«Хоббит: Битва пяти воинств» Питера Джексона. В гостях у сказки

«Хоббит: Битва пяти воинств» Питера Джексона. В гостях у сказки
Со съемок фильма «Хоббит: Битва пяти воинств»

Этот материал был опубликован в декабрьском номере «The Hollywood Reporter – Российское издание».

На горе Кроуфорд идет снег. На дворе начало июня 2013 года — в Новой Зеландии наступила зима. Снег оказывается всего лишь пеной, изрыгаемой специальной машиной, температура за бортом +10 °C, а мы стоим на съемочной площадке «Хоббита» в пригороде Веллингтона и пытаемся прочувствовать все величие момента. Технически это так называемые пик-апы — досъемки некоторых эпизодов, но масштабы происходящего от этого ничуть не меньше.

Прошел целый год с момента завершения периода основных съемок и финала очередного этапа работы над экранизациями бессмертных творений профессора Джона Рональда Руэла Толкина, и команде почти в полном составе пришлось (если это слово вообще тут уместно) снова вернуться в Средиземье.

За 10 недель нужно доснять не просто проходные куски, а важные эпизоды, развивающие некоторые линии фильма. Значительная часть данного периода будет посвящена и съемкам той самой Битвы пяти воинств, которая в итоге стала подзаголовком третьей серии саги и кульминацией всей трилогии. «Третья часть будет жестче, мрачнее и масштабнее», — обещает Филиппа Бойенс, сценарист и продюсер картины.

«Питер велел сводить вас в Озерный город», — первым делом сообщают ассистенты, которые встречают нашу журналистскую группу. Питер Джексон — бессменный режиссер толкиновских экранизаций — в Веллингтоне один из самых уважаемых людей. Благодаря созданной им киноинфраструктуре столица Новой Зеландии гордо зовется Велливудом, количество рабочих мест практически безгранично, да и доход целой страны во многом зависит от решений этого человека.

Его желание показать Озерный город, Эсгарот, не случайно — огромные декорации, выстроенные в гигантском павильоне для съемок второго фильма, полностью отслужили свое (в начале «Битвы пяти воинств» ему предстоит быть разрушенным Смаугом) и готовятся к демонтажу.

Ветхие деревянные лачуги склоняются над темной водой, покрытой кусками льда (они сделаны из воска). То тут, то там развешаны рыболовные сети, сушится рыба, перила и мостки запорошены снегом (из английской соли — она не разъедает реквизит). Мы проходим по деревянному настилу, но в некоторых местах доски неожиданно мягко прогибаются. «Это пятая версия Озерного города. Она была создана для съемок эпизода с атакой орков, — объясняет нам арт-директор картины, лауреат «Оскара» Дэн Хенна. — Здесь много углов и закоулков, толпы людей бегают друг за другом, выпрыгивают из воды, из окон. Для выполнения трюков в пол специально вмонтированы резиновые доски».

Всего для Эсгарота художники изготовили около 44 различных домов (на постройку первой версии города ушло 12 недель), для каждой инкарнации их количество и расположение менялись.

«В архитектуре прослеживаются восточные мотивы, намекая на продвижение героев с запада Средиземья на восток, так что город, в котором почти не осталось камня, напоминает тайскую речную деревеньку, — продолжает делиться Хенна профессиональными секретами. — Глубина озера примерно 60 сантиметров, но в воду мы добавляем краску, чтобы она казалась темнее и глубже. При этом мы регулярно фильтруем ее и хлорируем, чтобы актеры были в безопасности».

В заключение экскурсии Хенна приводит нас к дому одного из главных героев «Хоббита» — Барда Лучника (Люк Эванс). Эсгарот — его родной город.

Бард — один из ключевых персонажей романа Толкина. «В книге он появляется очень поздно, — говорит Филиппа Бойенс. — Мы мало что о нем знаем. В кино нельзя, чтобы парень возник в середине фильма из ниоткуда и убил дракона. Поэтому мы придумали ему историю и хотели, чтобы она была аутентичной. Толкин писал о том, что Бард — отец, и мы решили построить на этом его линию».

«Он играет важную роль в спасении многих жизней, но его вряд ли можно назвать героем, — продолжает мысль Люк Эванс. — Он просто отец, который пытается выжить и взять под контроль си­туацию. Он делает это ради детей. Они — все, что у него есть».

Дети — мальчик и две девочки — фактически триггеры поведения героя. Девочек, между прочим, играют реальные дочери Джеймса Несбитта, ис­полнителя роли Бофура. Юным актерам, шотландцу и ирландкам, пришлось учиться говорить с уэльским акцентом, поскольку Бард и все жители Озерного города так разговаривают в фильме. И произошло это благодаря Эвансу — уроженцу Уэльса.

«Я говорил с Филиппой по телефону перед кино­ пробами, и она сказала: «Нам понравился твой ак­цент на прослушивании. Благодаря 13 гномам у нас уже есть шотландский, ирландский, йоркшир­ский акценты... А уэльского нет. Известно, что Тол­кин вдохновлялся валлийским языком при создании эльфийского диалекта, так что в картине уэльский акцент будет более чем уместным». Круто! Таким об­ разом, я поставил свою личную печать на Барда, че­ му очень рад».

Мы поднимаемся на гору, где вознесены самые боль­шие уличные декорации после Хоббитона — раз­рушенный город Дейл, расположенный по сюжету у подножия Одинокой горы, где должна произойти Битва пяти воинств. Сейчас это самый занятой сет — здесь работает около 200 человек. И это не считая массовки.

Нас сажают в специально установленный госте­вой тент, где в ближайшие часы мы будем наблю­дать за съемками нескольких сцен. В палатке стоит большой телевизор, и нам выдают 3D­-очки, чтобы мы могли в реальном времени и трехмерном форма­те следить за снимаемой всего в паре метров от нас сценой.

Пока же мы видим только объемный нос помощ­ника оператора, который протирает камеру. Позади ассистента еще расслабленно ходят Трандуил (Ли Пейс) с Гэндальфом (Иэн МакКеллен) и не­сколько лучников. Позже к ним присоединяется и всклокоченный Питер Джексон, чтобы дать свои ука­зания. Раздается звук эльфийского рожка, знаменую­щий начало очередного дубля…

Тихо падает 3D­-снежок, генерируемый снегомашиной. «Уже немало крови пролито. Больше я это­го не допущу!» — громко изрекает Гэндальф, и эту фразу нам предстоит услышать еще как минимум де­сять раз: Джексон известен своей любовью к дублям, в том числе с разных ракурсов, чтобы потом было из чего выбирать на монтаже.

Незанятые в сцене исполнители ролей орков ходят мимо нашей палатки, держа в руках свои жутковатые головы­-маски, и жуют булочки; их глаза обведены чер­ным гримом, отчего они похожи на панд.

Булочки приносят и нам: «Сегодня — с яблоками, — сообщает человек, по всей видимости, отвечающий за провизию. — Мы сами пекли». Он же готов в любой момент, по нашему желанию, сбегать за чаем, кофе и соевым молоком. Одним словом, атмосфера на пло­щадке вполне домашняя.

«Хоббит: Нежданное путешествие» снимать было тя­ желее, чем «Братство кольца», — появляется в нашем тенте Филиппа Бойенс, один из лучших специали­стов по миру Толкина. — Хотя бы потому, что здесь одновременно возникает 13 новых героев. Это всег­да нелегко». Помимо тринадцати гномов мы впервые встречаем Трандуила, героиню Эванджелин Лилли Тауриэль, Барда, Беорна и многих других.

«Трандуил — интересный персонаж, — расска­зывает Бойенс. — Мы знаем, что лесные эльфы не такие мудрые, но более опасные, чем другие эль­фы Средиземья. Они изолированы от мира, и эта обособленность — их характерное качество. Тран­дуил — высший эльф. Он погружен в себя, ему нет дела до других, он расчетлив, высокомерен. Но есть причины, почему он стал королем эльфов Лихоле­сья, — он один из лучших воинов в Средиземье. Это персонаж, который, несмотря на то что иногда вы­ ступает против наших героев, все же притягивает нас. И мы искали актера, способного это все вопло­ тить. Ли Пейс — был нашим первым выбором. Мы заметили его еще в «Запределье» и всегда хотели с ним поработать».

Высокий, статный, беловолосый Пейс в серебри­стых одеяниях тем временем продолжает ходить с каменным лицом на экране телевизора. Сегодня он работает от звонка до звонка и к журналистам, увы, не выйдет.

За романтическую линию в последних двух частях «Хоббита» отвечает Эванджелин Лилли. Ее героиня, эльфийка Тауриэль, неровно дышит к гному Кили. «Она молода, ей не 3000 лет, как Трандуилу, а всего около шестисот, — сообщает Филиппа Бойенс. — Мы хотели это использовать. И сделать то, чего никогда не делали во «Властелине колец», — подарить жен­щине-­эльфу свою линию, свою историю».

Тауриэль — практически эталон лесного эльфа, который дышит и живет борьбой и готов крошить ор­ков при первой необходимости, — придумана специ­ально для фильма, в книге ее нет. «Питер, Филиппа и Фрэн (Уолш, сценарист и продюсер франшизы. — THR) взяли на себя риск придумать ее, чтобы впустить не­много женской энергии в 9-часовую киносагу, — ра­дуется своей удаче Эванджелин Лилли. — Иначе вам пришлось бы очень долго смотреть только на волоса­тых, потных парней».

При создании образа своей героини актриса дер­жала в уме не только Галадриэль и Арвен, но и… фею Динь­-Динь из «Питера Пэна»: «Она боевая, дерзкая, непокорная и опасная. Симпатичная к тому же. Пря­мо как Тауриэль». (Смеется.)

По словам Лилли, то, как ведет себя ее героиня, что думает и говорит, как выглядит, вполне свобод­но обсуждалось с Джексоном, Уолш и Бойенс. «Мы провели много времени за фантазированием, — де­лится Эванджелин. — Они настолько открыты в этом смысле, что можно было советовать что-­то и относи­тельно других персонажей. Держу пальцы скрещенными, потому что я написала целую реплику для Эйдана Тернера (исполнителя роли Кили. — THR)». (Смеется.)

Пришло время обеда, и нас отводят в большой ангар с видом на океан. Не успели мы распробовать и по­ловины яств полевой кухни, как в столовую ворва­лась толпа лохматых оборванцев, в которых мы сразу узнали наших гномов. Оказалось, в студии неподалеку вторая группа во главе с Кристианом Риверзом, бывшим сторибордером Джексона, снимает эпизод для второй части с блужданием низкорослых рудокопов по Лихолесью.

Двенадцать гномов, то есть актеров в полном гриме, усаживаются за большой стол и устраивают небольшую пирушку. Торин (Ричард Армитедж) жертвует обедом ради общения с журналистами. Он еле передвигает ноги в своих огромных ботинках, у него длинные волосы, увесистый нос и несоразмерно большие руки.

Костюмы, грим, в том числе пластический, искусственные части тела, оружие, реквизит — дело рук компании Weta Workshop, основанной Питером Джексоном и Ричардом Тейлором 25 лет назад. Она работает не только с фильмами Джексона, но и выполняет массу голливудских и частных заказов.

«Я, конечно, рад был еще раз вернуться к съемкам, — смеется Армитедж. — Хотя весь процесс превращения в Торина с многочасовым гримом требует определенной выдержки». Главным врагом всех гномов, и Торина в частности, является могущественный орк Азог, ведь гном отрубил ему руку в битве за Морию. Он преследует гномов вместе со своим сыном Больгом и руководит армией орков и гоблинов в Битве пяти воинств.

«Для меня была мучительной невозможность встретиться лицом к лицу с Азогом, — рассказывает Армитедж. — Сначала орка играл парень в костюме, но потом его полностью заменила компьютерная графика, и я смог увидеть Азога только в кино. Weta Workshop сделала фигуру Азога, чтобы взять с собой на Comic-Con, вот тогда я пошел туда, чтобы просто постоять с ним рядом, посмотреть, как далеко мне нужно замахнуться, чтобы двинуть ему в морду. Дотянуться я не смог. (Смеется.) Одним словом, в работе целиком приходится полагаться на свою фантазию и на то, как описывает этих персонажей Питер».

Мы возвращаемся в палатку на горе. Часов в пять вечера на площадку наконец подъезжает Мартин Фриман. Он уже полностью в образе — скоро начнут снимать сцены c Бильбо. Он сосредоточен и задумчив — хоббиту в третьей серии приходится несладко.

«Бильбо предпочел бы не быть здесь, — считает Филиппа Бойенс, говоря о главном герое. — Но раз уж он тут, то не собирается бежать и прятаться. В этом есть некая добропорядочность. Это очень хоббитское поведение. И в чем-то очень английское».

Англичанин Фриман, разделавшись на какое-то время со съемками «Шерлока», превратился в такого Бильбо, о котором Джексон, Уолш и Бойенс только мечтали, хотя сам Мартин, кажется, пока не привык к тому, что стал частью истории. По его словам, мало что изменилось в жизни после выхода первого фильма. Актеру нелегко так долго находиться вдали от дома, и он боится задумываться о том, когда же наступит последний день этого путешествия под названием «Хоббит: Трилогия».

«Последних дней было так много, что я уже перестал верить, — вздыхает он с улыбкой. — Например, последний день основных съемок был очень эмоциональным. Нам всем вручили подарки: я получил Жало (меч Бильбо. — THR), свой любимый домашний халат, тематический LEGO и все такое. Это воспринималось как настоящий КОНЕЦ. Пока все три фильма не выйдут в прокат, я не буду уверен, что меня снова не позовут на пик-апы. Премьера третьего фильма, на которую я приду, будет моим последним днем».

В конце второй части, как известно, Бильбо разбудил дракона в его пещере с сокровищами. Смауга помог оживить с помощью технологии motion capture коллега Фримана по «Шерлоку» Бенедикт Камбербэтч.

К нашему разочарованию, актеры не воссоединились на съемочной площадке — их партии снимались отдельно. «Зато он зашел ко мне в трейлер, и мы выпили по чашечке чаю», — смеется Фриман. Что поделать — англичане.

Какое-то время мы наблюдаем на 3D-телевизоре, как Гэндальф спорит с Бильбо, идти или не идти тому предупредить гномов о приближающихся орках. На Бильбо мы замечаем мифриловую кольчугу, которую подарил Торин. «Я называю ее Бейонсе. Надеваю ее и сразу чувствую себя гламурным», — похвастался Фриман. Теперь Бильбо несокрушим, и можно не волноваться за его судьбу.

На улице давно стемнело, и съемочная группа начинает постепенно сворачиваться. У Гэндальфа тоже закончился рабочий день, а это значит, что нас ждет еще одна, последняя встреча.

Иэн МакКеллен не заставил себя долго ждать. Он уже скинул свой магический балахон и явился в зеленых джинсах, мягком вязаном свитере и шапочке, чтобы удивить нас задушевными неторопливыми рассказами, один другого причудливее.

«Я бы хотел видеть, как Гэндальф ведет себя на отдыхе, как он наслаждается жизнью, что ест на обед, как спит, носит ли пижаму. Еще я все время думаю: а почему он постоянно носит эту шляпу? Наверное, он в ней держит все необходимое. Зубную щетку. Пижамы. Книги. Много разных вещей. Это же волшебная шляпа».

Напоследок МакКеллен решает показать нам свою татуировку на плече, сделанную еще во времена «Властелина колец». Эльфийские символы обозначают число «девять» по количеству членов Братства кольца. «Не спрашивайте меня, как это произносится. Но когда я смотрю на нее со своей стороны, то есть вверх тормашками, это читается как «Гуччи».

Несмотря на то что все мы знаем, чем закончилась книжка Толкина, создатели трилогии приготовили зрителям немало сюрпризов, которые держатся в строжайшей тайне вплоть до дня премьеры. Одно известно точно — Битва пяти воинств будет самой большой заварушкой, когда-либо снятой Питером Джексоном.

«Я рассчитываю на 20–25 минут, — мечтательно закатывает глаза режиссер. — Вообще, сначала мы снимали фильм, который люди были бы не против посмотреть, а теперь снимаем кино, которое все жаждут наконец увидеть».

«Что мне нравится в Питере, — говорит Ричард Армитедж, — это то, что он ведет тебя в то место, в которое он хочет, чтобы ты пошел. Как и любой великий режиссер, он не говорит, что делать, а просто наполняет этот мир вещами, которые удивляют и захватывают вас».

Ричард замолкает и после паузы добавляет: «Говорят, что съемка фильма сродни музыке. И «Хоббит» — точно симфония в трех актах».

«Хоббит: Битва пяти воинств» (The Hobbit: The Battle of the Five Armies) / Новая Зеландия, США, 2014 г., 144 мин. Режиссер: Питер Джексон. В ролях: Мартин Фриман, Иэн МакКеллен, Ричард Армитедж, Люк Эванс, Эванджелин Лилли, Кейт Бланшетт, Ли Пейс, Орландо Блум, Хьюго Уивинг, Кристофер Ли. В прокате с 11 декабря («Каро-Премьер»)

Материалы по теме

  • Жан-Поль Готье о любимых фильмах и дебюте в качестве члена жюри

    20 мая 2012 / Редакция THR Russia

    The Hollywood Reporter посидел с Жаном-Полем Готье в Caf? des Palmes фестивального Дворца и пообщался с модельером о его дебюте в жюри Каннского кинофестиваля и любимых фильмах.

    Комментировать
  • Новая галерея: «Оттепель»

    01 декабря 2013

    На первом канале начинается показ сериала «Оттепель» - гимна красоте шестидесятых и магии кино.

    Комментировать
  • Новый постер: «Третий лишний 2» с Марком Уолбергом

    28 января 2015 / Редакция THR Russia

    К актерскому составу сиквела присоединились Морган Фриман, Аманда Сайфред и Лиам Нисон.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus