Прощаемся с «Девочками»: Эллисон Уильямс рассказывает о сериале и своей Марни

Прощаемся с «Девочками»: Эллисон Уильямс рассказывает о сериале и своей Марни

Сериал «Девочки» официально закончен. Шоу продержалось 6 сезонов и стало культовым по разные стороны океана (в России посмотреть их все можно на Амедиатеке). История четверых жительниц Нью-Йорка, которые так и не могут повзрослеть, задела за живое очень многих – потому что проблемы, с которыми девочки и их мальчики сталкиваются, близки и понятны самым разным людям в самых разных странах. 2 «Золотых Глобуса» (Лучшая женская роль на ТВ в комедии или мюзикле и Лучший сериал, комедия или мюзикл), нескончаемые номинации на «Эмми» (получил награду лишь Питер Сколари как Лучший приглашенный актер) и пристальное внимание критиков и прессы. За все шесть сезонов героини, конечно, прошли путь саморазвития, но никогда не изменяли себе: не становились общепринято нормальными, красивыми и удобными.

Эллисон Уильямс сыграла Марни – изначально самую правильную и занудную девочку из всей четверки. Но по мере продвижения сериала мы видели, что Марни – уязвима, сомневается в себе и не может построить карьеру. То есть и у нее все не слава Богу. 

Фото: Miller Mobley

Что ты чувствуешь по поводу прощания с Марни?

Мне очень грустно. Серьезно, было очень грустно, когда все закончилось. Все произошло так быстро – потому что только что ты в образе, а потом они говорят: «Снято», и все, ты с этим навсегда покончила. То есть нельзя выйти из образа постепенно. Это правда трудно описать: было странно находиться в одном режиме 6 лет, когда я вела двойное существование, когда одну половину времени я была собой, а вторую – кем-то совсем, совсем другим, а потом снова возвращалась в себя, очень скучную. И мне очень интересно, что будет дальше. Вот поэтому мы актеры: нам очень скучно идти по жизни, будучи самими собой, а играть Марни было особым восторгом. Так что я надеюсь, что когда Лина говорит, что хочет вернуться к «Девочкам» через 10 лет - это не пустые слова. Я отдам все, чтобы увидеть, где они окажутся через десятилетие - могу лишь представить. Какая-то часть меня надеется, что Марни будет замужем за Элайджей очень по-современному: ты будешь делать свое, я – свое, мы просто будем поддерживать друг друга, договариваться. Не знаю, насколько это вероятно, но я надеюсь, она выберет счастье, свободу и быть самой собой. Я хочу для нее такой жизни.

Ты думаешь, она растет? Как мы можем увидеть, что она растет?

Она точно растет. Думаю, в том, что касается Марни, нужно смотреть на то, что омерзительные, ненужные проявления с ее стороны бывают все реже. Мне кажется, это отражает рост ее самосознания. Полагаю, чем лучше она себя знает, тем больше она способна расти, ведь ей долго было страшно смотреть на себя пристально и честно. И со временем Марни поняла, что это не так ужасно, и кроме того, это абсолютно необходимо для превращения в функционирующего взрослого человека в этом мире, для способности понимать, кто ты есть, что это значит, чтобы принимать ответственность за свои действия. Также когда Марни может быть самоотверженной и поддерживать других людей – это тоже показывает ее рост. Я всегда, каждый сезон просила об этом Лину: может ли Марни просто быть хорошей по отношению ко всем, и она отвечала: «Нееееет, конечно нет. Она по-прежнему Марни, она не будет быстро превращаться в мать Терезу или кого-то вроде нее, она всегда будет на две трети брать и на одну треть отдавать». Я бы хотела, чтобы это смогло выровняться. Не уверена, что для Марни хорошо быть настолько эгоистичной. Я на самом деле еще не доверяю ее способности делать то, что для нее правильно, но я не знаю никого, кто 100% времени делает правильные вещи.

Какое твое первое воспоминание от встречи с Линой?

Это было мое прослушивание, я вошла в комнату, и Лина сказала: «Привееет», ну, вы знаете – Лина есть Лина.

Это было в Нью-Йорке?

Нет, в Лос-Анджелесе, я только перебралась в Лос-Анджелес, очень драматично. Знаете, попрощалась с бойфрендом под дождем, под зонтом, сказала типа очень иронично: «Уезжаю в поисках своей судьбы в Лос-Анджелес, вернусь через несколько лет, не забывай мне писать!» переехала, выпустила это музыкальное видео, которое снимала в Нью-Йорке. Музыкальное видео попало на множество веб-сайтов, потом Джадд Апатоу увидел ролик... у них были очень трудные поиски Марни, они случайно решили провести кастинг в Лос-Анджелесе, и он просто случайно увидел ролик и захотел прослушать меня на роль Марни. Так что сразу после переезда в Лос-Анджелес я отправилась в офис HBO, это было мое первое прослушивание в Лос-Анджелесе типа как профессионала. Потом я подумала: «Класс, я очевидно не получу роль, это мое первое прослушивание для большого яркого сериала HBO, так что я просто использую это как способ попрактиковаться в задании, которое получила на занятиях». У меня была папка с записями и, знаете, со всяким таким, и вот я захожу на прослушивание, там Лина, ее теплота и остроумие цепляют, особенно учитывая, что все это находится в теле 23-летнего или 24-летнего человека, который казался одновременно 80-летним, 50-летним и 12-летним. И я просто сразу полюбила ее, сразу нашла связь с ней, почувствовала сестринство и родство...

У вас были хорошие ощущения, что вы получили роль?

Я не знала, получила ли я роль, но чувствовала себя отлично и решила, что мне просто нужно ходить еще на прослушивания, чтобы понять, как они работают. Я подумала, что возможно, они на HBO просто вели себя мило. Но мне показалось, что я не слишком все  запорола, и гордилась этим. Было очень весело: я была в комнате с четырьмя-пятью женщинами, чего я не ожидала и чего, кстати, с тех пор больше ни разу не было. Я чувствовала, мне очень повезло, это был мой первый опыт, и я никак не облажалась: меня не стошнило, я не забыла внезапно все свои реплики, не упала в обморок из-за нервов или еще что-то... Потом, когда мне сказали, что хотят меня попробовать на роль Марни, я говорила себе что-то вроде: «ОК, ты по-прежнему ее не получила, ты заявишься к ним в Нью-Йорк, будет пять женщин, которые выглядят точно так же как ты, вы все будете одинаковые, одинаково одетые...», потом я заявилась к ним, и был лишь наш состав, мы просто провели репетицию, по сути, и я подумала: «О, возможно, я получила эту роль» (смеется).

Наш бизнес устроен так, что ты никогда не хочешь праздновать до того, как что-то произойдет. То есть нужно просто праздновать события по мере того, как они происходят, а не ждать итогового результата, чтобы быть счастливым. Меня этому научила Рита Уилсон, которая позже присоединилась к сериалу, чтобы сыграть мою маму Ив. Сразу после прослушивания она сказала: «Нам нужно это отметить! Это было хорошее прослушивание, и если ты не научишься, как их отмечать, сойдешь с ума (смеется). Мы пойдем в поход, будем радоваться, есть капкейки и праздновать». Это стало нашей маленькой традицией. И потом, когда пробы прошли хорошо, мы пошли еще в один праздничный поход, затем мы отмечали, когда я получила роль в пилоте и еще когда сериал взяли в эфир. Тогда Рита заявила: «Ок, нам нужно остановиться. Мы недостаточно часто ходим в походы, чтобы отработать калории (смеется)». Это действительно был хороший урок – я ничего не буду воспринимать как должное и еще не буду постоянно ждать одобрения других людей, чтобы гордиться.

Говоря о веселье, что было самым смешным на съемочной площадке?

Один из самых смешных случаев произошел, когда мы снимали пилот. Мы с Линой лежали к кровати в ее квартире – это тот кадр, когда сначала показывают наши ноги, затем переходят на наши лица, мы крепко спим перед тем, как зазвонит будильник. Мы заняли свои позиции в кровати – и сломали ее. Она была по какой-то причине на шлакобетонных блоках и упала с одного из них. Так что это был один из первых случаев, который произошел еще даже до начала съемок. И это сняло все напряжение в комнате – мы смеялись так сильно,  потому что подумали: «Кем мы себя возомнили?» Мне 22, ей 23 или 24, мы в сериале HBO, снимаем пилот, считаем себя такими классными и ломаем кровать! Это был идеальный способ убрать наши эго. Было похоже на мой первый год, когда нас номинировали на «Эмми», я шла по красной дорожке и думала: «О, это так потрясающе!» В начале линии, где стояли фотографы, мой агент сказал им всем: «Это Эллисон!», а к моменту, когда я дошла до ее конца, они продолжали кричать: «Эшли, Эшли», и я снова спустилась с небес на землю. Я подумала: «Снова напомни себе, что существуют Эшли, которые известнее тебя, а ты – та, кто ты есть, и не важничай!» Те моменты всегда вызывают у меня смех, потому что как иначе?

Что дальше?

Если бы я могла навсегда остаться в этой вселенной Лины, «Девочек», Дженни и Джадда, я бы осталась. Но всем нам приходится покидать гнездо... Сейчас выходит фильм со мной, чему я очень рада. Он называется «Прочь» - это хоррор про межрасовую пару, которая собирается познакомиться с родителями белой героини. Так... своевременно (с сарказмом). Не думаю, что он тихо появится и исчезнет: фильм немного взрывной, я очень волнуюсь по этому поводу. Потом, я постоянно работаю с детьми из малообеспеченных семей, чтобы они могли получить образование. Я всю жизнь этим занимаюсь, моя семья в этом участвует и особенно организация Horizons National, а за границей я работаю с проектом RED по привлечению внимания к проблемам СПИДа и по сбору средств. И это всегда, опять же, было моей давней страстью. Еще я купила права на несколько вещей, сейчас разрабатываю их и типа продюсирую, от чего получаю настоящее удовольствие, потому что это помогает мозгам быть в форме. И одновременно я читаю больше, чем когда-либо читала, что мне нравится - просто пытаюсь быть в курсе того, что происходит. Сейчас у нас большой мир, я стараюсь понять его. Каждое утро, когда я просыпаюсь, он совершенно другой.

Когда ты впервые поняла, что «Девочки» тоже взрывные, что у каждого есть мнение?

Очень рано. Думаю, это из-за того, что мы были молодыми девушками, когда сериал вышел.  Людям казалось нормальным высказывать нам все свои мысли, казалось, что мы просто ждем, чтобы кто-то пришел к нам поделиться своим мнением сразу после сериала (смеется). Люди просто могли демонстративно к нам подойти и сказать: «Это не мое, но одному моему другу сериал правда нравится». И мы все просто думали: «Ок, и ты почему-то решил, что нам это было важно». Потом начали выходить статьи, потом каждый раз, когда мы общались с прессой, это всегда было как... мы были просто готовы к тому, какими окажутся вопросы и почему у нас будут проблемы.

Многое из того было действительно обидным, поскольку мы играем людей, мы актеры, и мы получали много разноса за вещи, которые лично не делали. Мы играли персонажей, которые страдали от нарциссизма, были привилегированными, и мысль о том, что мы типа были не в курсе, нас очень оскорбляла. Мы думали: «Да ладно, вы думаете, что мы не знаем, почему это смешно, да? Вы не думаете, что Лина шутила, когда говорила: "Я могу быть голосом поколения"»? Есть люди, которые считают, что Лина Данэм объявила себя голосом поколения, что очень глупо.

Так что все началось рано, и мы ничего не могли с этим поделать, но казалось, что это как-то связано с нашим полом. Если бы мы были мужчинами, люди бы говорили, что мы великие артисты: «Какое видение!», «Какие вы актеры!» Но так как мы были девушками, люди просто решили, что это по сути реалити-шоу. И сначала это было обидно. Но большое внимание по самой меньшей мере означало, что люди говорили об этом, спорили об этом, что в первом сезоне мы затронули много вещей, включая аборты, что вызвало много разговоров, а это, мне кажется, всегда позитивно. И наш сериал занимался этим до самого конца, и финал не означает, что мы собираемся сходить на нет в том, что касается наших неоднозначных тем. С интересом жду, что все, включая матерей, будут говорить о последнем сезоне, потому что я знаю, что они мне скажут.

Будут ли еще «Девочки»?

Лина говорит, что хочет проведать всех через 10 лет, и я собираюсь заставить ее сдержать слово. Потому что я бы очень хотела, чтобы никто из нас не покидал наши квартиры, так как волнуюсь, что мы не сможем часто видеться друг с другом. Для этого теперь придется постараться. Придется найти в нашей суматошной жизни время, когда мы сможем просто собираться в каком-то подвале и наверстать упущенное. Потому что когда мы общаемся в пресс-туре, то в конце концов сводим журналистов с ума. На нашей фотосъемке сегодня утром – не думаю, что есть хоть одна фотография, где мы четверо не разговариваем. Это невозможно, потому что мы никогда не затыкаемся. Мы неистово пытаемся наверстать упущенное.  Например, я захожу в уборную, а там Зося показывает свою новую тату, и мы говорим о контроле рождаемости, который люди включают и выключают. Именно так вы и могли бы представить наши разговоры. Мне правда будет их не хватать.

Все сезоне сериала вы можете посмотреть на Амедиатеке

Материалы по теме

  • Звезда сериала «Девочки» метит в злодеи в «Звездных войнах»

    27 февраля 2014 / Редакция THR Russia

    Адам Драйвер заканчивает переговоры и уже почти подписал контракт об участии в «Эпизоде VII».

    Комментировать
  • Кайло Рен может появиться в сериале «Девочки»

    02 декабря 2016

    Адам Драйвер: «И тут Кайло появляется там и говорит: "Эй, где мой космический корабль?"»

    Комментировать
  •  Сериал «Девочки» станет художественным фильмом

    03 февраля 2017 / Редакция THR Russia

    Актриса, режиссёр и писатель Лина Данэм подтвердила, что собирается воплотить на широком экране свое детище.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Конкурс!

Письмо редактора