Арми Хаммер о новом фильме, удивительном воспитании и двойных стандартах «Оскара»

Арми Хаммер о новом фильме, удивительном воспитании и двойных стандартах «Оскара»

«Зови меня своим именем» победоносно шествует по миру: фильм собрал громогласные овации на фестивале Sundance, с успехом был показан на Берлинском международном кинофестивале и на отечественном АМФЕСТе. Картина собрала немало наград и скорее всего будет номинирована на «Оскар». Сет Абрамович обстоятельно поговорил с Арми Хаммером, исполнителем роли Оливера в фильме, и выяснил немало подробностей как о личной жизни актера, так и о картине.

Как и почти все в удивительной жизни Арми Хаммера, почерк актера практически идеален – словно из давно прошедших времен. Я пролистываю один из его блокнотов во время вынужденной остановки на светофоре. Мы едем в машине Арми – американском черном пикапе, невероятно высоком, как и сам актер. В этот облачный летний полдень, пока мы едем по побережью Тихого океана к любимому месту Арми, я листаю страницы – прилежные заметки, относящиеся к личности Мартина Гинсбурга, мужу Рут Гинсбург, которого Хаммер будет изображать в будущем биопике. «Вот что случается, если растешь на британских островах – у тебя обязательные уроки правописания», - говорит Хаммер после того, как я заговариваю о его тщательных рукописях.

Он рассказал о Каймановых островах, где провел большую часть своего детства. Его отец даже не думал о «налоговой гавани» до «Фирмы», фильма с Томом Крузом, но увиденное его настолько потрясло, что он решил перевезти туда всю семью. Если это кажется странным, то вы, вероятно, не росли в столь привилегированном «пузыре», как Хаммер, правнук русско-еврейского нефтяного магната Арманда Хаммера. Его имя значится на многих зданиях и достопримечательностях по всему Лос-Анджелесу. Просто упомяну: наше путешествие начинается в парке Холмби в Беверли Хиллс, бывшем поле для гольфа Арманда Хаммера. «Они собирались строить здесь высотки в начале 80-х, так что мой прадед просто выдал им дарственную».

Юный Арми со знаменитым дедом

Путь от «гребаного рая» Каймановых островов до кинозвезды прошел далеко не так гладко, как мог бы при такой биографии. После прорывной роли близнецов Винклвосс в «Социальной сети», Хаммер изо всех сил старался получить главную роль. Он попал в «Одинокого рейнджера», на котором Disney потеряли 200 миллионов долларов. Два года спустя он снялся с Генри Кавиллом в провальном «Агенты А.Н.К.Л.», а его появление в «Рождении нации» затмил скандал с изнасилованием, в котором был замешан режиссер и актер фильмаНейт Паркер.

Однако 2017-й может оказаться прекрасным годом для Хаммера. Он снялся в «Зови меня своим именем» - знойном фильме, большая часть которого разворачивается в итальянской вилле XVII века. Он играет Оливера, американского академика двадцати с небольшим лет, которого обвиняют в сексуальной связи с семнадцатилетним сыном профессора (Тимоти Шаламе). Фильм основан на произведении Андре Акимана, а продюсером выступает Лука Гуаданьино. Картину уже приняли с восторгом на фестивале Sundance в Торонто. Кто мог знать, что волна обвинений захлестнет Голливуд и поставит фильм в очень шаткое положение. «Зная мою историю, я уже готов ко всему», - сказал Хаммер.

Мы устроились на террасе таверны Тони, чем-то напоминающей места съемок «Зови меня своим именем». «Как рука?» - спросил официант после теплого приветствия. «Я нашел замечательную клинику, где меня вернули в строй за четыре месяца. А все говорили, что потребуется не меньше года». Чуть позже, между пивом и жареной ягнятиной, я спросил о травме.

«Я порвал грудную мышцу, когда поднимал тяжести», - ответил актер. - До сих пор слышу отголоски того кошмара». Хаммер рассказал о том, как он в ужасе смотрел на правую руку, «которая болталась, словно тряпка». Задрав футболку и посмотрев в зеркало, он увидел «дыру на том месте, где раньше были мышцы». Началось головокружение и ужасная боль. «Тут я крикнул: "Жена! Мне нужен лед!", а потом добавил: "И миска! Скоро мне станет плохо!"» Время совпало как нельзя кстати: Элизабет должна была родить через пять дней, и Хаммер не хотел пропустить это событие. «Наконец, жена сказала: "Иди уже к чертову хирургу. От такого тебя никакого проку"». В результате следующие пять месяцев Хаммер провел прикованным к стропам.

Хаммер познакомился с женой у общего друга, Тайлера Рамси. У Элизабет тогда был парень, поэтому Хаммер «не смотрел изо всех сил». Последующие три года они были просто друзьями. «Это было удивительно. Я сразу понял, что мне не нужно что-то из себя корчить, что я буду рассказывать абсолютно все: с кем я сплю, принимаю ли нарктоики. Мы становились все ближе, пока однажды я не сказал: "Тебе нужно порвать с твоим парнем, чтобы мы наконец начали встречаться"».

Они поженились в Беверли Хиллс 22 мая 2010 года. Том Форд повстречал их вскоре после свадьбы в музее Хаммеров. «Я не мог оторвать от них глаз: он смотрел на нее весь вечер. Помню, как я был очарован его благодарностью и бесконечной любовью к ней». Семья растит двух детей: дочь Харпер трех лет и ее десятимесячного брата, Форда (названного не в честь Тома) в Холмби Хиллс, всего в нескольких милях от места, где родился Хаммер.

«Я никогда не думал, что все растут так же. Да, мы жили в потрясающих местах, ездили на роскошных авто, но в то же время стоило мне открыть окно, как мать начинала кричать: "Ты впустую тратишь кондиционер!"» Арми было семь, когда они перебрались на Каймановы острова. Годы, проведенные там, научили его важным жизненным урокам: «Нельзя спрятаться за маской анонимности. Нужно быть добрым ко всем, иначе заработаешь плохую репутацию». Тогда же он впервые задумался о своем цвете кожи: «Все вокруг были мультинациональными, поэтому я всегда был для них белым».

На островах Хаммер впервые почувствовал тягу к кино. Дома был строгий запрет на телевизор, но родители разрешали ходить в единственный кинотеатр. «Когда вышел "Титаник", его показывали несколько месяцев на обоих экранах. Я его посмотрел, наверное, раз шесть или семь». Семья вернулась в Лос-Анджелес, когда Хаммер столкнулся с трудностями переходного возраста. Потратив предыдущие пять лет на сбор кокосов, он обнаружил полнейшее несоответствие социальным требованиям школы. «У меня практически не было представлений о поп-культуре. Я не знал, кто такие Nirvana или Lakers, и меня нередко спрашивали с издевкой, не на острове ли я жил. Проблема в том, что я и правда жил на острове».

В 17 Хаммер объявил родителям, что бросает старшую школу, чтобы попробовать стать актером, и это вызвало огромное неприятие со стороны родных. Однако его внешность и легкость перед камерой сыграли на руку, что и вылилось в итоге в сотрудничество с Endeavor. В основном он получал мелкие роли на ТВ, однако большую часть прослушиваний он с треском проваливал. «Когда ты молод и живешь в Лос-Анджелесе, слишком легко потерять голову и начать безумствовать», - говорит Хаммер о тех временах. Дошло до того, что агент начал угрожать ему расторжением контракта.

В 19 лет Хаммер попал в готовившуюся тогда «Лигу справедливости» - картину Джорджа Миллера, которая могла стать самой крупнобюджетной в истории студии. Адам Броди играл Флэша, Коммон – Зеленого Фонаря, а Арми получил роль Бэтмена. Однако отмена налоговых льгот и забастовка сценаристов привели к съемкам «Темного рыцаря», второго фильма Кристофера Нолана о Бэтмене. «Нолан сказал, что ему не нужен другой Бэтмен. Затем, через некоторое время, всех пригласили в офис и попросили принести все заметки и копии сценария по фильму, что у нас были». Студия отменила фильм, но Хаммер считает, что это и к лучшему: никто не хочет видеть девятнадцатилетнего Бэтмена.

Удача снова повернулась лицом, когда Дэвид Финчер обратил внимание на Арми, который был невероятно похож на близнецов Винклвосс – персонажей, которые были ему более, чем знакомы. «Я не только знал их лично, мне постоянно ставили их в пример». После общенационального поиска настоящих близнецов, Хаммер обнаружил себя напротив Джоша Пенса, с которым ему предстояло играть братьев.  Спустя неделю, Хаммера и Пенса вызвали в офис Финчера. «Он сказал, что близнецы должны быть одинаковыми. "Арми, тебя мы будем дублировать, а на Джоша повесим датчики". Атмосфера была такая плотная, что хоть ножом режь».

В конце концов, Пенс согласился, и актеры стали хорошими друзьями. Однако Хаммер признает: он бы себя возненавидел, если бы роли распределились иначе. Что же касается Винклвоссов, то «они были счастливы увидеть, что наконец-то хоть кто-то показал их взгляд на историю. Мне оставалось только согласиться».

Хаммер не сожалеет о съемках «Одинокого рейнджера» и отзывается о том времени одновременно как о «невероятно разрушительном» и «лучшем во всей жизни». Режиссер Гор Вербински говорит, что Хаммер – звезда в классическом понимании и что у Арми «всегда не сходила улыбка и держался ажиотаж. Он напоминал о том, насколько нам всем повезло». Хаммер считает, что фильм несправедливо принят критиками: «У меня сложилось впечатление, что всех просто понесло волной "Давайте уничтожим этот фильм"». Отзывы на «Рождение нации» также оставили неприятное послевкусие. Фильм основан на реальной истории о восстании рабов в 1831 году и был восторженно принят на  фестивале Sundance в Торонто, однако стоило начаться сезону награждений, как всплыли обвинения Паркера в изнасиловании.

«Нейт и правда творил всякое в прошлом, от этого никуда не деться. Но тогда ему было 18, а теперь он сидит в тюрьме режиссеров. В то же время парень, который выиграл награду Академии, трижды обвинялся в домогательствах». Я спросил его, говорит ли он о Кейси Аффлеке, которого судили в 2010 за сексуальные домогательства двумя женщинами со съемочной площадки фильма «Я все еще здесь». «Да, - ответил Хаммер - А у Паркера один инцидент, который все еще остается ужасным, но вся его жизнь покатилась под откос. А другой парень получает величайшую награду, которую может получить актер. Это просто не имеет никакого смысла».

Я указал на детали дела Паркера: групповое изнасилование, закончившееся самоубийством девушки. Его преступление куда хуже, чем случай Аффлека, который унижал и словесно приставал к девушкам, плюс однажды пьяный залез в постель к девушке без разрешения. «Послушай, я не говорю, что у Нейта не должно быть проблем. Я говорю, что у них были разные проблемы, и в этом несоответствие. Кажется, что есть какие-то разные стандарты для тех, кто имеет подобные преступления в прошлом».

В итоге Хаммер смотрел вручение премии со своего дивана. «Не думаю, что я когда-либо веселился больше. Я буквально встал в полный рост и довольно злорадно зааплодировал», - сказал Хаммер о знаменитой комедии ошибок, когда «Ла-Ла Ленд» на некоторое время отобрал лавры первенства у «Лунного света».

Гуаданьино сказал в своей непередаваемой манере, что никто, кроме Хаммера, не мог сыграть его Оливера. Адаптация «Зови меня своим именем» началась сразу после выхода книги в 2007 году, однако Гуаданьино занял режиссерское кресло лишь в 2016 и уже тогда знал, кого он хочет видеть в главной роли.

Однако, несмотря на то, что Хаммеру очень понравился сценарий, он сначала хотел отказаться от съемок. «В фильме были вещи, которые я никогда не делал в фильмах. Не только съемка обнаженным, но и более интимные. Меня это пугало, если честно».

«Мы чем-то похожи на шарлатанов, приходится нередко идти на ухищрения. Поэтому я сказал Хаммеру: "Подумай, а не идут ли твои страхи из сокровенных желаний. Не стесняйся собственных страхов!"» К концу разговора Хаммер согласился (Гуаданьино даже сумел добиться от Хаммера съемки обнаженного фронтального плана, однако в фильм эти сцены не попали).

«Лука – человек чувственный, - сказал мне Арми по дороге обратно в город. - Он парит в эфире, словно хочет заняться любовью со всем миром. Он вполне может признаться в любви к джинсам». Хаммер наклонился и положил руку мне на бедро, затем медленно проскользил к колену.  «Поначалу я очень удивился, но затем понял: а джинсы-то и правда чудесные!»

Хаммер и Шаламе – гетеросексуальны, и чтобы дать им привыкнуть к ролям, в которых много интимного, Гуаданьино решил сразу бросить актеров на самую глубину. Хаммер вспоминает: «Были первые официальные съемки. Мы в поле за виллой – я, Тимоти и Лука. И Лука говорит: "Начнем со сцены 62", и директор площадки зачитывает: "Элио и Оливер лежат на уступе и агрессивно занимаются любовью". Следом наступает звенящая тишина, а потом мы просто делаем это. Испытание огнем». Шаламе вспоминает, что между ним и Хаммером установилось что-то вроде братских отношений: смотрели вместе чемпионские поединки Майка Тайсона, пировали в любимых ресторанах в Креме, северном итальянском городе, где и проходили съемки.

Сложнее постельных Хаммеру далась сцена, где Оливер танцует на дискотеке. «Это не было весело – я не люблю танцевать. Я очень быстро становлюсь здоровым парнем, которого видно через всю комнату».

Хаммер прекрасно понимает, что разница возрастов Элио и Оливера (17 и 24 в книге) привлечет множество недовольных. Критика пришла от Джеймса Вудса, который написал в твиттере, что проект «сметает последние барьеры нравственности». Ответ Хаммера был точен и жесток: «А ты не встречаешься с девятнадцатилетней в свои 60?» Твит набрал 64000 лайков. Хаммер не ожидал такого успеха: он действовал импульсивно, разозленный тем, что Вудс, который даже не видел фильма, попросту не имеет «моральной основы стоять выше нас и обесценивать наш труд».

«Мы не пытались сделать что-то запретное: возраст согласия в Италии – 14 лет, так что технически в фильме нет ничего противозаконного. Было бы мне некомфортно, если бы мой ребенок в свои 17 встречался с кем-то, кому давно за 20? Скорее всего. Но здесь не совсем обычная ситуация: молодой парень сам находит себе парня постарше. Это не охота более взрослого хищника на молодую дичь».

Что касается скандалов, сотрясающих Голливуд, Хаммер полностью поддерживает жертв. «Слишком долго мы закрывали глаза на. Мы молча предоставляли право тем, у кого больше власти, творить что угодно в отношении беззащитных и более слабых. Система требует встряски, и, слава Богу, все к тому идет». Но он добавляет, что к персонажам его фильма это никак не относится, и он с нетерпением ждет, что люди посмотрят фильм и поймут это.

«"Зови меня своим именем" сделает то, что должен. И единственное, о чем я действительно волнуюсь - получу ли я после этого еще работу?»

Материалы по теме

  • На фестивале «Санденс» победили исторический фильм про восстание рабов и драма про чернокожего подростка

    01 февраля 2016 / Редакция THR Russia

    Основные призы получили фильмы «Рождение нации» и «Моррис из Америки».

    Комментировать
  • Хроника визита Арми Хаммера в Москву

    12 апреля 2017 / Ксения Рудич

    Арми Хаммер пробыл в Москве два дня, но они получились очень насыщенными. THR составил хронику событий.

    Комментировать
  • Арми Хаммер об «Игре престолов», феминизме и настоящей бороде

    28 апреля 2017 / Ксения Рудич

    THR расспросил актера о его роли в фильме «Перестрелка», в котором у Арми стильные костюмы и густая борода.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора