Рецензия: «Черный русский» в Доме Троекурова

Рецензия: «Черный русский» в Доме Троекурова
Владимир Кошевой и Равшана Куркова

Александр Сергеевич Пушкин так и не закончил свой роман «Дубровский», пытаясь отобразить темную сторону русской души во вполне, казалось бы, романтическом произведении. Можно предположить, что именно это больше всего привлекло в «Дубровском» талантливого режиссера-экспериментатора Максима Диденко. Продюсерская компания «Экстатик» собрала в «Черном русском» массу знаменитостей: хореография - модного Евгения Кулагина («Машина Мюллер» в «Гоголь-Центре»), художник по костюмам — Евгения Панфилова («Золотая маска» за «Золушку» в «Практике»), художник-постановщик — Мария Трегубова («Золотая маска» за «Алису» в БДТ). В итоге «Черный русский» стал  модным событием, которое театральные критики единодушно окрестили «перформансом» . Создатели назвали его «иммерсивным спектаклем-триллером по мотивам неоконченного романа А.С.Пушкина «Дубровский». Еще одно определение подобных постановок - квест, или интерактивный спектакль, которые в просторечье именуют «спектаклями -бродилками». Этот жанр зародился в Британии в 2000 году: зритель ходит за актерами, наблюдая за их игрой в разных театральных локациях, а порой и сам оказывается вовлеченным в действо. В России они появились не так давно, но становятся все популярнее. Среди первопроходцев - Театр Маяковского с «Декалогом», «Шекспир. Лабиринт» в Театре Наций, да и «Гоголь-Центр» эту форму уже опробовал. Но «Черный русский», похоже, стремится затмить все до него существовавшее. Средства в него явно вложены немалые.

Искушенный театрал вряд сюда придет, а если и придет, то с предубеждением: «Все понятно, взяли беспроигрышный вариант, «наше все», переиначили  его на свой лад, забыв о первоисточнике. Главное, и не придерешься: написали ведь "по мотивам"». А прийти стоит, хотя бы ради того, чтобы понять, как коммерческий театр ищет  новые формы, соперничая с привычными антрепризами.

Сцена из спектакля

Дом Спиридонова на время стал Домом Троекурова. Парадный подъезд с красной дорожкой, массивной дверью и еловым лапником каждому пришедшему дает почувствовать: он  среди избранных. Учитывая цены на билеты, сюда и впрямь приходят «избранные». Уже в передней - атмосфера тайны, буквально разлитая в воздухе: девушки с набеленными лицами в одеждах то ли монахинь, то ли тайных прислужниц; открытый гроб со встроенным зеркалом. Звучат поминальные молитвы . Всем раздают маски: лисы, оленя и совы. Выбирать не приходится. Маска здесь - твоя судьба. «В этом доме  нельзя предсказать, куда вас заведет судьба и собственное любопытство». К тому же за масками не разглядеть лиц, хотя знаменитостей здесь немало - побывать на «Черном русском» считает своим долгом весь столичный бомонд.  В сопровождении тех же существ в черном публика сначала перемещается в буфет. Интерьеры и здесь, и во всех иных пространствах выдержаны в черных тонах, равно как и закуски, предлагаемые к водочке: черный хлеб, черная кровяная колбаса, и даже блины почти черного цвета. Вспоминая сюжет пушкинского романа, понимаешь, что ты на поминках почившего Андрея Гавриловича Дубровского, отца главного героя. С этого момента и начинается само действо.

Те же персонажи в черном выводят за собой публику, сортируя ее по маскам. Тут и понимаешь, что у каждой маски свой путь. Одни пошли за Машей, другие – за Троекуровым, третьи за Дубровским. «В этом доме запрещено смотреть, однако гости остаются вправе подглядывать».  Мне довелось подглядывать за Дубровским, который появился в какой-то момент в буфете вместе с двойником. Оба одеты в европейские костюмы с красными жилетами.  Кто из них Дубровский догадаться было несложно: харизматичный  Владимир Кошевой притягивает к себе своей энергетикой. С какой завистью будут многие подглядывать за его избранницами, когда Дубровский-Кошевой выберет из цепочки блуждающих по картонному черному лесу одну из девушек и уединится с ней! И какое счастье, если повезет оказаться одной из них - когда он тебе жарко нашептывает на ухо знакомые пушкинские строки, звучащие по-новому, страстно,  и интимно. Но это будет потом...

Владимир Кошевой и Равшана Куркова

Сначала следом за ним начинаются перемещения во времени и пространстве, где смешаются эпизоды из пушкинского романа и арт-хаусные находки режиссера. Где эстетика модерна сосуществует с нашим, исконно русским, народно–хороводными, даже сказочным: непременный карла в дурацком колпаке и полосатых штанах, сеновал и скотный двор с живыми свинками и гусями. Ну, и медведи, разумеется, то есть артисты в медвежьих шкурах. Одного из них Дубровский, он же француз Дефорж в доме Троекурова, завалит выстрелом, а из шкуры вдруг появится обнаженная красотка.

Любопытным рекомендуется придти сюда еще два раза, чтобы «подсмотреть» за Машей и Троекуровым – действие развивается в трех сюжетных линиях. У тех, кто роман Пушкина подзабыл, будут проблемы с восприятием. Ближе к финалу все три линии воссоединятся вокруг крутящегося стола-сцены, блуждающие превратятся, наконец, в обычных зрителей. Все задействованные в представлении артисты уместятся на этом столе. Будет бал под «Гром победы раздавайся» - отставной генерал-аншеф Гаврила Петрович Троекуров частенько напевал эту мелодию. Гостям, то бишь зрителям, поднесут водочки – «За Святую Русь». Следом за балом - финал истории любви детей двух враждующих семейств - Дубровских и Троекуровых. После плясок и хороводов прольется кровь – Маша в подвенечном платье выхватит из кармана крошечный револьвер и первой выстрелит в Дубровского. Потоки крови расплывутся по белоснежному столу и стенам. Такой видит нынешнюю реальность режиссер Диденко: замуж девушка предпочтет  по доброй воле выйти за богатого князя Верейского, а не за нищего, хотя и любимого разбойника Дубровского. А его решится убить, чтобы душу не бередить: «нет человека – нет проблемы». Пушкин, помнится,  Дубровского оставил в живых. Но времена меняются. Вот и в Маше проявилось нечто от «черного русского». Под монотонный голос диктора: «Всем срочно покинуть здание. Всем срочно покинуть здание» - гости спешно покидают дом.

Сцена из спектакля

Красивые лица и тела актеров, прекрасная хореография, продуманные костюмы, видеоинсталляции на потолке и стенах (над этим работала целая группа художников видеоарта), музыка композитора Ивана Кушнира – все вместе делает это представление по-настоящему зрелищным. И в то же время явно перегруженным элементами разнообразных декораций, смысл которых не всегда понятен. Тот самый случай, когда форма явно превалирует над содержанием, и «за деревьями не увидишь леса». Если у кого-то и появится желание задуматься о глубинных смыслах, которые режиссер Диденко, безусловно, хотел донести, на это просто не хватит времени, так стремительно все меняется. Так что зрители в массе своей воспринимают «Черного русского» как развлечение – не более того. Хотя впечатлений каждый получит вдоволь. Впрочем, именно за впечатлениями в первую очередь люди и ходят в театр.

Кто здесь настоящие герои - так это артисты. Все без исключения. Им приходится выкладываться. Спектакли идут как киносеансы - по три подряд почти каждый вечер. На главные роли приглашены по нескольку исполнителей . Никогда не угадаешь, кто будет Дубровским : Артем Ткаченко, Иван Дель , Станислав Румянцев или Владимир Кошевой. В роли Маши сначала были задействованы две актрисы - Равшана Куркова и Мари Ворожи, но ввели еще и Елену Николаеву. Троекуровых, правда, всего два: Владимир Дель и Андрей Ребенков. Что касается других исполнителей, определить, кто есть кто довольно сложно, даже если перед началом внимательно изучить программку.  В которой, кстати, приведена цитата из записной книжки Анны Ахматовой: «Вообще считается, что у Пушкина нет неудач. И все-таки Дубровский - неудача Пушкина. И, Слава Богу, что он его не закончил». За него «Дубровского» закончил Максим Диденко. По-своему. Но что надо непременно сделать зрителям перед походом на «Черного русского», так это перечитать «Дубровского».

Сцена из спектакля

Материалы по теме

  • Рецензия: «Машина Мюллер» в «Гоголь-центре»

    09 ноября 2016 / Эвелина Гурецкая

    Скандальный спектакль Кирилла Серебренникова с голыми артистами.

    Комментировать
  • Рецензия: «Не покидай свою планету» в театре «Современник»

    18 ноября 2016 / Эвелина Гурецкая

    Новое прочтение маленького шедевра французского летчика Антуана де Сент-Экзюпери предлагают зрителям Константин Хабенский вместе с Юрием Башметом и камерным ансамблем «Солисты Москвы». «Не покидай свою планету» - так называется их совместный музыкально-театральный проект, и это не сценическая иллюстрация, а скорее фантазии на тему «Маленького принца», уверяют создатели спектакля.

    Комментировать
  • Рецензия: «День опричника» Марка Захарова в «Ленкоме»

    19 декабря 2016 / Эвелина Гурецкая

    «День опричника» Владимира Сорокина опять у всех на слуху, как это было 10 лет назад, когда книга вышла в свет. На сей раз поводом стала постановка Марком Захаровым спектакля по этому роману в театре «Ленком».

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Реклама

Письмо редактора