Артем Шейнин: «Война помогла разобраться в себе и в людях»

Артем Шейнин: «Война помогла разобраться в себе и в людях»
Фото: Вениамин Фридгельм

Мало кому удавалось вот так ворваться в прайм-тайм эфира и стать телезвездой политического вещания, не будучи ранее медийной персоной. Но Артем Шейнин завоевал публику сразу, еще когда появлялся в качестве эксперта программы «Время покажет». Неудивительно, что именно ему предложили вести эту передачу вместо ставшего депутатом Петра Толстого. В этом сезоне Шейнин рулит уже «Первой студией» — новым ток-шоу Первого канала, в котором идут жаркие дебаты на злобу дня. THR встретился с Артемом и узнал, что он уже 20 лет работает на телевидении, пишет книги, руководит проектами Владимира Познера и воспитывает троих детей.

Артем, ваша манера как ведущего эмоциональная, бескомпромиссная, иногда даже агрессивная. В жизни вы такой же или это необходимый образ для съемок?

Такого накала страстей в моей жизни вне экрана нет, хотя могу сказать, что темперамент у меня наблюдается, просто в меньших пропорциях. Да и в эфире перед камерами не играю — я такой, какой есть. Рад, что значительной части аудитории моя подача оказалась близкой. Просто я думаю так же, как большинство обычных граждан нашей страны, задаю те же вопросы, что и они хотели бы задать, реагирую так же, как это делали бы те, кто сидят у экрана. Полагаю, что современным ток-шоу как раз и не хватало личной позиции ведущего. Живого человека в кадре, который работает не по бумажке. У меня никогда нет четкого сценария программы, каких-то текстов. Есть тема, видеозаготовки, но все остальное — естественная реакция на происходящее. Только давайте не забывать: зрители включают «Первую студию» не для того, чтобы послушать или посмотреть на меня, такого классного, а узнать мнение наших гостей-спикеров, разобраться в вопросе. Признаюсь, иногда тяну одеяло на себя, но стараюсь исправляться.

Фото: Вениамин Фридгельм

Звездной болезни не ощутили?

К счастью, нет. Я очень рад, что попал на такую работу в 50 лет, — уже все и всем в этой жизни доказав, и прежде всего самому себе. Теперь могу просто работать (и есть над чем), объективно воспринимать свое новое амплуа. На данный момент мои главные недостатки одновременно и мои достоинства — искренность, открытость, умение все говорить своими словами. Но с другой стороны, это часто приводит к тому, что я слишком поддаюсь эмоциям, за что меня иногда и критикуют. Кстати, я читаю все письма телезрителей и внимательно отношусь к их комментариям, замечаниям. Некоторые советы беру на заметку.

На телевидении вы уже более 20 лет. Как вы попали на ТВ? Ведь после армии — а это были боевые действия в Афганистане — вы получили диплом историка в МГУ?

В 1996 году я работал антропологом, много ездил по стране, был на Чукотке и Сахалине. И вот однажды увидел в газете объявление, что в программу канала РТР в качестве спикеров ищут людей, любящих путешествовать и умеющих ярко об этом рассказывать. Подумал тогда, что это как раз про меня, и отправился на кастинг, как позже выяснилось, передачи «Бесконечное путешествие». В итоге получил приглашение попробоваться на роль ведущего, что стало, конечно, приятной неожиданностью. К сожалению, дальше дело не пошло, однако продюсер программы Татьяна Фонина, один из моих первых учителей в профессии, разглядела, как говорится, во мне потенциал и решила задействовать другим образом — в качестве сценариста. Потом появилась программа «Национальный интерес» с Дмитрием Киселевым и должность редактора, и, наконец, в начале нулевых Фонина же предложила должность шеф-редактора передачи «Времена» Владимира Познера. Вот уже 17 лет работаю с ним. Теперь уже как руководитель его проекта «Познер».

Вы также участвовали в съемках популярных документальных фильмов Владимира Познера и Ивана Урганта о путешествиях по Америке и Европе. В чем заключалась ваша работа?

В документах было написано «креативный продюсер». Но на деле наша команда делала все на свете, и это были незабываемые впечатления. Перед стартом съемок мы с Владимиром Владимировичем и режиссером программы Валерием Спириным несколько раз собирались на мозговой штурм, делали наброски сценария фильма, решали, что и как будем снимать, какие стороны того или иного города показывать, и так далее. В самих поездках, как позже не раз говорил Познер, у меня была функция «сержанта» — рулил съемочной группой. Больше всего запомнилась поездка по США и работа над циклом «Одноэтажная Америка». Эту огромную страну получилось полностью объехать на машинах, и теперь я легко могу назвать себя специалистом по Штатам, потому что изучил не только их историю, но и увидел, какая Америка на самом деле, без прикрас. Много разговаривал с простыми людьми и понял, что, хотя у нас разный менталитет, договориться сможем.

Фото: Вениамин Фридгельм

Вы женаты, воспитываете троих детей. Как ваша семья отреагировала на новый статус телезвезды?

Моя жена в ужасе от всего этого, мягко говоря. Она по образованию химик, довольно скептически относится к телевидению, больше ценит домашний уют, семью. Еще когда мы встречались, для нее моя работа в «Останкино» была не плюсом, а скорее некой проблемой, на которую ей приходилось закрывать глаза. Так что любое мое появление на телеэкране она воспринимает как вторжение в нашу частную жизнь. Хотя все равно очень поддерживает. Видит, что работа доставляет мне удовольствие. А вот 15-летняя дочь и 7-летний сын — довольны. Их явно веселит, что папу в телевизоре показывают. Старшему сыну от первого брака уже 28 лет, у него своя жизнь, так что не думаю, что он регулярно смотрит мои эфиры и как-то на это особо реагирует.

Прямые эфиры изматывают и эмоционально, и физически. Как восстанавливаетесь?

Не слукавлю, когда скажу, что, конечно, при ежедневных прямых эфирах времени и сил практически ни на что уже не остается. Но все же если выдаются свободные минуты, отправляюсь в спортзал. Люблю по груше постучать — помогает выплескивать эмоции. В том числе негативные — от выпадов разных телекритиков, например. Еще недавно увлекся йогой. Путешествовать обожаю. Конечно, не хотелось бы забрасывать и писательскую деятельность, но сейчас на это просто нет времени. Я написал книгу про Афганистан и на сегодняшний день больше всего горжусь аудиопьесой «Мой Афган. Звуки музыки» — рассказами о войне и о том времени в духе Гришковца. Так о тех событиях еще никто не рассказывал.

Как на вас повлияло то, что вы воевали в Афганистане?

Война помогла мне разобраться в себе и в людях, научила быть собранным, моментально ориентироваться в любом вопросе. Если отбросить ужас и кровь, то это задает тебе правильную систему координат — показывает, какой ты на самом деле. На войне не важно, богатые ли у тебя родители, модные ли кроссовки или сколько девушек ты очаровал — в горах Афганистана было важно, лишь каков ты сам. Служба в ВДВ заложила в меня много ценных человеческих понятий, по которым я и стараюсь жить.

Фото: Вениамин Фридгельм

Материалы по теме

  • Владимир Познер: «Будет хорошо, если мы займем 5-е место»

    20 февраля 2014 / Татьяна Баталова

    Тележурналист и телеведущий Владимир Познер, находящийся сейчас на Зимних Олимпийских Играх в Сочи, поделился с THR.ru своими впечатлениями и ожиданиями.

    Комментировать
  • Новое видео: Владимир Познер и Алиса Гребенщикова в проекте «Мастер и Маргарита. Я там был»

    19 октября 2016 / Редакция THR Russia

    Ролик позволяет заглянуть в Нехорошую квартиру и увидеть, как знаменитости читают строки произведения Булгакова

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора