Мария Винограй: «В документальном кино ты стоишь лицом к лицу с тотальной неизвестностью»

Мария Винограй: «В документальном кино ты стоишь лицом к лицу с тотальной неизвестностью»
Мария Винограй

Для начала пробежимся по главным пунктам вашего резюме. Вы занимались рекламой и игровым кино, но в последние несколько лет сосредоточены на документалистике. Все эти процессы у вас плавно перетекают друг в друга? 

В некотором роде да. Мое первое знакомство с кино произошло на площадке кинофильма «Водитель для Веры». В тот момент я поняла, что хочу связать жизнь с кино. В то время в кино было очень трудно заработать, а я мечтала работать над большими проектами, где бы я могла не только научиться чему-то новому, но и завести хорошие связи. Поэтому после выпуска из института я несколько лет посвятила работе в рекламе в компании «Action Film», где продюсировала ролики для брендов вроде P&G, Nestle и Oriflame.

Но о своих киномечтах я не забывала. И как только появился шанс поработать над документальным фильмом режиссера Мигеля Гауденцио, я с радостью согласилась. Мы с Мигелем уже были знакомы и как-то во время разговора придумали наш будущий фильм – документальную ленту о пластической хирургии «В погоне за красотой».

Примерно в то же время мне предложили поработать на франко-русской картине «Виктор» с Жераром Депардье и Элизабет Херли. Вспоминая этот опыт, могу с уверенностью сказать, что для продюсера нет особой разницы между работой над игровым и документальным кино. Главное донести свой посыл до зрителя. И если сценарий мне так или иначе близок, я берусь за работу.

В чем заключается работа продюсера в документальном кино? Какие тут ключевые отличия с игровым кино?

Когда имеешь дело с документалистикой, у тебя очень размытый план действий. В игровом кино у тебя есть четкий сценарий, который и определяет график съемок и бюджет. А тут ты стоишь лицом к лицу с тотальной неизвестностью. Да, у тебя есть список вопросов и список героев, но куда тебя в конечном итоге все это заведет – никто тебе никогда не скажет наверняка.

Документальное кино – это такая головоломка, которую ты всей командой разгадываешь вместе со зрителем. Лично меня безумно увлекает этот процесс: ты словно собираешь паззл. Конечно, бывает нелегко: продюсеру в документалистике нужно быть еще более гибким и мобильным, ведь ты имеешь дело не с профессиональными актерами, а с обычными людьми. И во время съемок может произойти все, что угодно.

Главные героини ваших документальных фильмов – женщины. Это какая-то осмысленная позиция?

Я никогда не ставила себе такой цели: «Буду снимать кино о женщинах». В моем первом проекте «В погоне за красотой» в центре внимания три женщины и один мужчина, но в остальных проектах карты сложились иначе. Я и сама со временем поняла, что ставить женщину в центр повествования – очень интересная затея.

Я же вижу, что в современном кино, игровом или нет, женщинам уделяется не так много внимания, как хотелось бы. И мне, как женщине в целом и как женщине-продюсеру в частности, очень интересно рассказывать эти истории и как-то менять ситуацию к лучшему.

Вы уже пытались оценить аудиторию своих фильмов? Кто больше смотрит документальное кино?

Обычно зрители в документалистике делятся на два типа. Первым интересна тема конкретно взятого фильма (например, татуировки). Вторые просто любят узнавать что-то новое обо всем на свете. Это же не просто развлечение: хорошее документальное кино дает богатую пищу для размышлений.

Мария Винограй

Важно отметить, что вы сотрудничаете с польским документальным кино. Насколько сильно польский кинорынок отличается от российского? Есть ли там какие-то тенденции и идеи, которые могли бы прижиться и у нас?

Многое похоже. Как и в России, в Польше практикуется госфинансирование в кинематограф. Но в то же время в Польше очень много независимых кинематографистов, которые всегда могут показать свои работы в специальных кинотеатрах, куда не попадает мейнстрим. Но когда дело доходит до масштабной дистрибуции, поляки ищут спонсоров в других странах. Все мечтают, чтобы их кино добралось до США или европейского проката.

Вы много лет проработали в рекламе. И когда работаете в кино, не бывает желания все немного приукрасить, сделать более динамичным, легко усваиваемым?

У меня всегда одно и то же желание: сделать все чуть более красивым. Я люблю красивую картинку, а если за ней стоит хороший посыл, то для меня это идеальный коктейль. Разумеется, в крупнобюджетном кино должно быть больше динамики, чтобы к тебе вернулись все затраты. Законы киноджунглей научили меня тому, что динамика – всему голова.

Документальный фильм «В погоне за красотой» вы продвигали через онлайн-кинотеатры. Это был сложный процесс? И видите ли вы будущее для документального кино в широком прокате?

Да, процесс был нелегким. Как только фильм был готов, я отправилась на American Film Market, где организовала множество встреч, попутно обучаясь всему этому процессу. Так я обзавелась контактами с Kinonation Company, которая и помогла нам попасть на Amazon, Hulu и другие VOD-площадки. Думаю, для подобного кино это и есть широкий прокат.

Не думаю, что стоит ждать больше документальных фильмов в кинотеатрах. Но когда твое кино есть на Amazon, ты уже можешь рассчитывать, что у миллиона зрителей есть возможность посмотреть его. И тогда  уже можно запускать промо-машину.

Какие у документального кино отношения с пиратством?

Такие же, как и у любого другого жанра. Пиратство лишает творца честно заработанной прибыли, но вообще пираты редко обращают внимание на документальное кино. Так что мы, можно сказать, «в домике».

На основании вашего опыта в документальном кино, какие советы вы уже можете дать начинающим продюсерам?

Не бойтесь начинать. Если у вас уже есть интересная идея – идите и реализовывайте ее. Найдите свою команду и снимайте все, что хотите. Сегодня доступно много недорогого оборудования. Можно снять кино на телефон и все равно добиться признания в индустрии. Идея ценится как никогда прежде, и это прекрасно.

Расскажите о своих новых проектах.

Недавно мы закончили новый документальный фильм «Девушки-тату», который выйдет весной 2018-го. Сейчас мы рассылаем его по международным фестивалям и надеемся на позитивные отзывы зрителей и экспертов.

Сейчас, получая MBA в США, я одновременно развиваю два проекта. Первый – документальный фильм «Мамы гениев» о матерях знаменитостей и теме воспитания будущих звезд. Второй – игровое кино «Неидеальный джентльмен», который сейчас находится на стадии препродакшна. Это история любви обычных людей и всего, что с ней связано: неидеальные персонажи, злодеи, страсть.

И еще мне поступило несколько предложений о рекламных проектах, в том числе разработке контента для приложения Snapchat. В общем, дел много.

Материалы по теме

  • Фамке Янссен: «Этот сериал для меня – личная победа»

    24 марта 2017 / Редакция THR Russia

    Звезда сериала «Черный список: Искупление» рассказала, каково это – играть сильную сложную женщину.

    Комментировать
  • Донал Глисон: «Я стану частью истории, которая будет людей веселить, трогать и делать счастливыми»

    14 декабря 2017 / Жанна Присяжная

    Генерал Хакс из восьмого эпизода «Звездных войн» объяснил свой характер и признался в неуверенности в себе.

    Комментировать
  • Мишель Уильямс согласилась на «Венома» из-за Тома Харди

    05 октября 2018 / Brian Davids

    Актриса, которую знают в основном по независимым фильмам, внезапно удивила поклонников согласием на фильм по комиксам. «Хорошо прийти на работу и не залить всех кровью», — отмечает она.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus