Дэниэл Рэдклифф: «Я был маленьким заносчивым снобом»

Дэниэл Рэдклифф: «Я был маленьким заносчивым снобом»
Дэниэл Рэдклифф

Этот материал был опубликован в июльском номере «The Hollywood Reporter – Российское издание».

— Дэн, ты помнишь вообще, как все началось? Как, когда и зачем ты решил стать актером?

— Я вырос в Лондоне, и у меня было очень счастливое детство. В школе учился не то чтобы на отлично, хотя всегда был очень разговорчивым. Учителя примерно так и писали обо мне: «Дэн — хороший мальчик, но он не справляется с работой и слишком много разговаривает». Не помню, чтобы я принимал участие в каких-то школьных театральных постановках. Хотя на IMDb прочитал как- то, что якобы я решил стать актером, когда мне было пять. Серьезно, в пять лет?! Да они издеваются! В этом возрасте у меня каждый час менялись планы на жизнь! И только когда мне было девять, подруга моих родителей предложила им отправить меня на BBC на кастинг «Дэвида Копперфилда». Никто не надеялся, что я получу роль, — это всего лишь должно было стать моим маленьким приключением и шансом похвастаться перед одноклассниками. Та роль все-таки стала моей, и с тех пор не могу представить себя в любой другой сфере.

— А какие отношения у тебя были в то время с книгами про Гарри Поттера?

— Первые две книги прочел отец. Они мне понравились, но я не был сражен так, как многие мои знакомые. Уже тогда я был маленьким заносчивым снобом: «Все от этого в восторге, значит, я из принципа не буду читать». Но потом я получил роль в фильме, прочел все существующие на тот момент книги взахлеб и стал одним из тех детей, в которых «Гарри Поттер» пробудил интерес к литературе.

— Когда ты впервые увидел себя в такой большой роли, что ты подумал?

— Я помню, что был страшно горд. На первом и на последнем фильме я даже прослезился: на первом, потому что меня одолевало чувство причастности к чему-то настолько прекрасному, а на последнем рыдал, потому что это все закончилось. Завершилась большая эпоха в жизни. Но вообще я не люблю смотреть на себя на экране. Каждый раз, когда натыкаюсь на «Поттера» по телевизору, тут же переключаю на другой канал.

— Когда ты осознал, что вдруг стал знаменитостью, как ты с этим справлялся?

— Думаю, меня действительно накрыло на первой премьере. Ты выходишь из машины, и тебя чуть ли не сбивает с ног звуковая волна — это шум, который меня до сих пор пугает. И вот в этот момент ты думаешь: «Ну ничего себе, эти люди знают, кто я такой!» Вообще, слава — это не то, с чем можно справиться и к чему можно привыкнуть. Мне до сих пор очень странно, что я кому-то интересен. При этом процесс, так сказать, становления известным довольно не быстрый. Даже если кому-то кажется, что я в какой-то момент проснулся знаменитым, это не означает, что моя жизнь превратилась в «Ноттинг-Хилл» (романтическая комедия 1999 года с Джулией Робертс и Хью Грантом. — THR), — выходишь из дома, а там толпа папарацци дежурит на лужайке. Нет, все было не так, и маскироваться я начал далеко не сразу. Да даже сейчас мне достаточно надеть бейсболку — и можно смело садиться в метро.

— Ты не только 10 лет играл одного персонажа, но делал это под руководством разных режиссеров. Как каждый из них повлиял на тебя?

— Самыми главными для меня были первые три фильма, потому что вплоть до окончания съемочного периода «Узника Азкабана» я был уверен, что это все ненадолго и что вот уж теперь-то студия точно захочет от меня избавиться. (Смеется.) Но нет, почему-то не захотела. Думаю, Крис Коламбус был идеальным режиссером для запуска франшизы. Убежден, что ни один постановщик в мире не способен повернуть все так, чтобы съемочная группа работала со всепоглощающей самоотдачей. Представьте себе, он умудрился сделать, чтобы три 11-летних ребенка с удовольствием и энтузиазмом были согласны пахать каждый день на протяжении двух лет! Это о многом говорит. И теперь то, что я так люблю находиться на съемочной площадке, целиком на совести Криса — он меня зарядил этой энергией на всю оставшуюся жизнь. И я не открою вам глаза на мир, если скажу, что Альфонсо Куарон, снявший третий фильм, потрясающий режиссер. Во-первых, он показал нам, что мы можем быть настоящими актерами. Во-вторых, он сделал кое-что очень важное для франшизы. В то время параллельно шли «Властелин колец» и «Гарри Поттер», и последний всегда считался слишком мейнстримовым и не таким крутым. И вот пришел Альфонсо и снял удивительный, мрачный и сложный фильм, который вывел серию за рамки «очередная фэнтези-франшиза». Тогда само кино и меня в частности начали воспринимать всерьез, и мне это страшно нравилось.

— Тебе повезло не только с режиссерами, но и с актерами — на площадке же всегда было какое-то невероятное количество выдающихся британских лицедеев.

— Да, это потрясающе! Чтобы понять, насколько был высок уровень каста, достаточно просто упомянуть, что Дэвид Брэдли, играющий небольшую роль завхоза Филча, — один из величайших театральных актеров своего поколения. Кажется, мы собрали вообще всех, кого можно, — ну кроме разве что Джуди Денч и Хелен Миррен. И Иэна МакКеллена, потому что он был занят во «Властелине колец». Великий покойный Ричард Харрис, игравший Дамблдора в первых двух фильмах, часто жаловался, что с его головы сползает шляпа. Он поправлял ее и говорил: «Наверняка ее шили для Иэна МакКеллена». (Смеется.) Но все же наибольшее влияние на меня оказал Гари Олдман: просто само осознание того, что я находился с ним в одной комнате, во много раз повышало качество моей игры.

— Теперь, когда этот огромный этап закончился, в твоей жизни практически одни инди-фильмы. Судя по всему, это твоя стратегия ухода от образа «мальчика, который выжил»?

— Мне предоставляют кучу возможностей и предлагают совершенно разную работу. Я очень доволен и совсем не переживаю, что меня все будут до конца жизни воспринимать как Гарри Поттера. Только за последний год я сыграл в фильмах «Убей своих любимых», «Рога» и «Дружба. (И никакого секса)» — в каждом очень разные персонажи, и ни один из них ничуть не похож на Гарри. Ну разве что Аллен Гинзберг из «Убей своих любимых», и то только потому, что тоже носит очки.

— В прокат скоро выйдет романтическая комедия «Дружба. (И никакого секса)», где ты играешь вместе с Зои Казан (в России 21 августа. — THR). Ты вообще любишь ромкомы? И чем эта картина отличается от других?

— Один из моих любимых фильмов в принципе — это ромком «Артур» 1981 года с Дадли Муром и Лайзой Миннелли. Я очень люблю этот жанр, но он требует невероятных усилий. Надо быть гением, чтобы снять сносную романтическую комедию… В нашей ленте показана вся многослойность отношений, хотя обычно в подобных картинах многое рассматривается в черно-белом цвете, — и в таком случае Рейф Сполл играл бы стереотипного омерзительного хмыря, потому что именно таким обычно предстает бойфренд девушки, в которую влюблен главный герой. Однако у нас он оказывается приятным парнем, и у него с девушкой хорошие, крепкие отношения. Они любят друг друга, и оттого ее дилемма становится куда сложнее. Такой неоднозначный подход делает это кино ближе к жизни, сразу видно — это не фантазия на тему.

— Театр тоже играет в твоей жизни не последнюю роль. Тебя ведь даже номинировали на премию «Тони» за роль в мюзикле «Как преуспеть в бизнесе, ничего не делая».

— Ой, да, это было ужасно. Одиннадцать месяцев бесконечных песен и плясок — больше никогда на такое не подпишусь! То есть прекрасно, конечно, что мне удается открывать в себе новые умения, но ведь всему есть предел. (Смеется.) Вообще, театр мне многое дал. Постановка «Эквус» наделала в свое время шума и стала своеобразным испытанием для моих фанатов: те, кто не отвалился после этого спектакля, уже никогда не отвалятся, надеюсь. Сейчас я участвую в пьесе Мартина МакДоны «Калека с острова Инишмаан», которую мы отыграли в Лондоне, а к июлю завершим и нью-йоркский прокат. И я планирую и дальше участвовать в театральных постановках при любом удобном случае.

— Если бы тебе сейчас, с высоты своих 25 лет, предоставили шанс пообщаться с тобой же 11-летним, что бы ты сам себе посоветовал?

— Честно говоря, меня устраивает, как я прожил эти годы. Конечно, как и многие тинейджеры, я делал глупости на каждом шагу, без этого никак! О многом сожалею, но я учился на своих ошибках, поэтому переделывать ничего не хотел бы. Разве что посоветовал бы себе придумать роспись покороче — черканул и пошел дальше, а то теперь приходится каллиграфические способности проявлять при каждой автограф-сессии.

Материалы по теме

  • Круглый стол THR с актрисами из сериалов: «Молоко из моей груди потекло прямо на Джорджа Клуни. Было неловко»

    24 июня 2014

    Клэр Дэйнс («Родина»), Джулианна Маргулис («Правильная жена»), Вера Фармига («Мотель Бейтсов»), Сара Полсон («Американская история ужасов»), Джессика Паре («Безумцы») и Кери Рассел («Американцы») рассказали THR о сумасшедших фанатах, откровенных сексуальных сценах и принесенных ради ролей жертвах.

    Комментировать
  • Сильвестр Сталлоне обвиняет в своих неудачных ролях Шварценеггера

    15 августа 2014 / Редакция THR Russia

    Звезда «Неудержимых» в телеэфире рассказал о цене, которую заплатил за соперничество с Арнольдом в 1980-х.

    Комментировать
  • Шайю ЛаБефа изнасиловали во время арт-инсталляции в Лос-Анджелесе

    28 ноября 2014 / Редакция THR Russia

    Актер дал «немое интервью», в котором рассказал о работе над «Яростью», своих «постмодернистских» начинаниях и смысле жизни.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus