Мария Лемешева: «Бывает, что фильм уходит в небытие, а песня из него остается с нами навсегда»

Мария Лемешева: «Бывает, что фильм уходит в небытие, а песня из него остается с нами навсегда»
Мария Лемешева и Михаил Куницын

МИХАИЛ КУНИЦЫН: Позывные нашей программы подхватила великолепная музыка Исаака Дунаевского из фильма «Цирк», и это не случайно. Потому что сегодня у нас в программе «Винил» будет звучать музыка из кинофильмов. Сегодня у нас в гостях замечательная девушка, великолепный телевизионный ведущий и главный редактор русской версии журнала The Hollywood Reporter, Мария Лемешева. Здравствуй, Маша!

МАРИЯ ЛЕМЕШЕВА: Добрый вечер, даже скорее, доброй ночи всем, кто нас слушает! Спасибо, что вы с нами, надеюсь, сегодняшняя программа будет самой яркой. Спасибо, что пригласил меня, Михаил, потому что тут совпадает все – и музыка, и кино...Есть о чем говорить, потому что сами композиции обладают большой интересной историей, но ведь они и привносят в фильм дополнительную ноту. Иногда бывает, что музыка делает кино, иногда бывает, что она его портит, а иногда бывает, что кино ушло из памяти, а музыка осталась. И я рада, что мы сегодня хотя бы немножко сможем поговорить об этом, потому что, конечно, в рамках программы поговорить о всех композициях, которые нам дороги и любимы, невозможно.

МИХАИЛ КУНИЦЫН: Мы не случайно начали с пластинки с музыкой из кинофильма «Цирк».

МАРИЯ ЛЕМЕШЕВА: Потому что, конечно, в этом году серьезная дата у этого фильма – 80. На мой взгляд, может быть, кто-то и не согласится, но это такой эталонный образчик мюзикла советского. И, конечно, Александров, который снял эту картину со своей музой и супругой, Любовью Орловой, главной актрисой советского кино того периода, снимал все время мюзиклы. Но именно в «Цирке» он достиг своего апогея. И, мне кажется, это не только не хуже голливудских вариантов, а на их уровне, а что-то и вполне можно брать из этого фильма, чему-то учиться. Вот, например, одна из моих любимых сцен, где Любовь Орлова сидит у окна в гостинице «Москва», развеваются белоснежные шторы, она сидит за белым роялем и поет «Широка страна моя родная...». Это песня, кстати, которая претендовала на звание гимна нашей страны. Полгода писали эту песню и только 36-й вариант подошел. Какие-то песни, которые создавались в процессе, становились хитами. Например, «А ну-ка песню мне пропой веселый ветер», которая ушла в другую картину, «Дети капитана Гранта». То есть подход был серьезнейший. Музыка здесь еще один герой, и представить эту картину без музыки невозможно.

МИХАИЛ КУНИЦЫН: Маша, как я понимаю, музыка на пластинках вдохновила тебя на выставку.

МАРИЯ ЛЕМЕШЕВА: Да, в этом году мы отмечаем Год кино, и не секрет, что все, кто как-то занят в кино и любит кино, хотели бы как-то отметить его, внести свою лепту. Журнал Hollywood Reporter традиционно делает выставки для публики, которые мы устраиваем под открытым небом. Это уже наша традиция, дважды в год мы это организуем, в самом центре Москвы и абсолютно бесплатно. В этом году у нас будет уже целых три выставки, если, даст Бог, все получится. Потому что, кроме Москвы, мы еще перешли и в Питер. И вот первая выставка нашего совместного цикла с Госкино пройдет в Питере, и как раз она будет посвящена музыке в кино. Мы вспомним 12 лучших развлекательных картин, может, не в чистом виде мюзиклов, но где музыка играла важную роль. И мы будем представлять картины не только через архивы и какие-то редкие фотографии, которые мы ищем в архивах Госфильмофонда, «Мосфильма», «Ленфильма». Мы везем туда уникальные костюмы из Мосфильма, и сразу хочу сказать, почему они уникальные. Раньше не было такой культуры и правила - хранить костюмы для потомков. То есть какой бы замечательный фильм ни был, как бы популярен он ни был, эти костюмы сдавались под расписку костюмерше на «Мосфильм», а дальше они переходили в пользование других картин.

МИХАИЛ КУНИЦЫН: Перешивались, переделывались.

МАРИЯ ЛЕМЕШЕВА: Да, или их мыши ели. В общем, практически ничего не осталось, а те, что остались – действительно уникальные костюмы, потому что каким-то чудом энтузиастки-костюмерши, вдруг понимая, что это костюм из какого-то редкого фильма или что его носила главная героиня, они его...

МИХАИЛ КУНИЦЫН: Зажимали и припрятывали.

МАРИЯ ЛЕМЕШЕВА: Да, припрятывали, берегли, сами все восстанавливали и тихонечко где-то хранили. Сейчас, конечно, все поняли, что так и надо делать, поэтому, когда приходишь в костюмерную «Мосфильма», уже в центральных рядах висят все эти костюмы с подписями, то есть сам «Мосфильм» помогает все это оберегать. Но, конечно, осталось очень мало. Мы собирали по крупицам и с трудом что-то нашли. Из «Гусарской баллады» мундир, в котором выступала Голубкина. Большая радость, что он в более-менее хорошем состоянии. Из «Карнавальной ночи» мы нашли красивые костюмы. То есть будет, чем порадовать зрителей, и я призываю всех посмотреть это, потому что, повторюсь, этих костюмов единицы остались, и то, что мы их нашли и представляем публике – большая радость.

МИХАИЛ КУНИЦЫН: А сейчас мы послушаем из тех пластинок, что Маша принесла, романс на музыку Андрея Петрова и стихи Марины Цветаевой из фильма «Жестокий романс» в исполнении Валентины Пономаревой.

МАРИЯ ЛЕМЕШЕВА: Да, песни в этом фильме - одни из самых любимых лирично-драматичных композиций. Однако в свое время фильм ругали именно за то, что там так много музыки, что главная героиня поет и танцует. Был такой известный кинокритик, чиновник, очень влиятельный в то время, Евгений Данилович Сурков, который написал невероятно критичную статью именно потому, что там много музыки. Фильм, значит, опошлил всю идею, которая была у Островского, героиня попела-поплясала и пошла отдаваться в каюту мужчине. Сейчас это, конечно, смешно вспоминать. Интересно, что Эльдар Рязанов назвал именем этого критика в своем фильме «Забытая мелодия для флейты» одну из героинь - есть там такая Евгения Даниловна Сурова. А меж тем без этой песни невозможно представить себе этот фильм, как и без «Мохнатого шмеля» - все помнят и поют. Если уж мы заговорили о Никите Сергеевиче Михалкове, предлагают послушать песню из фильма «Шагаю по Москве» того же композитора, которого мы уже слушали только что, Андрея Петрова.

МИХАИЛ КУНИЦЫН: Наш постоянный слушатель Дмитрий Мезенцев пишет вам, Маша: «Помню вашу работу на Первом канале. Где и в каких программах мы увидим вас в ближайшее время?». Не только в качестве гостя, наверное, имеется в виду.

МАРИЯ ЛЕМЕШЕВА: На самом деле, учитывая специфику моей работы, хотелось бы сделать что-то связанное с кино и с музыкой в кино. Подумаем с тобой, Миша, и что-нибудь сделаем. Я занималась новостями, работала в сфере культуры, здесь все очень переплеталось, но новостной формат, наверное, уже пройденный этап, а вот дальше хотелось бы развивать свой опыт на Первом канале в какой-нибудь программе, связанной с кино. Будем надеяться, что наши идеи воплотятся в жизнь. Так что скажем, что скоро, ждите.

А сейчас перейдем к тому, с чего мы начинали – что музыка – это такая субстанция, которая сосоздает картину и иногда даже становится серьезней того, что затевал режиссер.

МИХАИЛ КУНИЦЫН: Она даже спасает плохой монтаж.

МАРИЯ ЛЕМЕШЕВА: Да, если поставить красивый звук, то он спасет любую, самую неправильную монтажную склейку. И потом, есть такие композиторы, как Андрей Петров или величайший композитор Эдуард Артемьев, которые не то что спасали картину – их музыка являлась абсолютно самостоятельной единицей.

МИХАИЛ КУНИЦЫН: Помнишь музыку в «Рабе любви», когда Елену Соловей увозит вдаль трамвай?

МАРИЯ ЛЕМЕШЕВА: Да, здесь это пример настоящего сотрудничества - счастье режиссера, когда такой композитор рядом и счастье композитора, что он может подарить свою музыку такому режиссеру. Но иногда композитор бывает все же талантливей режиссера. Бывает, что фильм уходит в небытие, а песня из него остается. Вот, например, несколько лет назад, в программе «Достояние республики», где я принимала участие в качестве члена жюри, эта песня была признана «Лучшей песней всех времен и народов» и называется она «Есть только миг».

МИХАИЛ КУНИЦЫН: А музыка в ней – Александра Зацепина, который отметил недавно свой 90-летний юбилей. Здоровья ему!

МАРИЯ ЛЕМЕШЕВА: Здоровья и много-много подобных песен. Кстати, возвращаясь к Году кино, пластинки навели меня на мысль, как еще можно поддержать это мероприятие. Поэтому выставка, которую журнал Hollywood Reporter устраивает в Питере, будет посвящена музыке из кино. Я уже рассказала, что это будут воспоминания о фильмах, являвшихся лучшими образцами совестских мюзиклов. А в Москве, 12 апреля, в День космонавтики, на улице Никольская мы устроим выставку портретов наших лучших и любимых актеров. Мы на протяжении последних месяцев встречались с ними, мы их фотографировали.

МИХАИЛ КУНИЦЫН: Актеры нашего времени?

МАРИЯ ЛЕМЕШЕВА: Актеры 70-х и 80-х годов, на чьих фильмах мы выросли. Это Василий Лановой, Ирина Купченко, Александр Збруев, Калягин, Щербаков, Джигарханян, Мирошниченко, Ирина Муравьева. Конечно, в связи с Муравьевой невозможно не вспомнить песню из фильма «Карнавал» композитора Максима Дунаевского. Интересно, что в фильме исполняла песню не она, а Жанна Рождественская, но популярна песня стала именно в исполнении Ирины Муравьевой.

МИХАИЛ КУНИЦЫН: Я однажды тоже, кстати, принимал участие в выставке потретов знаменитых актеров прошлых лет и предоставил редкую фотографию Любови Орловой.

МАРИЯ ЛЕМЕШЕВА: Да, и огромное тебе за это спасибо. Мы тогда готовили выставку наших и западных кумиров 40-х годов, потрясающая получилась выставка. По фото было видно, что наши актеры не уступали по красоте и таланту, а были абсолютно на равных. Может быть, еще раз посотрудничаем. Приходите на нашу выставку 12 апреля, увидите наших любимых актеров и на фото, и то, как они выглядят сегодня – они придут к нам на выставку, можно будет с ними пообщаться, взять автограф.

МИХАИЛ КУНИЦЫН: Слушатели спрашивают, почему у нас не звучит музыка из фильмов Балабанова.

МАРИЯ ЛЕМЕШЕВА: Слушай, я очень люблю фильмы Балабанова, и я бы с удовольствием пришла бы на отдельную передачу, посвященную музыке из его фильмов, если ты такую устроишь.

МИХАИЛ КУНИЦЫН: Хорошо, только с тебя винил.

МАРИЯ ЛЕМЕШЕВА: Постараюсь найти. А сейчас времени осталось, к сожалению, очень мало, так что давайте послушаем песню из  фильма «Асса» Сергея Соловьева, который тоже всегда великоленно подбирал музыку к своим фильмам.

 

Материалы по теме

  • Главный редактор THR Мария Лемешева: «Наша премия – более эмоциональная»

    01 декабря 2014 / Редакция THR Russia

    В эфире радиостанции «Серебряный дождь» главный редактор российского издания The Hollywood Reporter Мария Лемешева рассказала о предстоящей церемонии вручения премии THR «Событие», которая пройдет 3 декабря.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора