Брэд Бёрд: «Мне показалось интересным и забавным показать, как отцовство поставило супергероя на колени»

Брэд Бёрд: «Мне показалось интересным и забавным показать, как отцовство поставило супергероя на колени»
Брэд Бёрд

Двукратный обладатель «Оскара» Брэд Бёрд не распыляет свой талант, тщательно вынашивая идею очередной ленты в течение нескольких лет. Со времен «Рататуя» режиссер и сценарист успел снять игровой боевик и фантастику, однако это не помешало ему вернуться к легендарной «Суперсемейке», которая в 2005 году принесла ему первую золотую статуэтку.

Перед выходом сиквела анимационной ленты о семье с суперспособностями THR дважды пообщался с Бердом: сначала встретился с режиссером, а потом «добил» Брэда вопросами по скайпу. В результате у нас получилась подробная беседа о героях его детства, старых и новых технологиях и о том, почему мультфильмы любят все. 

Первый фильм вы сняли 14 лет назад — еще до Marvel и «Железного человека», когда в кино было очень мало крутых супергероев. Но сегодня все изменилось. Как вы собираетесь нас удивлять и почему вы ждали так долго?

Вы правы, тогда было только две действующие супергеройские франшизы — «Люди Икс» и «Человек-паук». «Бэтмен» ушел в забвение после того, как его сыграл Джордж Клуни. Я знаю, что даже он сам смеется над этой работой и говорит, что фильм — так себе, и самое худшее в нем — это он. В общем, 14 лет назад у нас была свободная поляна для, чтобы снять кино, которое нам хотелось. Сейчас все, конечно, по-другому, стоит бросить камень — обязательно попадешь в какого-нибудь супергероя. Но, в целом, эта ситуация не очень повлияла на главную идею проекта. Когда я задумал первый фильм, то моей мыслью было найти новые краски для изображения семьи. Я пришел в магазин комиксов, огляделся и минут через 20 осознал, что никогда не найду новую сверхспособность — уже все придумано. И очень быстро понял, что на самом деле мне сверхспособности не интересны — мне хотелось рассказать о том, из чего складывается семья и как на это может повлиять то, что ты — супергерой. Мужчины и отцы должны быть сильными — поэтому я сделал отца семейства суперсильным. Матери разрываются на десять разных дел одновременно — поэтому я придумал, что мать семейства обладает эластичностью. Подростки не уверены в себе, чувствуют незащищенность — так что я дал Фиалке возможность быть невидимой и создавать защитное поле. Десятилетние мальчишки — просто сгусток энергии: если есть кнопка, они ее нажмут, если видят дверь — обязательно пройдут через нее. Поэтому я дал Шастику сверхскорость. Ну, а младенцы — вообще загадка, могут быть классными или ужасными, у них огромный потенциал, поэтому Джек Джек у меня сначала был самый нормальный, и только в конце фильма зрители узнавали, что у него вообще целый набор суперспособностей.  В общем, каждая суперспособность в фильме основана на позиции героев в семье и жизненной ситуации, в которой они находятся. В этом и была сила концепции — и она сохраняется даже сейчас, когда вокруг так много супергероев.

Отвечая на вторую часть вопроса — я не планировал ждать так долго, просто у меня появились другие проекты. Уж точно я не думал: «Давайте подождем 14 лет, чтобы люди по-настоящему захотели вторую часть». Просто так вышло. И Pixar, и Джон Лассетер достаточно меня уважали и сказали, что подождут, когда я буду готов к сиквелу. Еще когда мы промоутировали первый фильм, ко мне пришла идея, о чем может быть продолжение — и она с тех пор не поменялась.

Сложно было возвращаться к старым героям?

Проще простого! В «Суперсемейке» — многое из того, что мне нравилось, когда я был еще 10-летним мальчишкой. Я взял это и добавил обе мои семьи: ту, в которой родился, и ту, которую создал со своей женой. Поэтому героев я обожаю. При работе над первым мультфильмом мы собрали идеальный актерский состав, озвучивший персонажей. Когда я создавал сценарий второй ленты, уже представлял, как эти реплики произносятся голосами Крэйга Т. Нельсона, Холли Хантер и Сэмюэла Л. Джексона. Поэтому диалоги стало писать легче, что не скажешь об истории, конечно.

Брэд Бёрд

Помимо актеров озвучания вы работаете с той же командой, что и в первом фильме?

Как ни странно — нет. С первого фильма сохранилось всего 30–40% состава. Кто-то ушел, кто-то, наоборот, присоединился к студии. За эти годы Pixar разрослась, привлекая множество талантливых людей, поэтому над «Суперсемейкой 2» работали и те, кто снимал первый фильм, и совсем еще новички — все сбалансировано. Именно молодежь напоминает нам, старичкам, как здорово было создавать первую ленту, и не дает расслабляться! (Смеется)

Вы немного поменяли расстановку сил во втором фильме: теперь мужчина сидит дома с детьми, а женщина активно работает. Почему вы решили выдвинуть Эластику на первый план?

Я это придумал еще когда продвигал первую часть: поменять Боба и Хелен местами и поговорить о других аспектах их отношений. Боб — такой парень, что попросту не может себе представить, как это он не будет первым выбором для выполнения любой работы. В этом персонаже есть немножко от моего отца: он считает, что если ты умный, то согласишься с ним, а если не очень умный, то будешь спорить. Но он не понимает, как ему могут не верить, он же прав! Вот и Боб не понимает, как это вообще могут выбрать не его. Я подумал, что это прекрасная идея — для выполнения миссии выбрать не просто другого супергероя, но его жену. Мне показалось, это будет интересно и смешно. Еще я думаю, что быть родителем — невероятно тяжелая работа, непредсказуемо тяжелая. Многие до того, как стать родителями, думают, что все будет легко и не верят, когда им говорят, что все наоборот. Я тоже был таким, думал: ну, что тут сложного — надо просто кормить ребенка и менять подгузники, и все будет окей. Но все гораздо сложнее, и Боб об этом не подозревает. Так что мне показалось интересным и забавным показать, как отцовство поставило супергероя на колени. И за 14 лет эта идея не изменилась. За эти годы у нас поменялись лишь отношение к супергероям и злодей. Мне было очень весело делать первую «Суперсемейку», и я всегда хотел вернуться к этим персонажам. Все время думал: «Да-да, вот сейчас займусь», но прошло 12 лет, и я уже решил: «Господи, надо, наконец, это сделать!»

То, что идея вывести женщину на первый план пришла к вам в голову 14 лет назад, удивительно — потому что сейчас это невероятно актуальная тема. Вы гордитесь своей прозорливостью?

Тут как: если ты начнешь снимать фильм по горячим новостям — опоздаешь на два года минимум. Меня больше интересуют вечные классические темы. Мужчины правят этим миром тысячи лет. Идея того, что женщин недооценивают, не нова. Я женат на сильной женщине, моя мама — сильная женщина, у меня три сильные старшие сестры — мне, в общем, вполне комфортно жить с такой идеей.

Кадр из фильма «Суперсемейка 2»

Вы использовали какие-нибудь новые технологии в работе над этим фильмом?

О технология говорить немного сложно, потому что сегодня компьютерная анимация и CGI уже не что-то новое. Эти технологии по-прежнему молоды, но они очень быстро развиваются. Когда 15 лет назад Pixar только начал делать мультфильмы, больше всего мы обсуждали, как нам сделать мех в «Корпорации монстров». И когда добились результата — столько радости было! «У нас есть мех, смотрите, он шевелится, как настоящий мех!» Потом были так же счастливы, когда сняли «В поисках Немо»: «О, смотрите, мы сделали рыбу в воде!» В «Суперсемейке» мы использовали все, на что только были способны компьютеры. Тогда никто не умел хорошо рисовать людей, волосы, одежду, огонь, воду — а всего этого было полно в нашем мультфильме. Все, чего не умели компьютеры, требовалось в нашем фильме. Нам пришлось сделать настоящий прорыв. Например, у нас никак не получались волосы Фиалки, я возмущался, что происходит и почему, а мне отвечали — так никто еще такого не делал! Аниматоры предложили, чтобы у Фиалки были короткие волосы, но я сказал: «Нет! У нее не могут быть короткие волосы, она ведь прячется за своими волосами. В этом же весь смысл — не показывать ее лица! Она потом должна развиться как персонаж!» И всего за неделю какой-то гений поменял местами пару нолей — и все заработало. И так было на протяжении всего первого фильма. Сегодня же анимация шагнула вперед, но мы все равно придумывали какие-то трюки. Например, раньше у нас был искусственный свет из нескольких источников, а сегодня все делается с одним источником света. И еще мы можем отрендерить кадр почти в реальном времени и почти сразу же увидеть, что в нем происходит.

В России культура комиксов до последнего времени практически не существовала и началась с тех же «Людей Икс» и «Суперсемейки». Как думаете, почему сегодня они так популярны?

Думаю, всему виной качество спецэффектов, потому что людям и раньше нравились супергерои, просто их не могли хорошо снять. В 1978 году «Супермен» сломал стереотип о банальности подобных картин с помощью качества съемок, участия Джина Хэкмена и Марлона Брандо, а также показав, что герои могут быть серьезными. Мы тоже в свое время столкнулись с тем, что зрители ассоциируют персонажей в цветных лосинах с дешевизной, особенно если они анимированные. И с «Суперсемейкой» нам удалось пробить эту стену непонимания. В то же время возникла другая проблема: все известные истории уже рассказаны, а свежие так и не появились. Но в «Суперсемейке 2» мы нашли новые способы поиграть с этим жанром.

На «Суперсемейке» выросло целое поколение, а кто был вашим любимым анимированным героем в детстве?

Джонни Квест (герой одноименного научно-популярного фантастического мультсериала, выходившего на канале ABC в 1964–1965 годах, — THR) — тот, самый первый! Я так любил это шоу, что бежал к телевизору каждую пятницу в семь вечера, преодолевая все преграды. «Джонни Квест» был создан как наш ответ Джеймсу Бонду, и я даже ссылался на него в «Суперсемейке». Сериал шел в самый прайм-тайм, и люди там умирали по-настоящему, несмотря на то, что это был мультфильм. Не то что сейчас — сколько герои ни бьются, реальной угрозы их жизни нет. А тогда ты понимал, что твои любимцы действительно в опасности.

В одном из интервью вы говорили, что не поддерживаете тех, кто считает, что анимация — исключительно для детей…

Ну, смотрите. Я, например, уже вырос и все равно люблю мультфильмы. Когда был ребенком, самым комичным персонажем для меня был Багз Банни. Тогда я смеялся над ним, смеюсь и сейчас — просто над другими вещами. Многие забывают, что изначально анимация была сделана для взрослых, которые шли в кинотеатры посмотреть новую картину Богарта, — рисованные фильмы показывали перед основным сеансом. Это был своего рода аперитив. Юмор в этих лентах очень зрелый, интеллектуальный, словом, понятный тем, кто ходил в школу и имел образование. Поэтому мультипликация может быть универсальной — просто большие и маленькие зрители реагируют на разные штуки. Но абсолютно все находят в ней радость. И я счастлив, что могу быть к этому причастен.     

«Суперсемейка 2» (Incredibles 2)

WDSSPR / США / Режиссер: Брэд Берд / Роли озвучивали: Сэмюэл Л. Джексон, София Буш, Холли Хантер, Джонатан Бэнкс, Боб Оденкерк, Кэтрин Кинер, Брэд Берд / Премьера 14 июня

Материалы по теме

  • Disney представили актеров озвучания «Суперсемейки 2»

    01 июня 2018 / Редакция THR Russia

    Полина и Даниил Виторган на озвучке, а также новый отрывок из мультфильма!

    Комментировать
  • Рецензия: «Суперсемейка 2» Брэда Берда

    14 июня 2018 / Сергей Сергиенко

    Словно и не было тех четырнадцати лет.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора