Канны 2014: «Левиафан» Андрея Звягинцева в дневниках Никиты Карцева

Канны 2014: «Левиафан» Андрея Звягинцева в дневниках Никиты Карцева
Кадр из фильма "Левиафан"

Может быть, поэтому так сложно говорить о нем спокойно и взвешенно. Слишком сложно отделаться от первых эмоций, протереть глаза, вытащить из ушей этот гул от музыки Филиппа Гласса на финальных титрах.

Сюжет фильма начинается с того, с чего худо-бедно начинался каждый хороший (и не очень) русский фильм в последнее время. Николай (Алексей Серебряков) — человек-золотые руки — живет в скромном доме, который строил еще его отец. Из окон открывается прекрасный вид на Русский север. С кухни — не менее прекрасный вид на ее хозяйку, молодую жену Лилю (Елена Лядова). С ними живет сын Николая от первого брака, Рома. Сюда же направляется Дмитрий (Владимир Вдовиченков) — бывший армейский товарищ главного героя, успешный московский адвокат. Вместе они будут решать невыполнимую задачу — бороться за частную собственность, то есть дом и землю, на которую положил глаз местный мэр (Роман Мадянов). Бороться начнут в суде и по закону, но закончат все равно на пустыре с пистолетом у виска. Впрочем, самый главный выстрел прозвучит в другом месте и совсем из другого орудия.

Мощь Звягинцева — в его последовательности. Впервые в своем кино создав на экране настолько узнаваемый русский быт, со всеми его алкогольными застольями, мгновенной вспыльчивость и отходчивостью, жадностью и широкой душой, преступностью и святостью наконец — режиссер упрямо гнет свою ветхозаветную линию, начатую еще в "Возвращении".

На этот раз внутренний, метафизический сюжет вертится вокруг истории Иова — человека, который потерял все, но только не веру в Бога. С той лишь разницей, что Звягинцев не продолжает повествование до счастливого финала — момента, когда Бог заметит Иова и воздаст ему за все страдания. Наоборот, фильм обрывается на самой больной ноте.

Зло, не понесшее наказания. Страдания, оставшиеся без прощения. Будущее, в котором нет надежды. И люди, в которых так много человеческого — и так мало человечности.

Этот фильм — и есть левиафан. Мифическое чудовище, пожирающее каждого на своем пути. И он же — единственное спасение от него.

Материалы по теме

  • «Что может быть глубже?»

    06 ноября 2013 / Семен Кваша

    Любовь, самоотдача, цензура, свет и дети: THR.ru поговорил с Абделлатифом Кешишем о фильме «Жизнь Адель».

    Комментировать
  • Канны 2014: Королевский свист в сторону "Принцессы Монако" в дневнике Никиты Карцева

    14 мая 2014 / Никита Карцев

    Каннский фестиваль открылся байопиком "Принцесса Монако" с Николь Кидман и Тимом Ротом, который утром накануне критики встретили осуждающим свистом. Свистеть, в общем, есть за что.

    Комментировать
  • Джон Туртурро планирует спин-офф «Большого Лебовски»

    25 июня 2014 / Редакция THR Russia

    Актер признался, что снова хочет сыграть своего персонажа из фильма братьев Коэн – боулера-педофила Хесуса Куинтану.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора