Рецензия: «мама!» с Дженнифер Лоуренс и Хавьером Бардемом

Рецензия: «мама!» с Дженнифер Лоуренс и Хавьером Бардемом
Кадр из фильма «мама!»

На прошедшем Венецианском кинофестивале, отгремевшем неделю назад, показ «мамы!» вызвал бурную реакцию мировой кинопрессы. Больше всех, как обычно, восхищались и возмущались российские критики, любящие принимать все на личный счет и уличившие Аронофски в несвоевременности и необаятельной мизантропии. Станете ли вы, как некоторые из них, защитником фильма или встанете на сторону обвинителей, уверенным можно быть в одном: равнодушными «мама!» не оставит никого.

Сюжет ленты разворачивается вокруг некой супружеской пары: Он (Хавьер Бардем) – культовый автор, однажды прославившийся на весь мир и с тех пор не написавший ни строчки; Она (Дженнифер Лоуренс) – любящая и преданная жена, отстроившая сгоревший дотла дом мужа собственными руками. В отношениях этих почти идеальных героев нет каких-либо видимых противоречий и конфликтов, но незримо присутствует нечто невысказанное, что заставляет Его не спать по ночам, а Ее периодически терять почву под ногами. Когда на пороге дома появится неизвестный (Эд Харрис) и попросит у хозяев ночлега, казавшаяся подлинной благость супругов начнет бесповоротно трещать по швам.

Чтобы понять подоплеку нового полотна автора «Черного лебедя» и «Рестлера» достаточно взглянуть на выпущенное им аккурат перед венецианской премьерой заявление. Некогда режиссер-интеллектуал, приобретший культовость в узких кругах, Даррен окончательно свернул на новую, более широкую колею еще с многострадальным эпиком «Ной». Тогда в 2014-м, заряженный гуманистическими идеями и смело паля из всех калибров, Аронофски понял, что люди, кажется, не очень любят, когда им проповедают с экрана, даже если речь идет о вопросах насущной важности (например, об охране окружающей среды). Слегка обиженный, постановщик ушел в подполье зализывать раны, и вуаля! – спустя три года вернулся с камерной поделкой, в которой гремучий обличительный пафос библейского размаха грамотно прикрыт квазижанровым одеялом.

Поданная под предлогом «галлюциногенного кошмара», «мама!» лихо начинается и заканчивается одной и той же вычурной сценой конца света, сразу определяя и интонацию, и тематику, и корни заимствования всего фильма. Следующий после многообещающего пролога час Аронофски невозмутимо разыгрывает лайт-версию «Ребенка Розмари», развлекая замерших в предвкушении зрителей нехитрым саспенсом. После чего начинается вторая и более хаотичная часть, где у особо пытливых начнет проступать осознание происходящего, ну, а у неподготовленных полезут глаза из орбит. При этом Аронофски не издевается, как можно подумать после первых признаков экранного безумия, а с вполне серьезным видом морализирует, облекая свое миссионерское воззвание в единственно подходящую для такого содержания форму притчи.

Тем не менее «маму!», при всей благородности задумки, сложно назвать удачной или прорывной работой для кого-либо из участников проекта, кроме самого режиссера. Так, например, подтверждаются давние подозрения (усугубленные последними «Пиратами»), что Бардем, на самом деле, – посредственный артист, и роль Антона Чигура – его единственная удача. Из всей актерской братии выделить можно только Лоуренс, пробующую себя здесь в новом для нее амплуа девы в беде (и с блеском справляющейся с ролью) с явной опорой на прославленные выходы Мии Фэрроу и Шелли Дювалл в этой же категории.

Однако окрестить картину хоррором в чистом виде практически невозможно, точно так же, как и вообще прилепить к двухчасовой кинокарусели Аронофски какой-либо ярлык: любые жанровые поползновения режиссер драматургически отточенным движением обрубает в тот или иной момент стремительного действия, чтобы не дай бог не забыть о сути происходящего. А суть у «мамы!» в сухом остатке одна – это возвышенный и слегка кичливый призыв Режиссера (с большой буквы, как и подобает интонации фильма) к зрителям всего мира оглянуться вокруг и взяться за голову, пока не поздно.

Хотя чувство такта изменяет Аронофски неоднократно, и он то и дело срывается на крик, это не мешает ленте быть, пожалуй, одним из самых виртуозных проектов 2017 года и уж точно самой изобретательной в карьере режиссера (чего стоит одна идея представить всю человеческую историю в одной экшн-сцене, не говоря уже о ее реализации с технической стороны). Да и как не сорваться, спросите вы, когда болит душа? Заболит ли она у зрителей, когда по экрану побегут титры, – каждый решит для себя самостоятельно.

«мама!» в российском прокате - с 14 сентября.

Материалы по теме

  • Венеция 2017: премьеры и наряды. Фото

    06 сентября 2017 / Редакция THR Russia

    74-й Венецианский кинофестиваль близится к концу – посмотрим, кто блистал на нем ярче всех.

    Комментировать
  • Венеция 2017: «мама!» Даррена Аронофски

    07 сентября 2017 / Тодд МакКарти

    Дженнифер Лоуренс и Хавьер Бардем сыграли супружескую пару, чья жизнь идет под откос, когда в доме появляются незваные гости.

    Комментировать
  • Торонто 2017: Зачем знаменитые кинодивы приехали на фестиваль

    11 сентября 2017 / Редакция THR Russia

    В эти дни в Канаде очень горячо - каждый день проходят презентации громких киноновинок с участием звезд мировой величины. Что конкретно делают здесь красавицы?

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора