ЭКСКЛЮЗИВ: Создатель «документальных Канн» Алли Деркс о важности юмора в неигровом кино и необходимости снимать зрительские картины

ЭКСКЛЮЗИВ: Создатель «документальных Канн» Алли Деркс о важности юмора в неигровом кино и необходимости снимать зрительские картины

THR: Вы работаете в сфере документального кино уже много лет. На какие новые веяния вы обратили внимание в последние годы?Алли Деркс: В тот момент, когда я только начинала, документальное кино почти перестало существовать. Оно было мертво и почти похоронено. Документальные фильмы еще показывали на большом экране, но на телевидении ничего не было. А потом стартовали все эти каналы типа Discovery, CNN, но зрители получали только короткие новости и ролики. Думаю, что они начали уставать от этой фрагментарности и хотели иметь некую пищу для раздумий. Именно тогда документалистика и стала все более и более значимой. Когда я начинала, все фильмы снимали на пленку 16 и 35 мм, потом появилось видео, а затем, конечно, цифровые технологии. Много чего изменилось к лучшему — например, все больше и больше людей могут смотреть документальное кино благодаря Интернету. THR: В нашей стране существует такая популярная «теория заговора», что отборщики зарубежных фестивалей готовы брать у нас социальные игровые картины, а в случае с документальным кино – только ленты о Ходорковском, Путине или Pussy Riot…Деркс: Это, конечно же, неправда. (Улыбается.) Я показывала на Западе совершенно другие, прекрасные фильмы. Один, к примеру, — не из России, а из Литвы — назывался «Другая “Команда мечты”». Он рассказывал о советской баскетбольной команде, выигравшей у американцев — кажется, это было в 1991 году. Так что нас интересуют самые разные фильмы. Если вы пришлете мне фильм, в котором будет много чего забавного, я с радостью его покажу. Но давайте будем честны, большинство документальных фильмов — и это не российская специфика, а, увы, мировая — отнюдь не юмористичны, в них исследуются какие-то серьезные, невеселые проблемы, вроде нищеты, финансового кризиса, загрязнения окружающей среды.

THR: К слову, многие преподаватели в наших кинематографических ВУЗах внушают студентам, что документальные фильмы должны быть серьезными и обязаны рассказывать об общечеловеческих проблемах.Деркс: В какой-то степени, это правда. С другой стороны, я бы никогда не взяла такую картину в программу. В фильме должен быть воздух, легкость какая-то. Это то, чем дышат зрители. И уж никак нельзя обойтись без юмора — он также важен, как и в нашей жизни. Ведь даже в очень тяжелых ситуациях люди не утрачивают чувства юмора, способности шутить над собой и окружающими. THR: В России в кинотеатральный прокат выходит не так много документальных картин…Деркс: Но в прошлом их было много. THR: В прошлом, да. А сейчас большинство зрителей даже не знают, кто такой Морган Сперлок. С другой стороны, мокьюментари (вроде «Района №9») и картины на основе «найденных видеозаписей» пользуются большим успехом. Что вы думаете об этом тренде? Ведь подобные ленты зачастую оказываются популярнее, чем документальные картины в чистом виде.Деркс: Не уверена, что это так. Может быть, это справедливо для России, но не для мира в целом. С другой стороны, возможно, это создает интерес к настоящей документалистике. Вообще, сейчас в художественном кино все чаще используют приемы, свойственные документальному — это делает историю более правдоподобной. Документалисты же, в свою очередь, используют многие приемы из игрового кино, чтобы сделать фильм более интересным, более эмоциональным. Я думаю, что документалистика и художественное кино — две стороны одной медали. Одно не может развиваться без другого. К примеру, «Операция “Арго”» Бена Аффлека, которая не так давно получила «Оскар»: фильм ведь рассказывает об Иране и о посольстве, которое было захвачено иранцами в то время. Я к тому, что он основан на реальных событиях и снят с использованием приемов документального кино.
THR: Когда вы отбираете фильмы для IDFA, то стараетесь делать упор только на авторское кино или на мейнстрим, способный привлечь большее количество зрителей?Деркс: И то, и другое. Я вообще считаю, что документальные фильмы могут быть и развлекательными тоже. Меня цепляет, когда я вижу в картине то, чего еще никогда не видела. А меня непросто, поверьте! (Смеется.) На самом деле я чувствую правильный фильм своим сердцем, душой и даже желудком. Когда это меня веселит или заставляет плакать, или злит — в общем, вызывает какие-то искренние эмоции – я, скорее всего, возьму этот фильм. Я люблю хорошие истории с хорошей подачей — это очень важно. THR: Не кажется ли вам, что документалисты должны делать как можно больше зрительских фильмов, чтобы заинтересовать широкую аудиторию?Деркс: Это как раз то, что делает Морган Сперлок, да. Его работы, признаюсь честно, не совсем в моем вкусе, но я показывала и буду показывать подобные ленты, потому что это довольно легкий способ убедить аудиторию в том, что документалистика может быть интересной. И потом эти люди могут перейти на более изящные и серьезные картины.

Материалы по теме

  • Рецензия на фильм «Черный дрозд»

    13 декабря 2012 / Ярослав Забалуев

    Приключения незадачливых грабителей среди заснеженных просторов Америки, напоминающие сказку братьев Гримм о ведьме-людоедке.

    Комментировать
  • ЭКСКЛЮЗИВ: Джерард Батлер о «Падении Олимпа»

    02 апреля 2013 / Денис Данилов

    В конце прошлой недели Москву посетил продюсер и исполнитель главной роли в боевике «Падение Олимпа», рассказавший THR.ru о теневых героях и подготовке к созданию картины.

    Комментировать
  • Энсел Эльгорт: «Надеюсь, все происходящее не превратит меня в самоуверенного придурка»

    04 сентября 2014 / Ребекка Форд

    Сегодня его хотят заполучить в свои проекты все крупные студии, хотя еще каких-то пару месяцев назад, когда состоялась премьера «Дивергента», об Энселе Эльгорте никто толком не слышал. В июне на экраны выходит новая работа 20-летнего актера — мелодрама «Виноваты звезды», — и THR решил познакомиться с перспективным новичком поближе.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора