Юлия Пересильд в спектакле «Кроличья нора»

Юлия Пересильд в спектакле «Кроличья нора»
Юлия Пересильд в спектакле «Кроличья нора»

Юлия Пересильд на сегодняшний день одна из самых ярких звезд отечественного кинематографа. Но и на театральной сцене она с не меньшим успехом реализует свой талант драматической актрисы. В Театре  на Малой Бронной, например, уже десять лет с аншлагом идет «Варшавская мелодия» с ее участием. Похоже, такая же долгая жизнь ожидает и спектакль «Кроличья нора» с Юлией в главной роли.

Многие зрители приходят в этот театр даже не на спектакль, название которого мало что говорит, а именно на Юлию Пересильд. Впрочем, эта пьеса американского драматурга Дэвида Линдси-Эбера достойна внимания уже потому, что за нее он в 2007 году получил  Пулитцеровскую премию. Да и  тема, затронутая в ней, будет актуальна во все времена, поскольку в центре сюжета – семейная трагедия, которую пытаются пережить молодые супруги Корбетты. Их сын погиб под колесами автомобиля. И теперь им предстоит как-то справиться со свалившейся на них бедой. Они выбиты из колеи этим горем, но им надо общаться с родственниками, заниматься повседневными делами. Каждый из них переживает это горе по-своему. Муж Хауи ходит на психологические тренинги и даже играет в сквош. Жена Бекки автоматически готовит обеды, пытается поддерживать разговоры с сестрой и матерью. Но ее страдания непереносимы, и время от времени она изливает свой гнев на мужа. В конце концов, они найдут поддержку именно друг в друге. Но зрителям придется вместе с ними пройти весь этот путь.

Фото: Владимир Кудрявцев

Спектакль, прямо надо сказать, не из легких. Режиссер-постановщик Сергей Голомазов все внимание сосредоточил на главной героине, Бекки Корбетт (Юлия Пересильд). Актрисе надо было обладать определенной смелостью, чтобы согласиться на эту роль, которую блестяще сыграла Николь Кидман в одноименном фильме и даже была номинирована за нее на «Оскар». Но Пересильд как никто умеет передать внутреннюю драму, при этом не прибегая ни к каким внешним приемам. За ней в кинематографе закрепилась репутация актрисы, которая выкладывается «по полной». Такова она и в театре, где ей удается с первых же минут установить со зрителем особую эмоциональную связь.

Зрители, рассаживаясь в зале, видят в углу сцены неподвижно лежащую женщину. Это Бекки. Гаснет свет, она выходит на авансцену. Молодая ухоженная женщина, с уложенными волосами, в  элегантном платье. Никакой истеричности, но, даже не зная содержание пьесы, понимаешь, что перед тобой глубоко страдающее существо. То она играет с роботом-пылесосом, живущим своей жизнью, то берется что-то готовить, а потом бросает всю стряпню в мусорное ведро, когда появляется еще одна героиня, ее сестра Иззи (Настасья Самбурская, запомнившаяся зрителям по сериалу «Универ» на ТНТ). Бекки как будто внимательно слушает ее сбивчивый рассказ о неком происшествии в баре, но сосредоточенность на собственных переживаниях ее явно не отпускает. А жизнерадостный щебет сестры даже раздражает. У младшей сестры своя роль в драме. Ее казалось бы радостная новость о том, что она беременна, будет для потерявшей ребенка Бекки еще одним ударом. Не станет утешением и попытка матери по-своему помочь ей. По ходу действия выясняется, что и ее мать Нэт (Вера Бабичева) когда-то потеряла сына, правда, совсем при иных обстоятельствах - он был наркоманом, умер от передозировки. Казалось бы, обе познали материнскую скорбь. Но разве это может объединить? Разве может сравниться ее, Бэкки, внутренняя драма с чьей бы то ни было драмой, даже если речь идет о родной матери? И возникает ощущение полной разделенности людей, даже если их связывают семейные узы.

Фото: Владимир Кудрявцев

Женские роли в этом спектакле явно удались всем актрисам, чего не скажешь о представителях сильной половины. Муж Бэкки,  Хауи (Юрий Тхагалегов), всегда остается на втором плане. Иной раз с трудом веришь, что он по-настоящему страдает. Впрочем, может, так и было задумано режиссером. В центре внимании постоянно остается Юлия Пересильд. Она не ходит нервно по сцене, не заламывает руки, ее монологи сдержанны внешне, и при этом воздействуют невероятно, создавая ощутимую ауру материнского горя. Сильная, глубоко страдающая женщина, которая внешне держит себя в руках, но внутренне не хочет расстаться с этими страданиями. Видимо, именно они составляют сейчас смысл ее жизни.

Интересно сценическое решение спектакля. Все действие происходит в доме Корбеттов, где все предметы, даже стулья - из прозрачного пластика. Более того, героев на сцене от зрителей время от времени отделяет прозрачная пластиковая стена-перегородка. Можно прочитать это как отгороженность людей, которым довелось переживать горе, от всего мира. И еще один штрих – тонкая красная линия, которая по периметру разделяет пространство на две половины. То ли это символизирует разделение жизни этой семьи на жизнь «до» и «после» трагедии, то ли намек на их существование в ином пространстве.

Драматург Линдси-Эбер признавался, что для него театр — место, где случаются абсурдные вещи, именно поэтому он старается отстраниться от реальности в своих произведениях. Он опирается на персонажи, которые смотрят на мир иначе, чем остальные. Такова и Бэкки Корбетт. Ее особенность ярко проявляется при встрече с Джейсоном (Олег Кузнецов), юношей, который был за рулем автомобиля, ставшего причиной гибели ее сына. Первый раз он пришел к Бэкки потому, что не находил себе места от чувства вины. И поначалу ее желание пойти на контакт мальчика даже удивляет. Но потом между ними возникают какие-то странные отношения, которые невозможно объяснить с точки зрения рационального мышления. Именно этот юноша становится для Бекки в какой-то момент гораздо ближе родственников. И здесь уместно обратиться к названию пьесы – «Кроличья нора». Обычно  в нем находят отсылку к знаменитой книге Льюиса Кэрролла «Алиса в стране чудес». Там Алиса провалилась в кроличью нору и оказалась  как будто в ином измерении. Но есть и еще один вариант, отсылающий нас к квантовой физике. Правда, там фигурирует иной термин – «кротовая нора», некая особенность пространства-времени, своего рода туннель, дающий  гипотетическую возможность путешествий во времени.  Выражаясь простым языком, это выход в параллельные миры, которые, по допущению ученых существуют во Вселенной. Об этом рассказывает документальный сериал «Вниз по кроличьей норе» с Морганом Фриманом, который по случайному совпадению вышел на экраны в том же году, что и фильм «Кроличья нора» с Николь Кидман.  На эту же тему написал рассказ увлеченный физикой герой пьесы Джейсон, посвятив его погибшему мальчику Дэнни. Этот рассказ, в котором мальчик искал в параллельных мирах своего умершего отца, Джейсон прочитал Бэкки. И он так ее вдохновил, что Бэкки выучила наизусть сложнейшую математическую формулу, которую по памяти пишет на прозрачной стене, элементе декорации спектакля, в одну из встреч с Джейсоном. Он дал ей надежду. Может быть, когда-нибудь, в каком-то ином измерении она встретится со своим мальчиком. И эта надежда дает ей силы жить дальше.

Фото: Владимир Кудрявцев

Материалы по теме

  • Юлия Пересильд, Леонид Ярмольник и другие звезды на премии THR «Событие года 2015». Фоторепортаж

    10 декабря 2015 / Редакция THR Russia

    В ходе торжественного мероприятия, на котором присутствовал весь свет российского кино и телевидения, были награждены главные герои минувшего года.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора