Хелен Миррен: скептик без предрассудков

Хелен Миррен: скептик без предрассудков
Хелен Миррен

Если бы существовал архетип актрисы, подходящей для роли сильной женщины, это была бы Хелен Миррен с ее очевидной интеллигентностью и несгибаемой решительностью. Англичанка с русскими корнями годами вдохновляла девушек — играла ли она военного командира или королеву. Не стал исключением и ее новый кинообраз — вдова, которая всю жизнь перестраивает викторианский особняк, чтобы искупить вину своего рода. Накануне премьеры фильма «Винчестер. Дом, который построили призраки» THR встретился с Миррен и узнал, что сама она не боится ничего — ни потусторонних сил, ни старости.

Хелен, «Винчестер» для вас — первый полнометражный фильм ужасов. Как впечатления?

На самом деле мне не нравятся хорроры. Сцены из подобного кино надолго оседают в памяти, и от них очень трудно избавиться — они сеют хаос в моем воображении. Впрочем, я думаю, что «Винчестер» — не фильм ужасов. Это подлинная история о призраках, рассказанная в величественной традиции японских картин и легенд о привидениях, которые там являются частью обыденной жизни. Восточные люди твердо убеждены в силе духов своих предков и придают им большое значение.

А вы сами верите в призраков?

Я поверю в их существование только в том случае, если увижу своими глазами. Тем не менее меня восхищает сила людского воображения. И самое увлекательное то, что мы лишь в самом начале исследования невероятных возможностей человеческого мозга. Так что я бы назвала себя скептиком без предрассудков! (Улыбается.)

Множество сцен снималось внутри настоящего особняка Винчестеров. Как вы себя там чувствовали?

Это очень специфическое место. Оно заставляет одновременно чувствовать какую-то пустоту и ностальгию. И когда оказываешься внутри, кажется, что ты в громадном кукольном домике.

Хелен Миррен

Что вы узнали о Саре Винчестер, когда готовились к роли?

Она была маленькой, но чрезвычайно обворожительной женщиной, хотя о ней и известно не так много. Сара соблюдала траур после смерти мужа: почти не выходила из дома, носила черное платье и вуаль. Но при этом ей удалось сохранить в себе выдающуюся творческую энергию. Эту женщину до сих пор окружает великая тайна, и чем больше я пыталась ее понять, тем быстрее она от меня ускользала.

Как вы думаете, почему она продолжала перестраивать дом, который, как ей казалось, населен призраками?

Существует немало теорий, почему она это делала, но ни одна из них не является точной. Согласно нашему фильму, Сара так страдала от чувства вины за бесчисленное множество смертей, которым поспособствовали «винчестеры» (общее название для винтовок и ружей, производившихся Winchester Repeating Arms Company в США во второй половине XIX века; Сара являлась вдовой сына изобретателя винтовки Винчестера. — THR), что стремилась построить по комнате для каждого из убитых, чтобы успокоить их души. Она чувствовала личную ответственность, и постоянная переделка дома была для нее способом облегчить страдания. Есть ее реплика, которая, помимо прочего, убедила меня сниматься в картине: «Получать прибыль от продажи оружия и боеприпасов — большой грех».

Получается, такие фильмы, как «Винчестер», не только рассказывают невероятные истории о призраках, но и напоминают об ужасных последствиях популяризации оружия — особенно в США.

Оружие распространено не только в США, но и в других странах мира. И при этом его производство и использование никакой пользы обществу не приносит — все завязано на деньгах. Поэтому каждый из нас должен быть более ответственным и осознавать ужасный ущерб от применения винтовок и другого оружия. Я думаю об этом каждый раз, когда слышу о массовых убийствах в Америке или террористических атаках в Европе.

Хелен Миррен

Вы также недавно поработали в паре с Дональдом Сазерлендом в фильме «В поисках праздника» — о пожилых супругах, доживающих свои последние дни в объятиях друг друга…

Если честно, в старости нет ничего приятного. Ты учишься принимать свой возраст и мириться со всеми недостатками, его сопровождающими. Утешаешь себя тем, что становишься мудрее. А ведь в юности у тебя даже мыслей не было, что когда-то придется отказаться от таких важных вещей, как глубокое декольте и мини-юбки! (Смеется.)

Что вас больше всего пугает в старении?

Пожалуй, потеря умственных способностей и невозможность жить независимо. Но нужно быть смелым и не бояться смотреть в лицо судьбе. С рождения мы знаем, что нам придется умереть, и люди восточной культуры, к слову, лучше понимают и принимают этот факт, чем западное общество, система здравоохранения которого заставляет вас разрушать жизнь ваших детей, чтобы оплатить страховку.

Вы с Сазерлендом уже играли однажды мужа и жену — в байопике 1990 года «Доктор Бетьюн». Приятно было встретиться на площадке вновь?

Дональд очень чувствительный человек, он может эмоционально сблизиться с кем угодно — даже с незнакомцем на улице. Наши отношения на съемочной площадке были предельно ясными, без всяких секретов и подобной ерунды. Мы говорили друг другу обо всем, что чувствовали. И для меня как для актрисы это лучший способ работы.

Некоторые из ваших коллег-женщин из киноиндустрии считают вас «знаменосцем феминизма». Что вы думаете о нынешнем движении против сексуальных домогательств, сексизма и разницы в оплате труда в Голливуде?

Самое удивительное для меня — почему потребовалось так много времени? Единственное возможное объяснение, это то, что процесс изменения поведения, укоренявшегося в нашей культуре в течение многих лет, — очень длительный. Только сейчас мы видим, как улучшаются условия для женщин, хотя впереди еще много работы. Разница в том, что раньше девушки вообще не имели права голоса. Теперь же они дали ход вулканическому извержению, и лава начинает медленно стекать с вершины. Лучший совет, который я могу дать мужчинам, — убраться с дороги.

 

«Винчестер. Дом, который построили призраки» (Winchester: The House that Ghosts Built)

«Вольга» / Австралия, США / Режиссеры: Майкл Спириг, Питер Спириг / В ролях: Хелен Миррен, Сара Снук, Джейсон Кларк, Тайлер Коппин, Майкл Карман, Энгус Сэмпсон / Премьера 5 апреля

Материалы по теме

Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора