Кеннет Брана: «История оживает, когда ее видят первые зрители»

Кеннет Брана: «История оживает, когда ее видят первые зрители»
Кеннет Брана

Этот материал был опубликован в мартовском номере «The Hollywood Reporter – Российское издание».

— Чем вы вдохновлялись при создании сказочного королевства? Какими-то классическими картинами или реальными европейскими замками?

— В большей степени я вдохновлялся вымышленными территориями, которые много значат для меня лично. Пересматривал «Волшебника страны Оз», «Унесенных ветром», «Леопарда» Лукино Висконти.

— Вы уже знаете, как, получив предложение снять «Золушку» для Disney, избежать чрезмерного сахара и патоки?

— (Улыбается.) Осторожно отмеряя сахар чайными ложечками. Продюсер Кевин Файги, который заправляет Marvel, во время работы над «Тором» сказал мне одну интересную вещь: главное в сказочном мире — задать такой тон, чтобы он уравновесил все противоречивые элементы. Я этого достигаю с помощью особого внимания к работе актеров. Если аудитория верит их игре, она согласится с теми преувеличениями, которые ты допускаешь в других областях.

— Например, с тем, что лучшими друзьями могут быть человекоподобные мыши?

— Я очень тщательно отмерял уровень, до которого наши любимые мышки могли быть похожи на людей. У них даже есть своя мини-история в сценарии. И это как раз тот типично «диснеевский» элемент, с которым можно пересластить.

— Но без таких элементов вам тоже было не обойтись. Особенно если принять во внимание брутальность вашей сказки в целом.

— Мне определенно нужен был в фильме какой-нибудь комедийный элемент. Тем более что из четырех родителей, которые появляются на экране, я убиваю трех. (Улыбается.) Это дает нам 75% смертности среди старшего поколения. А ведь мы снимали семейную сказку!

— Как реагировали фокус-группы на этот мрачный момент?

— Мужчины неожиданно часто сморкались и как бы невзначай потирали глаза на некоторых моментах повествования. Трехлетние зрители, не зная историю, смотрели завороженно, но жались к мамам и папам. После сеанса многие родители объясняли маленьким детям, что в жизни бывают лишения и потери, но никаких жалоб я не слышал.

— Вы не проводили фокус-группы среди детей в собственных семейных кругах?

— Среди родственников самой активной прослойкой оказались племянницы-тинейджеры. Они приставали ко мне месяцами — предлагали разных кандидатов на роль принца, показывая их фотографии в самых выигрышных позах.

— Ричард Мэдден среди них был?

— Да, и моя 16-летняя родственница, которая его продвигала, очень гордится своей победой и рассчитывает на должность директора по кастингу в моем следующем фильме. (Смеется.) Когда речь заходит о «Золушке», практически у каждого есть четкие представления о том, какими должны быть персонажи. Любой, с кем я разговаривал, воспринимал историю как нечто родное.

— Наверное, можно провести параллели с вашим любимым Шекспиром, который настолько «народный», что люди тоже постоянно спорят о внешности любимых героев…

— К концу жизни Шекспир, кстати, с головой ушел в написание сказок. Он использовал весь свой писательский опыт и жизненную мудрость, чтобы создать магических персонажей и невероятные сюжетные повороты. Эти поздние пьесы оказались одними из самых любопытных в его карьере. «Буря», «Зимняя сказка», «Цимбелин», «Перикл» — в них сконцентрированы магия и трансформации. У него и раньше встречались призраки, колдовство и ведьмы. Но крестная в моей «Золушке» — это почти что оракул из шекспировской «Зимней сказки».

— Магия — вообще удобный инструмент для сценариста и режиссера. Повороты сюжета не надо особенно логически обосновывать…

— Вы правы, это удобно. К тому же публика любит такие повороты. Это относится не только к сказкам, но и к комиксам, которые Стэн Ли (создатель Человека-паука, Железного человека, Хал-ка, Людей Икс и многих других популярных героев. — THR) называет сказками для взрослых. Думаю, зрителю любого уровня хочется убежать от реальности и почувствовать гипертрофированные эмоции. Например, страдания Тора, который оказывается ответственным за целый мир. Тысячи лет назад такие истории рассказывали у костра...

— ...А теперь их смотрят на большом экране в темном кинозале и с попкорном в руках.

— Да, теперь он у нас вместо костра. Знаете, какой у меня самый любимый кинотеатр? На студии Pinewood есть зал номер 7, в котором я недавно устраивал просмотр «Золушки» для команды. Там же в 1996 году я впервые показывал «Гамлета» — для членов моей семьи и ближайших друзей. Все четыре часа, которые длился сеанс, я смотрел на зрителей в темноте и даже всплакнул украдкой. Никогда больше в жизни я не был так горд за свою работу. История оживает не тогда, когда ты получаешь копию пленки, а когда ее видят первые зрители.

— Прекрасного принца в вашей «Золушке» играет парень не совсем модельной внешности, который до этого исполнял сурового северянина Робба Старка в «Игре престолов». Почему современные принцы больше похожи на парней из соседнего двора, чем на аристократов?

— Так людям легче ассоциировать себя с героями. Моя Золушка — тоже «девушка с соседней улицы». В этом фильме уже есть и волшебство, и прекрасный бал. Если бы главные герои выглядели чересчур красиво, зритель не прочувствовал бы эту историю, не поверил бы в нее.

— Лили Джеймс и Ричард Мэдден относительные новички в кино. Тяжело на их фоне режиссировать Кейт Бланшетт, от которой зритель ждет определенного уровня мастерства?

— Она кинозвезда и на экране, и вне его. Кейт приходит на площадку подготовленная и добавляет многослойности персонажу. Чувствуется, что ее рыжеволосая мачеха, увешанная каменьями, — не просто пугало из рождественской ярмарочной пьесы. Видно, что когда-то ей разбили сердце и порушили амбиции. Жестокость выросла из ее печального жизненного опыта. Иногда мне было интересно просто смотреть на Кейт, пока она стоит перед камерой в образе и размышляет над своим персонажем. Это уже игра, достойная съемки. В этом была одна из моих режиссерских задумок для этой картины, о которой я говорил продюсерам заранее, — я соберу хороших актеров, задам им общее направление и уйду с дороги. Вспомните, что у нас еще были Хелена Бонэм Картер и Дерек Джекоби. С таким составом главное — не мешать.

«Золушка» (Cinderella) / США, 2014 г., 112 мин. Режиссер: Кеннет Брана. В ролях: Лили Джеймс, Кейт Бланшетт, Ричард Мэдден, Хейли Этвелл, Хелена Бонэм Картер, Софи МакШера, Холлидей Грейнджер, Стеллан Скарсгард, Нонсо Анози, Дерек Джекоби. В прокате с 6 марта (WDSSPR)

Материалы по теме

  • В Ростове-на-Дону стартовал первый телевизионный конкурс «Студенческий ТЭФИ»

    20 марта 2015 / Редакция THR Russia

    Выбирать лучших среди лучших будут Арина Шарапова, Яна Чурикова, Кирилл Набутов, Владислав Флярковский и другие члены судейской коллегии. Ряд телекомпаний уже обратился к организаторам с просьбой показать работы некоторых участников в эфире своих каналов.

    Комментировать
  • В Каннах покажут «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен» Элема Климова

    20 апреля 2015 / Редакция THR Russia

    Советская комедия 1964 года вошла во внеконкурсную программу «Каннская классика».

    Комментировать
  • Новый трейлер: «Все как ты захочешь» с Саймоном Пеггом

    04 мая 2015 / Редакция THR Russia

    В фантастической комедии монтипайтонца Терри Джонса собака говорит голосом покойного Робина Уильямса.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора