Михаил Горевой: «Мои свояки – Гари Олдман и Том Хэнкс»

Михаил Горевой: «Мои свояки – Гари Олдман и Том Хэнкс»
Михаил Горевой

В прокат вышел комедийный боевик «Телохранитель киллера», где герои Райана Рейнольдса и Сэмюэла Л. Джексона противостоят восточноевропейскому тирану Владиславу Духовичу в исполнении Гари Олдмана. В оригинале тиран был из Беларуси, но наши прокатчики локализовали тиранскую местность как Боснию и Герцеговину. Отсюда не очень понятно, почему боснийского тирана окружают сплошь русские парни – хотя в дубляже все они в любом случае говорят по-русски, так что простой зритель вроде как и не обратит внимания. Между тем Гари Олдман специально для роли выучил реплики на русском языке – не без помощи своего партнера по фильму, российского актера Михаила Горевого, который сыграл в «Телохранителе киллера» адвоката Духовича - Ливитина.

Горевой – один из немногих отечественных актеров, сделавшихй себе имя в зарубежном кино. В 2002 году он сыграл приспешника главного злодея в юбилейное серии бондианы «Умри, но не сейчас» и с тех пор медленно, но верно выбивает себе место в западном кино. Самым ярким зарубежным проектом Горевого можно считать работу у Стивена Спилберга в «Шпионском мосте», после которого Михаил подошёл серьёзно к своей карьере и по примеру своих заокеанских  коллег начал сотрудничество с профессиональным менеджером. Результаты работы по новой голливудской системе налицо - два фильма за год, второй - в главной роли. Первый -  «Телохранитель киллера» Патрика Хьюза, а в ноябре в нашем прокате выйдет «Охотник-убийца» о капитане подводной лодке, который сотрудничает со спецназовцами ВМС США, чтобы спасти президента России, взятого в заложники во время военного переворота. В этой картине Горевой вновь сыграет с Гари Олдманом, а также – с Джерардом Батлером, Коммоном и другими известными актерами.

Мы поговорили с Горевым о том, как попасть в Голливуд, как работать с Гари Олдманом и почему он взял псевдоним Майкл Гор, под которым и выступил в «Телохранителе киллера».

Михаил Горевой на съемках «Телохранителя киллера»

Михаил, расскажите, как российский актер проходит кастинг в Голливуде? Вы сделали запись и отправили ее по скайпу – или как это происходит?

Все свои основные роли в зарубежном кино я получил именно таким образом – selftape, самозапись. Тебе приходит несколько листов с одной-двумя сценами, ты должен их самостоятельно разобрать, заснять любым образом – на камеру, на айфон, как угодно – и отправить своему менеджеру. Если, конечно, записываешь их вместе, то, в свою очередь, сразу кастинг-директору картины. Сначала решение принимает он, и только потом - режиссер, будь то Ли Тамахори или Стивен Спилберг. Я работал с большим количеством потрясающих режиссеров и везде проходил кастинг именно так - никакая «волосатая рука» тебе  не поможет. Только, что называется, чистая победа. Я узнавал у Стивена Спилберга, сколько человек он пробовал на мою роль Шишкина в «Шпионском мосту» – он сказал, что порядка трехсот по Европе и России, так что моя самооценка очень подскочила (смеется).

Почему вы решили все-таки выступать под псевдонимом – ведь у вас уже были международные проекты под своей фамилией?

Потому что решил по-серьезному взяться за западный кинематограф. 15 лет назад я снялся в бондиане «Умри, но не сейчас», после этого у меня было еще несколько работ в Англии и в Европе, но потом я забросил эту затею. Я был увлечен театром, и мне казалось, что я обойдусь и без западного кино, к тому же меня хорошо снимали на родине.  Но вдруг мне выпало целых два счастливых билета! Первый – это «Шпионский мост» Стивена Спилберга, где я счастлив был поработать с самим Спилбергом и потрясающими артистами – Марком Райлэнсом и Томом Хэнксом. За это время мы успели пообщаться и подружиться. Второй - фильм «Отпетые напарники» с Джеки Чаном. После этого я решил серьезно заняться собой за рубежом – понял, что можно работать и зарабатывать. Плюс я повстречал моего нынешнего менеджера Дарью Тинбуш, думаю - это  ведущий специалист по менеджменту наших актеров в Голливуде, и  вместе с ней мы решили, что Майкл Гор будет ближе и понятнее американскому уху, чем Михаил Горевой. Они с трудом это произносят и не могут запомнить. Именно Дарья показала мне, что для того, чтобы  постоянно сниматься в Голливуде, не нужно переезжать в Лос-Анджелес, и я могу сохранить дорогой моему сердцу театр и остаться в России. 

В «Телохранителе киллера» как часто вы на площадке работали с Гари Олдманом? Что он за человек – какое впечатление оставил? Приходилось ли вам общаться с ним вне площадки?

С Гари Олдманом я провел все свои съемочные дни. Мы с ним все время действовали вдвоем – вместе затевали злодейства, вместе выступали в суде. Началось наше общение с того, что за два дня до съемок Гари пришел ко мне в гостиницу репетировать – потому что бОльшую часть роли он работал на русском языке. И я увидел, как тяжело артисту работать на чужом языке. Я сам работаю на английском, чувствую себя более менее уверенно, но все равно сложности есть – а Гари было гораздо сложнее. Но как отчаянно он старался! Вот что такое школа! (смеется) Гари – большой труженик, матерый, просветленный артист, таких немного – слава богу, может быть. Через таких артистов Бог с нами разговаривает – на разных языках. Был очень смешной момент во время съемок, когда у него не получается, не получается – и вдруг он срывается уже на английском: «Черт возьми! Я плохой артист, я ни фига не могу справиться с этим русским языком! Давай, включай камеру, давай!» - и на этом взлете, на этой ярости и самоиронии делает блестящий чистый дубль. Просто браво! У каждого – свои инструменты.

Гари Олдман и Михаил Горевой репетируют русский язык

У нас фильм вышел в дубляже, мы не слышим русского языка Гари Олдмана – он справился?

Конечно, он справился. Они там такого уровня мастера – и, с другой стороны, получают такого уровня вознаграждение, что работу свою знают и делают чисто. Но мне приходилось и помогать ему, я и Марку Райлэнсу помогал в «Шпионском мосте». А как иначе, я же партнер. Самое главное, в чем я убедился, работая с такими высочайшими мастерами – у нас, артистов, внутри есть такой прибор «свой – чужой», который сразу распознает, что у тебя за партнер. Не важно, на каком языке ты работаешь: достаточно нескольких реплик, нескольких пристроек, внутренних таких ударов энергетических – и все, налаживается сразу диалог. Свой свояка видит издалека – и мне повезло, что у меня такие свояки, как Гари Олдман и Том Хэнкс. 

Как снималась финальная сцена в суде – удалось ли пересечься с Райаном Рейнольдсом и Сэмюэлом Л. Джексоном?

Да, удалось. Джексон такой огромный – у него размер ноги, наверное, 48! Но он такой веселый! Не такой доступный, как Олдман – вокруг него шестеро шкафов-охранников. Со своими Сэмюэл вполне добродушен, но отличается от спилберговских актеров, конечно. У нас у всех были очень комфортабельные грим-вагончики – в России таких нет. У Джексона была вообще «торпеда»! У него был свой личный гримёр, ассистент, он всегда ходил с менеджером, еще у него было несколько дублёров, у меня - только два (смеется).  По ним выставляют свет и проходят сцену, мы же заходим в кадр всего на несколько минут! Так что удалось со всеми актерами поболтать по-деловому. Они все достаточно дружелюбные, любознательные, интересуются, что у нас в России происходит.

На съемках «Телохранителя киллера»

Вы с Гари Олдманом снова сыграли вместе – в фильме «Охотник-убийца». Что это за проект и как вы в него попали?

Эту роль я получил уже находясь в Лондоне и снимаясь в «Телохранителе киллера». Нам с Дарьей - в Голливуде менеджеры всегда сопровождают своих артистов - предложили попробоваться сразу в следующий проект этой же компании. Мне решили предложить совсем большую роль. В этом фильме я дослужился уже до главного злодея (смеется). Там вокруг все хорошие – и русские, и американцы, но есть один злодей – и это я! Я занимаю высочайший чин в Министерстве обороны РФ, который провоцирует практически Третью мировую войну. В общем, главный антагонист. И все со мной сражаются – и Гари Олдман, и Тоби Стивенс, с которым мне посчастливилось работать в «Умри, но не сейчас» - тогда он был главным злодеем, а здесь он хороший-прехороший! И, конечно же, Джерард Батлер - он был и продюсером этой картины, и исполнителем главной роли. Меня очень тронула работа с ним  – такой яркий, веселый, настоящий человек!  Мы с ним жили в гостинице в соседних номерах, а балкон так вообще общий, и как соседи мы и веселились, и  шутили, и болтали, и  смеялись – делали хулиганские фотографии в стиле «300 спартанцев», например. И опять сработала эта фишка «свой – чужой»: ты сразу врубаешься, что за человек, какого уровня артист – без долгих бесед.  Что касается фильма, не буду раскрывать вам интригу – посмотрите кино, оно выйдет в конце 2017 года, это будет большой, интересный, лютый боевик!

Материалы по теме

  • Михаил Горевой: «"Шпионский мост" - самый патриотичный фильм, что я видел за последнее время»

    26 ноября 2015 / Дмитрий Карпюк

    Актер, сыгравший у Стивена Спилберга сотрудника КГБ Шишкина, рассказал о работе над картиной, съемках Джеймса Бонда и гуманизме.

    Комментировать
  • Премьеры недели. Телохранитель легкого поведения: Клятва Исмаэла

    17 августа 2017 / Ольга Белик

    Смайлики, русские злодеи, мексиканские страсти - THR рассказывает, что посмотреть в кино на выходных.

    Комментировать
  • Рецензия: «Телохранитель киллера» с Райаном Рейнольдсом и Сэмюэлом Л. Джексоном

    17 августа 2017 / Дмитрий Карпюк

    Лихая, но не самая удачная попытка воскресить жанр «бадди-муви».

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора