Канны 2013: Гламурный триумф Майкла Дугласа и разочарование от Джеймса Франко в каннском дневнике Елены Слатиной

Канны 2013: Гламурный триумф Майкла Дугласа и разочарование от Джеймса Франко в каннском дневнике Елены Слатиной

Сегодня мне повезло прозвониться по скайпу. Прибегают администраторы – нельзя, говорят, по скайпу говорить. «Почему?» – спрашиваю. «Потому что у других интернет падает, а тут люди фотки заливают», – отвечают мне. В итоге, разрешили поговорить. И что же? Больше я дозвониться не смогла. Зато в пресс-центре работают двое очаровательных молдаван – девушка Оля и юноша Марин. Оба из Кишинева: Оля учится в университете в Ницце, у Марина какой-то бизнес. Подрабатывают на фестивале уже третий год. От французов их не отличить – и внешне, и ментально: абсолютно европейский подход к делу – ищут выход из ситуации, во всем стараются помочь. Многие не любят встречать соотечественников за границей, а я люблю. Из-за чудовищных очередей, на каждую из которых уходит не меньше часа, смотреть я успеваю мало, поэтому отдаю предпочтение конкурсу. Сегодня посмотрела нового Содерберга. Вот это восторг! Но российским зрителям, боюсь, на больших экранах его не увидеть никогда. Там такая умопомрачительная «пропаганда гомосексуализма», что депутат Милонов, думаю… даже боюсь представить, что с ним может произойти. «За канделябрами» – биографическая история скандального пианиста Владзиу Валентино Либераче, который был виртуозным исполнителем и звездой невообразимого масштаба еще до появления Элвиса Пресли. Можно сказать, что именно он своем пристрастием к мехам, стразам, шубам, золотой тесьме и куче всякой мишуры предвосхитил сценические образы Элвиса и Элтона Джона. Сейчас в Лас-Вегасе даже открыт музей имени Либераче – с его умопомрачительными костюмами и роялями. Сам музыкант умер от СПИДа в 68 лет, но за эти годы успел повеселиться на славу.

Главная роль в картине у Содерберга досталась Майклу Дугласу, и кто бы что не сыграл в нынешнем каннском конкурсе, я буду болеть только за него. Ну или, в крайнем случае, за молодого любовника Либераче – Мэтта Дэймона. Такой актерской смелости я и припомнить не могу: Дугласу сейчас 68 лет, он – многолетний секс-символ (уж простите мне это пошлое определение), который играет гея и любителя молодых мальчиков. Причем такого, который этих мальчиков использует, потом вышвыривает, а сам – будто пьет кровь младенцев. Сотня невообразимых нарядов, интерьеры дома, парк автомобилей, экстравагантные выходы на сцену и не только на сцену – с одной стороны, и пластические операции, стареющее тело и выпадающие волосы – с другой. Не знаю, трудно ли было Дугласу согласиться на эту роль, но это не просто кино, и даже не «Оскар гоуз ту…» – это как будто жизнь на одном дыхании. Поразительно, кстати, как руки актера виртуозно бегают по роялю – я все пыталась разгадать, как это снято и смонтировано… На общем плане он отворачивается от камеры – значит дублер. Но есть планы, где в кадре отчетливо видно его лицо (или это пластический грим), а руки бегают по клавишам… Дэймон тоже прекрасен. В начале фильма – он простой парень, который хочет стать ветеринаром. Но мир канделябров и личность Либераче затягивают и ломают его. Он прекрасно играет смущение и нерешительность, и в то же время согласие, а потом страдает – от собственной никчемности, от чувства брошенности. Чего только стоит сцена пластической операции, где его герою переделывают нос и делают ямочку на подбородке, после которой он абсолютно теряет себя – и внешне, и внутренне. Гей-сцен в фильме около 60% – герои лежат в ванной, целуются, гладят друг друга, занимаются сексом. А вокруг сплошное золото-золото-золото. И при этом – никакой вульгарности и пошлости. Все настолько смело, драйвово и нагло, что хочется крикнуть Содербергу: «Эй, не смей уходить из кино!» Конечно, все повествование приводит к тотальному одиночеству и глубоким травмам всех и каждого – мишура оказывается мишурой, жизни поломаны, молодости не вернуть. И когда в финале Либераче лежит смерном одре, у меня просто дыхание перехватило. Кстати, апплодисменты после фильма были достаточно сдержанными. Это меня удивило. А вот на пресс-конференцию я не попала – потом послушаю трансляцию. Еще посмотрела очень хорошего Паоло Соррентино. Его фильм «Великая красота» – это такая «Сладкая жизнь» Феллини на новый лад. Главный герой, чудесный актер Тони Сервилло (тоже вполне себе претендент на награду за мужскую роль) – писатель и журналист. Ему 65, он красив, богат, утомлен и разочарован. Кругом – красивая жизнь, переполненная бессмысленностью, сплошная светская мишура, а за ней – пустота.
Фразу «великая красота» прежде всего необходимо отнести к оператору фильма Луке Бигацци, который очень здорово снял знойный, величественный, но какой-то безжизненный Рим. Надеюсь, именно он и получит операторский приз. А вот фильм Джеймса Франко «Пока я умирала» оказался порядочной дрянью – мне даже не хочется о нем писать. Вместо конкурсного фильма из Чада, я сейчас побегу смотреть короткометражку россиянки Дарьи Беловой, которая участвует в Неделе Критики от Берлинской киноакадемии.

Материалы по теме

  • Московский планетарий покажет работы Ганса Руди Гигера

    23 апреля 2012 / Денис Данилов

    Первая в России ретроспектива графики швейцарского художника, создавшего Чужого.

    Комментировать
  • Прощание с Балабановым в каннском дневнике Елены Слатиной

    18 мая 2013 / Елена Слатина

    И вот я снова в Каннах. В 13й раз. И, похоже, этот – самый безрадостный. Канны встретили холодом (здесь +14) и проливным дождем. Канны встретили жуткой новостью: умер Алексей Балабанов.

    Комментировать
  • Дэйн ДеХаан снимется в мистическом хорроре Гора Вербински

    09 апреля 2015 / Редакция THR Russia

    Компанию звезде «Человека-паука» составит англичанка Миа Гот, известная по второй части «Нимфоманки».

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора