Логан Маршал-Грин: «Я не стал бы заниматься этой работой, если бы хотел веселья»

Логан Маршал-Грин: «Я не стал бы заниматься этой работой, если бы хотел веселья»
Кадр из сериала "Наемник Куорри".

Логан Маршал-Грин, игравший в «Прометее» и «Сноудене», стал звездой сериала «Наемник Куорри». В центре сюжета история ветерана войны во Вьетнаме, вернувшегося домой к жене и вынужденного стать киллером. THR пообщался с актером и выяснил, что и кто помогал ему создавать непростой образ, что он думает о ветеранах войн и как он относится к своему герою.

Как вы создавали образ Мака -«Куорри»? Что вам помогало помимо книг про этого героя (сериал основан на серии романов Макса Аллена Коллинза – прим. THR)?

Создателей сериала и меня больше интересовали реальные люди вроде Карла Марлантеса (ветеран Вьетнама и автор бестселлера «Маттерхорн» - прим. THR), чем персонажи криминального чтива. Мне больше интересен солдат, а не парень, зарабатывающий на жизнь убийствами, так что я больше черпал из опыта Карла Марлантеса. 

Мне также очень помогла фигура моего покойного отца. Он был морским пехотинцем и служил на Тихом океане во время Второй мировой, настоящий представитель другого поколения. Он не был чувствительным нью-эйджевым парнем, собственно как и Мак, и я подумал, что будет правильно показать его как человека, ставшего чужаком не только в собственной стране, но и в этой новой и непонятной ему эпохе. Он носит платок в заднем кармане, он встает, когда из-за стола выходит женщина, он не позволяет никому платить за себя – его моральные ценности относятся скорее к 50-м годам, а не 70-м.

Мак и его друг Артур возвращаются домой, где их обзывают убийцами после резни, в которой они приняли участие во Вьетнаме. Влияет ли такое отношение на его решение стать киллером?

Вы видите враждебное отношение к ним со стороны их же сограждан, антагонизм между страной и солдатами. Для ветеранов Вьетнама нет зоны комфорта — никто не хочет иметь с ними дело, они позор страны, в них кидают яйца, против их действий устраивают марши протеста.  А ведь они просто делали свое дело. Была ли это идеальная война? Нет. Была ли она нужна? Возможно, нет. Это же была не Вторая мировая, и главное, что она закончилась поражением. А обвиняли в этом не генералов, а простых солдат. Так что Мак подавлен не только изменой своей жены, случившейся резней или тем, что он не может устроиться на нормальную работу и у него не получается наладить отношения с отцом – прежде всего он подавлен отношением своих сограждан. И это приводит его к принятию ужасных решений.

У Мака часто случаются флэшбэки и странные видения – это часть посттравматического стрессового расстройства?

Я не хочу употреблять такой термин, потому что в 1972 году никто про него не слышал. Для меня это просто травма и вызванные ею последствия. И, кстати, хоть мы и фокусируемся на расстройствах моего персонажа, настоящую травму получили члены семей солдат. Когда ветераны войны во Вьетнаме вернулись домой, в 9 случаях из 10 их ждал развод. Не стоит также забывать алкоголизм, наркоманию и ночные кошмары, от которых они просыпались, схватившись за горло любимого человека. Это был настоящий ужас.

Как считаете, похоже ли это на проблемы, с которыми сейчас сталкиваются ветераны войн в Афганистане и Ираке?

Для меня настоящая проблема здесь, о которой предпочитают умалчивать – это Министерство по делам ветеранов США. Ведь ничто не изменилось. Мы не следим за возвращением солдат в гражданскую жизнь. Мы легко превращаем мужчин и женщин в машины для убийства, но у нас нет никакой программы, как вернуть их в человеческое состояние. Во Вьетнаме они вели перестрелки в чаще джунглей, были готовы сорваться из своего дома в течение 24 часов, иногда даже быстрее. Но вот об их возвращении и погружении в мирную жизнь никто не позаботился. В этом и проблема с Маком в сериале – он так и не перестроился, потому что для этого не было никакой программы. И ее нет до сих пор. Мы возвращаем этих парней домой после войны в Афганистане. Им предлагаются услуги психолога, но это явно нельзя приравнять к той подготовке, которую они проходят месяцы напролет перед боевыми операциями. Мы просто отправляем их туда, а потом выдергиваем оттуда.

Мы видим, что Маку не нравится роль убийцы, но он успокаивает себя фразой: «Все можно вынести, если тебе на все наплевать». Он в самом деле верит в это?

Да, он так говорит, но сам в это не верит. В этом и есть моя задача – показать вам, что ему не плевать, что в нем есть человечность. В наши дни это нелегкая задача - заставить зрителей сопереживать наемному убийце, так что, само собой, он не верит в то, что говорит. И я думаю, что моя цель – пройти по тонкой грани и заставить зрителей проникнуться Маком. Так что когда он убивает кого-то, это не показано как героический поступок – видно, какой эмоциональный урон это ему наносит.

Ваш герой погружается в настоящий ад, он все время на грани срыва. Вам было сложно передать эти эмоции?

Это принесло свои плоды, но если вы спросите меня, было ли мне весело это играть, то я скажу «нет». Я не стал бы заниматься этой работой, если бы хотел веселья. После окончания съемочного дня я не выходил из образа Мака - он меня просто не отпускал. Между каждой съемкой у нас было по 8 часов, так что у меня просто не было такой возможности. К счастью, моя семья не все это время была со мной, но когда они приехали в Новый Орлеан, чтобы провести со мной месяц, это было непросто — я должен был сбросить с себя этот образ и стать мужем и отцом двух детей. Я работал с прекрасными актерами, которые умеют легко отключаться от своей роли, но у меня так не получается. Я все время думаю о том, как сыграть эту сцену еще лучше, так что все время должен оставаться в образе.

Сериал доступен в онлайн сервисе «Амедиатека».

Материалы по теме

  • Сара Джессика Паркер возвращается на телеэкраны с «Разводом»

    06 октября 2016 / Редакция THR Russia

    Актриса играет главную роль в новом проекте HBO и удивляет своей прекрасной формой.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus