Петр Буслов и Максим Пежемский о скетчкоме «Наша Russia»

Петр Буслов и Максим Пежемский о скетчкоме «Наша Russia»
Михаил Галустян в скетч-шоу «Наша Russia»

В ноябре 2016 года социальному скетчкому «Наша Russia», который сейчас идет в эфире телеканала ТНТ4, исполняется 10 лет. За это время сериал приобрёл статус по-настоящему культового проекта. Фразы героев стали народными, а имена нарицательными. Режиссером первого и второго сезонов был Максим Пежемский (первая и вторая часть фильма «Мама не горюй», «Любовь-морковь 2»). Это первый раз, когда кинорежиссер согласился на телевизионный проект. Знаменитый Петр БусловБумер» и «Бумер. Фильм второй», «Высоцкий. Спасибо, что живой») был режиссером третьего и четвертого сезонов. Они рассказали THR об особенностях работы на проекте и самых неожиданных ситуациях, случвшихся на съемках.

Максим Пежемский (в центре) на съемках фильма "Мама, не горюй 2".

Почему согласились стать режиссером проекта «Наша Russia»? Не жалеете? Или, наоборот, рады?

Максим Пежемский: В проекте «Наша Russia» меня попросил поучаствовать Александр Дулерайн. Это было неожиданное предложение, я раньше никогда не был связан с телевидением, снимал только кино. И вдруг он предложил помочь начинающим ребятам, которые хотели сделать скетчком на телевидении. Это был оригинальный материал, формы еще не было никакой. Были известны те, кто исполнит главные роли – это Миша Галустян и Сергей Светлаков (замгендиректора ТНТ). Но у них не было актерского опыта. Они не понимали, что такое «играть перед камерой», они были людьми эстрады. Приходилось устраивать очень много репетиций и объяснять, что такое актерские задачи, как их выполнять. Продюсерская группа и главный автор Семен Слепаков на тот момент тоже еще не представляли, какие сложности всех ждут. Это все-таки шаг на территорию кино: здесь должна быть режиссерская разработка, выстроенный сценарий. Иначе это были бы просто эстрадные номера.

Петр Буслов: Принять участие в проекте мне предложил Лёша Агеев и Саша Дулерайн. В том далеком 2007 году у меня выдалось свободное лето, и я решил попробовать себя в новом жанре. До этого никогда не работал в комедии.

Какая была ваша основная задача и в чем особенность работы над проектом?

Пежемский: Мне сразу понравилась смелость авторов и актеров. Цель была – показать нашу страну во всех ее видах, даже в самых неприглядных, отмороженных, зато правдивых. Моя задача была создать модель, то есть сделать так, чтобы сложился образ страны.

Буслов: На момент старта съемок, меня, собственно, также интересовал вопрос: «Для чего ситкому понадобился кинорежиссер»? Тогда отечественное  телевидение и кино были двумя разными мирами. Мы с Максимом Пежемским стали первопроходцами среди кинорежиссеров, пришедших в сериалы на ТНТ. 10 лет назад еще никто так не делал, это сейчас эта традиция продолжается, и очень успешно. Итак, задача состояла в том, чтобы применить киноподход и приемы игрового кино в телевизионном проекте. Мне стало интересно подхватить работу над «Нашей Russia» после хитовых и очень интересных, первого и второго сезонов, которые снял Макс Пежемский.

Петр Буслов.

Это первые съемки скетчкома в вашей карьере? Сложно перестраиваться было? Как думаете, что в этом жанре/формате главное?

Пежемский: Тогда, в 2006 году, концепция проекта «Наша Russia» заключалась в идее. Но разрозненные номера еще не складывались во что-то целое. Пришлось много сидеть в монтажке, собирая всё в какую-то последовательность, чтобы сложился образ. Некоторые скетчи были хороши сами по себе, но так и не вошли в финальный вариант. Мы хотели сделать проект, который показывает страну во всех ее аспектах: не праздничных, не веселых, а настоящих и житейских. Образ страны – более серьезная модель. Должна быть выстроена некая система, чтобы после каждой серии люди понимали: «Да, это моя страна. Да, я ее узнаю». Пусть она не такая радостная, но она уже постсоветская, другая». Безусловно, этому способствовал материал. Кого там только не было: фрезеровщики, гастарбайтеры, телезрители. Хотя, мне кажется, проект «Наша Russia» получил признание публики в том числе благодаря своей новизне.

Буслов: Работать было больше интересно, чем сложно. Я находился в творческом союзе с автором проекта Семеном Слепаковым. Он объяснял мне суть тех шуток, которые ему хотелось воплотить. И я делал все, чтобы они получились. В работе всегда происходил диалог, причем исполнители главных ролей Миша и Сергей принимали в нем активное творческое участие. Например, если я видел, что какие-то шутки не работают или переходят некоторые грани, мы это обсуждали: что-то меняли, от чего-то отказывались. Это была очень интересная работа. Семен всегда прислушивался к моему мнению, а я - к его.

Как работалось с Сергеем Светлаковым и Михаилом Галустяном?

Пежемский: Конечно, работалось непросто. В проекте почти все скетчи исполняли два артиста – Сергей и Михаил. Представьте себе, что такое два непрофессиональных актера, которые вдруг перед камерой играют по восемь ролей. Я все-таки человек из кино, и там требования немного другие, чем в КВН. Тут мало в течение двух секунд три раза рассмешить, в кино – нужно создать образ героя.

Буслов: Снимать эту парочку было здорово. Очень талантливые ребята! На тот момент они только начинали свою карьеру на телевидении. Было любопытно наблюдать, как они превращались в настоящих комедийных киноактеров. Иногда на репетициях мы не могли остановиться от хохота. В такие моменты необходимо было просмеяться и только потом продолжать съемки.

Сергей Всетлаков и Михаил Галустян, "Наша Russia".

Вы привнесли в проект что-то свое? Были ли спорные моменты?

Пежемский: В проекте «Наша Russia» мне сразу понравилась смелость авторов и актеров. Цель была – показать нашу страну во всех ее видах, даже в самых неприглядных, отмороженных, зато правдивых. Моя задача была создать модель, то есть сделать так, чтобы сложился образ страны.

Буслов: Я и оператор Денис Аларкон применили в работе более свободное движение камеры, мы строили повествование на большем количестве панорам и разных углов съемки, что позволило в конечном итоге на монтаже, сделать историю изобразительно богаче.

Позволяли актерам импровизировать на площадке?

Пежемский: Не особо. Как только позволяешь «неактерам» своеволие, считай, концепция потеряна. Я не сторонник того, чтобы непрофессиональные актеры, выполняя актерскую работу, импровизировали. Тогда это была бы не «Наша Russia», а был «Наш Миша» или «Наш Сережа». Мы изначально договаривались с продюсерами о том, чтобы сделать полноценное произведение. Конечно, трудности и споры были, ребятам приходилось тяжело, потому что от них требовали того, чему они не были обучены. Но они учились и отлично справлялись, потому что это было для них ново и интересно. Потом уже в последующих сезонах им было легче, потому что уже существовали четко наработанные образы. Они знали своих персонажей, их пластику, мимику, слова, манеры. То есть шоуран произошел.

После КВН встреча со съемочной площадкой, еще и в лице режиссера кино – это большое испытание. Я ставил ребятам задачи, а они не очень понимали, что я имею в виду. Любой актер понял бы сразу. Они, например, не знали своих хороших ракурсов, им оставалось полагаться в этом смысле только на меня. Но они старались - этого не отнять! Волновались.

Буслов: Для того чтобы найти интересный, неожиданный ход или решение скетча, мы, конечно, часто импровизировали на площадке, благо что на это находилось время. Миша и Сережа это проделывают блестяще, и часто получалось что-то новое и интересное. 

Петр Буслов.

Петр, вопрос вам - были ли неожиданные ситуации? Можете ли вспомнить какие-то казусные моменты съемок?

Буслов: Однажды мы снимали несколько скетчей о рублевской помойке, где Миша и Сергей играют двух рублевских бомжей Сифона с Бородой. Для съемок на Ильинском шоссе была построена декорация, напоминающая греческий Парфенон – она была сделана нарочито с пафосом, для того чтобы соответствовать духу Рублевки. В какой-то момент мы все ушли на обед, а когда вернулись обнаружили, что кто-то выгрузил огромную кучу мусора прямо на нашу площадку. Пришлось потратить часа два или три от смены, чтобы все это расчистить и избавиться от сопутствующих «ароматов».  Мы так и не узнали, кто это сделал, но скорее всего не специально.

Сергей Светлаков и Михаил Галустян, "Наша Russia".

Максим, это первые съемки скетчкома в вашей карьере. Сложно перестраиваться было? Как думаете, что в этом жанре главное?

Пежемский: Скетчком – не такой простой формат, как кажется. В нем обязательно должна присутствовать интересная проблематика. И «Наша Russia» тогда не боялась ничего, в отличие от нынешних времен. Это было благодатное время и, на мой взгляд, благодатный материал. Больше мне не встречалось такого.

Что-то похожее по формату еще снимали после «Нашей Russia»?

Буслов: После проекта я больше не снимал скетчкомы, я работал над полнометражными фильмами. Делал собственный проект, который давно хотел осуществить. Еще были продюсерские работы. Вот так время и пролетело. Знаю, что многие ждали и кажется до сих пор надеются, что будет еще один сезона «Нашей Russia».

Пежемский: Природы такого юмора больше в стране нет. Все, кто может так «с ходу» шутить - на эстраде. И мы с ними не пересекаемся. А Мишу Галустяна я потом еще раз снимал в главной роли в сериале «Зайцев+1». Могу сказать, у него как раз заработал тот самый «актерский механизм», пусть на уровне комедийного артиста, но это было круто.

Как думаете, какие персонажи могли бы появиться в 2016 году? А какие, наоборот, ушли бы, исчерпав себя?

Буслов: Сейчас был бы смысл делать этот проект с героями, которых народ полюбил. Точно бы осталась училка Снежана Денисовна – это вечный персонаж. Думаю, многим нравились Славик и Димон, Жорик Вартанов, Дулин и Михалыч и, наверное, многие хотели бы, чтобы они вернулись. А вот персонажи Равшан и Джамшут, думаю, отошли бы на запасной путь. На их место я бы ввел одну или  две новые линии. Например, таксист, который недоволен всеми мобильными приложениями, потому что они отнимают у него хлеб. 

Пежемский: В «Нашей Russia» уже есть сформированные любимые зрителями персонажи, над которыми хочется смеяться, и которых не хочется отпускать. В этом смысле «Наша Russia» как бы «поймал» своего зрителя. И, надо отдать должное скетчкому, он стал культовым! Такого я не ожидал! После этого проекта стали появляться анекдоты про челябинских мужиков, гастарбайтеров. Что касается новых персонажей - они точно бы появились. Думаю, имеет право на жизнь любитель социальных сетей – это из современной жизни. Поймите, люди хотят видеть по телевизору самих себя.

Что бы вы пожелали российским телезрителям сейчас, спустя 10 лет после первого эфира «Нашей Russia»?

Буслов: Добра!

Пежемский: Я бы посоветовал оставаться самими собой в любых обстоятельствах, больше смеяться и меньше слушать дураков!

Материалы по теме

  • Иван Ургант, Михаил Галустян и другие звезды на российской премьере фильма «Исход: Цари и боги». Фоторепортаж

    18 декабря 2014 / Редакция THR Russia

    В кинотеатре «Москва» состоялся премьерный показ новой картины Ридли Скотта. Оценить работу режиссера пришли Елена Захарова, Анатолий Белый, Янина Студилина, Екатерина Вуличенко и другие знаменитости.

    Комментировать
  • Дмитрий Нагиев и Михаил Галустян: «Безумно хочется сыграть глубоко прописанную роль»

    07 мая 2015 / Дмитрий Осташевский

    В широкий прокат выходит отечественная комедия «Одной левой», рассказывающая о скульпторе с синдромом доктора Стрейнджлава. Создатели фильма Дмитрий Нагиев и Михаил Галустян рассказали THR о будущем российского юмора и о том, что смешит лично их.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора