Дилан О’Брайен: «Ближе к 25-ти семья выходит на первый план»

Дилан О’Брайен: «Ближе к 25-ти семья выходит на первый план»
Кадр из фильма «Бегущий в лабиринте: Лекарство от смерти»

25 января на экраны вышел «Бегущий в лабиринте: Лекарство от смерти» - третий сиквел по мотивам молодежного бестселлера-антиутопии Джеймса Дэшнера. В новом фильме, превосходящем по размаху предыдущие, известные герои из потерянных жертв превращаются в преследователей и идут организованной атакой на оплот вражеской организации, П.О.Р.О.К, чтобы найти лекарство от смертельной болезни, которая уничтожила большую часть человечества. Актеры Кая Скоделарио, Томас Сэнгстер и Дилан О’Брайен под предводительством  режиссера Уэса Болла в его неизменной видавшей виды кепке с энтузиазмом говорят о проекте, обходя стороной только одну тему - полученную Диланом во время съемок травму, которая надолго выбила его из колеи. В интервью они рассказывают о том, как стали одной семьей, о своих персонажах и почему иногда необходимо дать себе передохнуть.

Дилан, если в первых двух фильмах было понятно, кто против кого, то в этом все карты немного спутываются, и ваш персонаж Томас тоже все время в метаниях - например, например, мирится со старыми врагами. А уж как он на самом деле относится к Терезе, вообще для всех остается загадкой.

Дилан О’Брайен: Если честно, мне самому его вначале сложно было понять. Я обычно всегда долго думаю над мотивацией своих персонажей, без этого вообще не имеет смысла сниматься, но тут в один прекрасный момент все как-то встало на свои места - я радостно объявил, что все: теперь я, кажется, знаю, куда двигаться. 

 

А как-то вмешаться в сюжетную линию желания не возникало?

ДБ: Да мы все время только этим и занимались! А как же без этого? Уэс очень ценил наше мнение, все время спрашивал - как сейчас лучше сделать, не будет ли это фальшиво, надуманно? Поэтому все идеи дорабатывали прямо на съемочной площадке.

Кая Скоделарио: Уэс как раз один из тех режиссеров, который дают тебе свободу. В этой истории мы все участвовали в создании своих персонажей с самого первого дня. Мне и представить себе сложно, что кто-то, например, пришел бы на площадку и стал указывать мне: делай так и так. Уж я-то лучше всех знаю Терезу!

Уэс Болл: Я, собственно, ради ребят в этой франшизе и остался, потому что первый фильм их как-то здорово сплотил. Так-то, если честно, я не очень большой фанат книг Дэшнера, но в каждой истории можно найти что-то для себя. А потом жалко просто стало бросать все на полдороги, да и фанатов не хотелось расстраивать. Решил довести дело до конца, чтобы получилась законченная история. Этот фильм - последний. 

Кадр из фильма «Бегущий в лабиринте: Лекарство от смерти»

Не жалко расставаться с проектом?

ДБ: Конечно, - мы же все здесь как одна семья стали. Когда делаешь вместе что-то интересное, а потом еще и тусуешься -  ну всякое там пиво, настольный футбол - то узнаешь людей намного лучше. Это и в работе помогает. Вот в этот раз мы рок-группу вместе сколотили: я на ударных играю, Том на бас-гитаре, у каждого из нас был какой-то инструмент. Мы и место нашли в Йоханнесбурге, где можно было репетировать. 

 

А как вообще было работать в Южной Африке?

ДБ: Место просто потрясающее. Мы в первый день остановились в гостинице с видом на Кейптаун, это как бы задало настроение всему фильму.

КС: В кино эти пейзажи кажутся почти нереальными, но поверьте мне - они действительно такие. 

УБ: Зато попробуй не сними это все как следует, потом сам себе места не найдешь. Вот так смотришь на какую-нибудь натуру и думаешь: в четыре часа, когда солнце окажется вот в этой точке, будет самое оно. Мне говорят: ну хорошо, а до четырех часов что мы тогда будем делать? Это такой отдельный паззл для режиссера. Я вообще люблю работать на натуре, когда время поджимает, вы в пыли и в грязи. На экране все равно потом все смотрится более естественно. 

 

Первая забойная сцена на поезде тоже на натуре снималась?

УБ: В этой как раз только в двух кадрах поезд действительно двигался, все остальное снималось в статике, а потом дорабатывалось на постпродакшене. Все-таки мне было важно знать, что актеры в безопасности, а не на крыше поезда, который двигается со скоростью 70 км в час. Зато сколько снятых на натуре сцен не вошло потом в фильм - страшно подумать. Например, для сцены, где глейдеры чуть под электричку в метро не попадают, построили самый большой за всю съемку павильон – и вырезали его потом. У студии свои представления о том, сколько должен длиться фильм.

ДБ: Да уж, Уэс всем говорит - ребята, сегодня у вас будет большой день! Ну и мы такие все в мыле, стараемся, носимся как угорелые.

Томас Сэнгстер: Да, точно, в лучших традициях «Бегущего».

ДБ: А потом это никуда не идет...

УБ: Ну ничего, вот я потом выпущу полную версию на DVD, если зрителям будет интересно, тогда хотя бы не так обидно будет.

Кадр из фильма «Бегущий в лабиринте: Лекарство от смерти»

Вы сами-то вообще в кино часто ходите?

УБ: Я кино очень люблю, но, например, с этим фильмом времени на постпродакшен мне дали почти вдвое меньше, чем на первый, тут уж ни до чего - лишь бы успеть.

 

Сейчас все больше подростков смотрят фильмы на маленьких экранах - мобильниках, планшетах и так далее.

УБ: Ну мы-то наш вообще для формата IMAX снимали, это отдельная история. Для широкого формата снимают обычно средний план, потому что на огромном экране он все равно выглядит как крупный. И потом, сидеть в темном зале и смотреть фильм с качественной картинкой и звуком - это же круче всего на свете!

ДБ: Да, если будете смотреть наш фильм на мобильнике, то хотя бы наушники наденьте.

Кадр из фильма «Бегущий в лабиринте: Лекарство от смерти»

Теперь, когда франшиза закончилась, что вы дальше планируете делать?

КС: Мне бы хотелось больше продюсерством заняться, я участвую в женском проекте, где мы пишем всякие истории и обмениваемся опытом. Так вот, сейчас мы ищем девушек, которые хотели бы стать продюсерами или режиссерами - соберем команду и снимем что-нибудь некоммерческое - просто так, для себя. Часто слышишь истории, когда какой-нибудь известный режиссер узнал в начинающем себя в молодости и помог ему, что называется, встать на ноги. Мне кажется, что девушкам сейчас в этом бизнесе тяжелее пробиться, так что хочется им помочь. Тем более, что у меня ребенок совсем маленький, поэтому я вполне могу себе позволить сделать небольшую передышку.

ТС: Точно, Кая, задай новый тренд!

ДБ: А я не знаю, что дальше, но это-то и есть самое интересное. У меня, не считая других, было два «долгоиграющих» проекта – «Бегущий и лабиринте» и «Волчонок», и оба почти одновременно закончились, Я уже с ними сросся, и по коллегам тоже сильно буду скучать, но понимаю - теперь должна начаться как бы новая глава. Так устроена наша профессия - попадется какая-нибудь история, в которую захочется прыгнуть с головой, и бац! - все по-новой.

УБ: Я согласен, по мне так лучше дождаться чего-нибудь такого, что тебя действительно зацепит, хотя и отдых сам по себе тоже может наскучить. А с другой стороны, переработаешь - и вдохновения никакого не останется. 

ДБ: Да мы все тут немного как в бродячем цирке живем - по полгода в разъездах. Это по молодости хорошо - все эти бесконечные тусовки и вечеринки, а ближе к 25-ти уже семья на первый план выходит. Понимаете - тылы нужны. С друзьями нужно видеться, просто жить нормальной жизнью. Тогда и все остальное срастется!

Команда фильма на съемках

Материалы по теме

  • Рецензия: «Бегущий в лабиринте»

    15 сентября 2014 / Рубен Седракян

    Подростковая антиутопия о роковом любопытстве и пользе утренних пробежек, в которой Дилан О’Брайен бросает вызов Усэйну Болту.

    Комментировать
  • Российский кинопрокат: лидирует «Бегущий в лабиринте»

    23 сентября 2014 / Редакция THR Russia

    Картина Уэса Болла заработала 5,6 миллионов долларов. На третьем месте с 2,5 млн долларов расположилась отечественная комедия «Корпоратив».

    Комментировать
  • Рецензия: «Пираты Карибского моря: Мертвецы не рассказывают сказки»

    25 мая 2017 / Андрей Писков

    Дохлый номер Джека Воробья.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора