верх

    31 октября 2013 / Редакция THR Russia

    Первую и вторую строчку чарта оккупировали новинки: сиквелы «Первого мстителя» и «Телеведущего».

    Комментировать
  • Мультфильм «Снежная Королева 2» поборется за «Золотой глобус»

    10 ноября 2014 / Редакция THR Russia

    Герои англоязычной версии заговорят голосами Шона Бина, Шарлто Копли, Беллы Тор и Изабель Фурман.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора