Джим Кэрри: «Глупость — хорошее лекарство»

Джим Кэрри: «Глупость — хорошее лекарство»
Джим Кэрри

— Говорят, в одну реку дважды не войти. Пару десятилетий назад комедия «Тупой и еще тупее» вознесла режиссеров Питера и Бобби Фаррелли и вас с Джеффом Дэниелсом на вершину успеха. Не боитесь, что сравнение будет совсем не в пользу сиквела?

— Если что-то пойдет не так, я буду винить не режиссеров, не Джеффа и не себя любимого, а поклонников. Они буквально достали нас, требуя продолжения. Незнакомые люди на улице постоянно задавали этот вопрос, мой аккаунт в «Твиттере» переполнен просьбами, мой агент получил кучу писем с требованием сиквела. То же самое было и у Джеффа. Самое интересное, что большинство запросов поступило от молодых людей, которых и на свете-то еще не было, когда состоялась премьера «Тупого». Значит, задевает до сих пор, а это вселяет надежду на благополучный исход.

— Почему, по-вашему, эта, в общем-то, незамысловатая история не теряет своей популярности до сих пор?

— По многим причинам. Во-первых, публика истосковалась по комедии-буфф. На протяжении многих лет (начиная с великих Чаплина, Гарольда Ллойда, братьев Маркс) комедия положений занимала достойное место в кинокультуре, а потом пропала. Образовалась жанровая дыра, которую мы постарались залатать. Во-вторых, зрителю нравится наблюдать за приключениями тех, кто явно глупее него. Он сразу чувствует себя если не интеллектуалом, то по крайней мере вполне развитым человеком, и это поднимает его в собственных глазах. И наконец, в-третьих, мир сейчас не столько умный, сколько умничающий, и во многом поэтому мы балансируем то на грани войны, то на грани вымирания или катастрофы. Известная доля глупости нам бы не помешала. (Улыбается.)

— Считаете, глупость спасет мир?

— Это вряд ли… Так далеко в рецептах спасения человечества даже я не зайду. Но щепотка глупости стала бы неплохим лекарством. Массовый зритель это чувствует, поэтому «Тупого» продолжают показывать по телевизору, по этой причине его смотрят дети тех, кто хохотал над ним 20 лет назад, так что мы надеемся, приключения Ллойда и Гарри не оставят мрачными и сегодняшних любителей комедии.

— Почему же в таком случае вы — я имею в виду не лично вас, а всю команду — так долго тянули с сиквелом?

— У всех нас были другие планы. И они, как правило, не совпадали. В последние года два Джефф снимался в серьезном и остром сериале «Служба новостей», где играл телеведущего — роль не просто главную, но сложную и глубокую. Понятно, что ему совершенно не нужно было, чтобы параллельно народ любовался идиотом на киноэкране. Сейчас идет финальный сезон, и репутации выдающегося телеведущего Уилла МакЭвоя уже ничто угрожать не может. Что касается меня, то я тоже на время отвлекся от комедии, снимался в таких фильмах, как «Человек на Луне», «Шоу Трумана», «Вечное сияние чистого разума». Я, между прочим, основные номинации и оба «Золотых глобуса» получил за серьезные работы. Потом, правда, вернулся в родную комедийную стихию — не знаю, надолго ли. Вернувшись, я понял, что Ллойд и Гарри близки не только зрителям, но и мне самому, так что работал я над вторым проектом с увлечением и удовольствием.

— Комедия-буфф кроме смешных приключений подразумевает наличие «маски». Вы часто ее надеваете?

— Ну конечно! И сейчас, между прочим, тоже. Мир знает голливудскую маску, которую считает лицом Джима Кэрри, но на самом деле за ней скрывается мордашка испуганного канадского мальчика, чья семья чуть не оказалась на улице, когда его папу вышвырнули с работы. От этого лица я уже никогда не избавлюсь, но демонстрировать его вряд ли нужно — народ не любит несчастных, пусть уж лучше смеется над маской.

— Как же получилось, что несчастный мальчик нашел себя в веселом жанре?

— От отчаяния, от сердечной боли. Мы потеряли дом и жили в микроавтобусе, слава Богу, что не на обочине. Мама сильно заболела, ее мучили жуткие боли. Она, бедная, лежала на узкой кушетке, которая едва помещалась в наш «дворец», и страдала, а я кусал кулаки, чтобы не заплакать. И как-то раз, Бог меня надоумил или отчаяние зашкалило, я стал строить ей рожи, и она заулыбалась. Вот вам и толчок, который направил меня в сторону комедии.

— Что вы считаете главной направляющей личности комедианта Джима Кэрри?

— Комедиант Джим Кэрри неотделим от актера Джима Кэрри и от художника Джима Кэрри, и для всех них главное в том, чтобы жить сегодняшним днем, отвергая прошлое и не задумываясь о будущем. Пока получается с трудом — старые раны болят, но неопределенность завтрашнего дня может угнетать еще больше, чем былая боль. Поэтому я стараюсь концентрироваться на дне сегодняшнем, а если нужно отключиться от забот, я занимаюсь медитацией или живописью.

— Вы состоявшийся художник. Художником был ушедший от нас Деннис Хоппер, живописью увлекаются актеры Вигго Мортенсен и Джеймс Франко. Каждый из них по-разному объясняет потребность в художественном самовыражении. А каким образом вы пришли к живописи?

— Будете смеяться, но корни моей страсти — в детской гиперактивности. Я не мог усидеть на уроках, мне хотелось прыгать, перебивать учителя, толкать соседа по парте, в общем — заниматься всем чем угодно, кроме дела. Однажды я схватил листок бумаги и стал рисовать. Ничего определенного, изображал все, что попадется под руку. Спасибо учительнице, которая, увидев это, не стала наказывать, а, наоборот, поощрила и, более того, стала собирать мои почеркушки. Когда я стал известным, она прислала мне их с трогательным сопроводительным письмом. Страшно подумать — сейчас гиперактивных детей сажают на успокоительные… Если бы так поступили со мной, то не было бы актера Джима Кэрри, не было бы «Маски», «Тупого и еще тупее», «Эйса Вентуры», зато жил бы на свете еще один тихий, никому не нужный клерк. К счастью, тогда этой медицинской дрянью не увлекались, а я открыл для себя параллельное измерение, в котором я — и его создатель, и житель, и гость. Мне нравится скрываться в этом мире от страхов реальности, от депрессии, которой я долгое время был подвержен, от забот. От чего я не хочу и не могу там скрыться — это от желания провоцировать зрителей. В «Невероятном Берте Уандерстоуне» мой герой загоняет себе сверло в голову. Герой — не я, а вот сверло — это я в чистом виде.

«Тупой и еще тупее 2» (Dumb and Dumber To) / США, 2014 г., 108 мин. Режиссеры: братья Фаррелли. В ролях: Джим Кэрри, Джефф Дэниелс, Роб Риггл, Лори Холден, Рэйчел Мелвин, Кэтлин Тернер, Стив Том, Дон Лейк. В прокате с 22 января (West)

Материалы по теме

  • Омар Си в «Людях Икс»

    02 марта 2013 / Денис Данилов

    Звезда французской драмы «1+1» примет участие в новом кинокомиксе Брайана Сингера.

    Комментировать
  • Безумцы под забором

    29 ноября 2013 / Семен Кваша

    В понедельник на Первом канале стартует «Оттепель» - исключительного качества телесериал, посвященный любви Валерия Тодоровского к советским шестидесятым.

    Комментировать
  • Студия Ghibli уходит в бессрочный отпуск

    04 августа 2014 / Редакция THR Russia

    Родной дом лучших японских аниматоров, включая Хаяо Миядзаки, приостанавливает свою работу.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus