Рецензия: «Восьмерка»

Рецензия: «Восьмерка»

Российская глубинка, излет 1990-х, считанные дни до новогоднего ельцинского прощай-прости: «Сегодня, в последний день уходящего века, я ухожу...» (эти слова, задавая настроение фильму, прозвучат из телика в свой черед).

Гера, Лыков, Грех и Шорох — четыре друга-омоновца, которых скучными никак не назовешь, какое там! Днем герои метелят и пакуют в автозаки своих приятелей и соседей, работяг с градообразующего предприятия, которые пытаются защитить завод от хапуг-приватизаторов. А по вечерам, сплоченно отужинав выдаваемоий вместо зарплаты прохладной тушенкой, уже в порядке досуга отправляются на самую модную в городке дискотеку, где метелят таких же крепколобых молодых людей, подавшихся не в ОМОН, а в ОПГ. Или же те метелят друзей — как повезет. И так до бесконечности.

Метафору закольцованного петлей гоп-бытия несложно рассмотреть и в самом названии фильма. «Восьмерка» — это же не только модель «жигулей», боевой во всех отношениях машины героев, на которой они, словно всадники апокалипсиса, курсируют по улицам городка. Это так же та цифра, которая служит — ввиду особенностей написания — знаком бесконечности.

Однако пугливому массовому зрителю не стоит опасаться излишнего философского подтекста (как можно не фиксироваться на нем при просмотре, скажем, «Бумера»). Сценарист Александр Миндадзе славен умением на примере вполне, что называется, жизненных историй приглашать аудиторию в метафизические бездны. Впрочем, «бездна» «Восьмерки», как и одноименной компактной повести Захара Прилепина, вовсе не глубока, хотя и, безусловно, темна.

Сняв свои глухие черные маски, омоновцы оказываются обычными, пускай и малоприятными, людьми (эпизодический персонаж в привычно искрометном исполнении Александра Баширова, заглянувшего в картину на рюмку, советует героям натянуть камуфляж обратно). Они тетешкают детвору, наряжают елочку (как и в «Крестном отце», проявление человечности им тут же выходит боком).

Ближайший аналог — мушкетеры, которые, как, к примеру, Атос, дерутся лишь потому, что дерутся все. Один за всех, и все за одного. Только этим можно объяснить, почему вдруг парни объявили войну довольно толерантному главному городскому бандиту Буцу (Артур Смольянинов) в первой, пожалуй что, возрастной роли томного криминального принца).

Есть в «Восьмерке» и д’Артаньян (Гера — Алексей Манцыгин), и его прекрасная дама (Вильма Кутавичюте), причем горячая любовная линия выведена на первый план.

В оригинальном тексте любовь — симпатичный, радующий глаз, но при этом безусловный сорняк-вредитель, почем зря губящий посевную и опутывающий ноги. Героиня — хищная Миледи, опасная штучка, фам фаталь. Однако на экране светлое чувство не стелется паразитом полей, но расцветает мясистым выставочным гладиолусом на хрупкой сюжетной ножке.

Миледи оборачивается трепетной госпожой Бонасье, которая если и способна на хитрость, то лишь на самую невинную. Вместо платонического омоновского искушения — вполне реальные сиськи, которые в эротической сцене прыгают у героя перед носом, а в дальнейшем — перед его мысленным взором, определяя небезупречную логику поступков.

И закономерно допрыгиваются, как это заведено в типовом уголовном романсе. А именно им оказывается «Восьмерка», которую при всей брутальности губит очевидная — несколько через пенсне — интеллигентная отстраненность подхода.

Оперный тенор по заказу наших дорогих гостей из Воркуты исполняет «Гоп-стоп». Артист устал, куплетов до черта, пора бы как-то сворачиваться. И вот в финальной сцене в кадр въезжает поезд — слепой и непреклонный, как сама судьба. Как и в предыдущей картине Алексея Учителя «Край», железнодорожный состав здесь не просто чушка, а полноценный герой. Именно он решает в фильме накипевшие драматургические вопросы, когда теплокровные персонажи уже не в состоянии их разрулить.

Восьмерка / DreamTeam / Россия / Режиссер: Алексей Учитель / В ролях: Артур Смольянинов, Вильма Кутавичюте, Алексей Манцыгин, Александр Новин, Артем Быстров, Павел Ворожцов,
Захар Прилепин, Ирина Пегова,
Сергей Пускепалис

Материалы по теме

  • Джеймс Франко удостоится специальной премии на кинофестивале в Венеции

    08 августа 2014 / Редакция THR Russia

    На кинофоруме состоится также премьера его режиссерского проекта «Шум и ярость», основанного на одноименном романе Уильяма Фолкнера.

    Комментировать
  • Шайя ЛаБеф пытался задушить режиссера «Опасной иллюзии»

    22 октября 2014 / Редакция THR Russia

    Актер утверждает, что его наркотрипы не дают ему поддерживать нормальные отношения с коллегами.

    Комментировать
  • Канны 2015. Объявлены первые призеры фестиваля

    22 мая 2015 / Редакция THR Russia

    В программе «Двухнедельник режиссеров» главный приз получил колумбийский фильм «Объятия змея». Удостоился награды и российский участник программы Cinefoundation.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора