Композитор Майкл Джаккино: «Безумие, что я на это подписался»

Композитор Майкл Джаккино: «Безумие, что я на это подписался»

Оскароносный музыкант Майкл Джаккино в свои неполные 50 лет сделал невероятную карьеру, и после того, как композитор фильма «Изгой-один: Звездные войны. Истории» Александр Депла покинул проект всего за три месяца до премьеры, продюсеры студий Lucasfilm и Disney не думали слишком долго, какого суперпрофессионала им нужно срочно приглашать. На выручку пришел автор саундтреков к фильмам «Доктор Стрэндж», «Жизнь прекрасна» и мультфильмам «Головоломка», «Зверополис», «Вверх» и «Рататуй» Майкл Джаккино.

«Честно признаюсь, я мало что знал о фильме. Перед началом работы мне просто хотелось сказать: "Окей, сейчас я ничего не знаю, но лучше притворюсь, что все хорошо и я со всем справлюсь". У меня было очень мало времени, мне было необходимо сосредоточиться только на работе и не отвлекаться на слухи и все остальное. Я не знаю, почему проект покинул Депла, меня это не должно было отвлекать», - признается музыкант.

Лауреат премии «Оскар» Джаккино был ограничен во времени, однако, по его словам, это не машало ему плодотворно работать. 

Страшно ли быть первым после Джона Уильямса в написании саундтрека к «Звездным войнам»?

Все это случилось так быстро, что я не успел испугаться. Мой адреналин взлетел, и все, о чем я думал – довести работу до такого уровня, чтобы я был доволен, если бы сам смотрел фмльм в кинотеатре, потому что это «Звездные войны»! Я разговаривал об этом со своим братом, и вот как он меня подстегнул: «Эй, да ты же сочинял эту мелодию с тех пор, как тебе было десять!» Важность и пафосность момента меня не сильно беспокоили, пока мы просто записывали музыкальные сессии. Но когда пришел черед показать Fox, что получается, и заодно проверить микрофоны и прочее, случилось кое-что: когда мы начали играть, в тот момент меня словно током ударило, и я сказал себе: «Боже мой, безумие, что я подписался на это». А до того момента переживал не сильно.

А что насчет «Доктора Стрэнджа» и MARVEL?

Когда я услышал, что они запускают «Доктора Стрэнджа», то связался с продюсерами и спросил, кто этим занимается – так как этот фильм для меня был что-то типа независимого кино. Эта картина могла быть выпущена кем угодно, и большинство людей бы подумало, что это оригинальная идея. Люди в основном не знают, что такой персонаж существовал в комиксах.

В общем, мне понравилась идея, что мы привнесем что-то новенькое в этот проект, и эта идея меня взволновала в хорошем смысле. Я написал емэйл президенту Marvel Studios Кевину Файги с такими словами: «Уж не знаю, что там в ваших планах, но я безумно заинтересован поучаствовать в этом фильме». Что ж, так оно и случилось.

Мы с Кевином давно знакомы, и все время искали что-то такое особенное, чтобы вместе поработать. И что классно, MARVEL никогда не сковывали меня какими-то рамками или сравнениями с предыдущими композиторами и прочее.

Что было ключом к открытию музыкальности главного персонажа?

Для меня все было очевидно – музыка была внутри самого Доктора. Я не столько беспокоился о магических штучках, сколько о том, что это был за персонаж, что он в жизни потерял и как эта потеря влияет на него. Для меня это очень грустная история, поэтому довольно много мелодий здесь меланхоличны и вызывают сопереживание к герою.

Материалы по теме

Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора

Реклама

Новости партнёров