Михаил Горевой: «"Шпионский мост" - самый патриотичный фильм, что я видел за последнее время»

Михаил Горевой: «"Шпионский мост" - самый патриотичный фильм, что я видел за последнее время»

Накануне российской премьеры фильма Стивена Спилберга «Шпионский мост» THR пообщался с актером и театральным режиссером Михаилом Горевым, который сыграл там яркую и запоминающуюся роль Ивана Александровича Шишкина, сотрудника КГБ в Берлине 1962-го года. Именно с Шишкиным приходится договариваться герою Тома Хэнкса об обмене советского шпиона на американского. Горевой рассказал про работу со Спилбергом, своем опыте американской жизни и о многом другом.

- Получается, что вы снялись уже во втором по-настоящему крупном иностранном фильме про шпионов. Сначала фильм Ли Тамахори, часть бондианы, а теперь более серьезный фильм Спилберга, по реальным событиям. Вот насчет первого – как вы там так вдруг оказались? Помог опыт жизни в Америке, хоть это и английский проект, или это было просто везенье?

- Просто прошел кастинг. Действительно, с «Умри, но не сейчас» начался мой путь в зарубежном кино. Была небольшая картина до этого, но ее можно не считать, дверь для меня открылась именно бондианой. Но, видите ли, в фильме о Бонде даже у самого Пирса Броснана не так уж много пространства для актерской игры. Это великий киносериал, но это скорее кино про развитие кино. Вместе с примочками Бонда, с часами которые режут лед и ботинком, в который вмонтирован ножик, развивается и кинематография. Я не могу назвать свою роль в Бонде выразительной – она очень функциональна. Там не было места, где я мог бы накормить свой актерский голод. Я потом еще работал заграницей, в большей степени в Англии, в том числе на BBC, сыграл фильмах в 12-15. Еще подфартило, конечно, что попал в Английскую гильдию киноактеров. Вы спрашиваете, помогло ли мне во всем этом то, что я прожил в Америке четыре года? Безусловно. Мало того, что я выучил там язык, но я еще и врубился в то, как люди существуют. Можно сидеть в наушниках, учить английскую речь и читать умные книжки, но ведь нужно знать, как люди коммуницируют, как они живут. Я получил такой багаж, который сделал меня европейцем русского происхождения. Я стал русским, говорящим на иностранном языке и знающем, как себя вести – но не в смысле, как быть вежливым, а как дышать, как разговаривать, как относиться к деньгам, к гомосексуализму, ко всем вещам. Иной уклад, который следует постичь.

© Наталья Думко
© Наталья Думко

- Переходя от Бонда к Спилбергу -  ваш Шишкин в «Шпионском мосту» не главный персонаж, но один из трех самых ярких и запоминающихся. Причем получается, что их сыграли актеры трех национальностей – американец Том Хэнкс, англичанин Марк Райлэнс и вы. Ваш партнер там в большей степени Хэнкс, но спрошу все же сначала про Райлэнса – он, как и вы, театральный актер и режиссер. Он ведь еще и театром «Глобус» в Лондоне руководил 10 лет.

 - Да уж, это вам не пальцем в носу ковыряться!

 Вы с ним подружились?

- Еще как! Это блистательный артист и невероятный человек. Он настолько могуч в театре...

 - А вы видели его на сцене?

 - Живьем не видел. Я не знал до съемок о его существовании, к своему стыду, но потом я облазил весь интернет и посмотрел кучу всего с ним. В том числе и выступления из театра «Глобус», который мне настолько люб! На съемках того же фильма про Бонда, когда у меня было свободное время - ты же не каждый день снимаешься,  всего пару дней в неделю, а остальное время болтаешься по городу -  я  ходил в театр, в том числе и в «Глобус». Не могу сказать, что весь английский театр невообразимо крут, но «Глобус» - это знак высочайшего качества. И вот я познакомился на съемках «Моста» с Марком – это необыкновенный молодой человек 55 лет - яркий, веселый, звонкий. Но, как только Спилберг позвал нас на площадку, он тут же преображается, гаснет, сутулится, становится меньше, старше. Это потрясающе. Мы много провели времени в гримерках, в беседах.

© Наталья Думко
© Наталья Думко

 - Вопрос немного некорректный, но, если честно – с кем было интересней работать или общаться – с англичанином и театральным актером Рэйландсом, или с американцем Хэнксом?

- Понимаете, у нас, у актеров, есть прибор внутри, который определяет по принципу «свой-чужой». Мне приходилось работать и с китайскими актерами, и с испанскими, и с финскими, и с какими только не пришлось. И тут я не могу ответить кто лучше, англичанин или американец. Эти личности, Хэнкс и Райлэнс, в чем-то разные, но они при этом схожи в главном. В основе любого искусства лежит гуманная идея, и они - гуманисты. Мне еще пришлось поработать в этом году с Джеки Чаном в новом фильме Ренни Харлина.

- Это будет уже стопроцентный экшн?

- Экшн-комедия. Типа его же «Часа пик». У меня там роль Злодея Злодеевича Злодеева, кровавого, но кровь там льется такая, сиропная. Так вот, все эти люди полны абсолютной внутренней свободы, им не надо ничего никому доказывать. Они знают и умеют. Вот, например, что такое Стивен Спилберг? Это знание и умение, помноженное на талант от Бога. Талант – это кому сколько уж досталось, а знание и умение – это результат работы, постоянных репетиций, опыта.

 - Известно, что Спилберг обычно видит весь фильм заранее у себя в голове.

 - Да,  именно так. На съемках он как будто танцует, он проплывает по площадке. Видно, что в этот момент у него какой-то канал открывается с Богом, провидением, называй как хочешь.Что вы хотите – он уже 30 лет определяет сознание людей, мира, формирует его. Ну хотя бы тех, кто читал что-то, кроме букваря. И задача тех из нас, кто получил опять же от Бога, провидения, чего угодно, знание и умение – вытаскивать людей из болота.

© Наталья Думко
© Наталья Думко

 - В то же время все говорят, что Спилберг очень быстро работает, возможно, благодаря своему умению видеть всю картину в целом. Многие же из тех, кто формирует сознание, типа того же покойного Алексея Германа, не могли так снимать. Как вам с ним работалось?

 - Он работает четко, быстро и скрупулезно. Он каждую секунду знает, что он делает и зачем. При этом он не уперт и не зациклен на своем. Он с огромной радостью идет на предложения актеров. Он не считает, что актер - это робот, который прыгает по свистку. В этом фильме есть и мои 20 копеек.

- Расскажите! Это не случайно не в сцене в советском посольстве, немного гоголевской по духу?

 - Да, Чичиков, Манилов, похоже. Нет, все же не там. В сцене обмена на мосту, которая является одновременно и кульминацией, и финалом. Снимали, кстати, именно на этом мосту, Глиникербрюке, где тогда происходил обмен.

 - При этом сам Берлин снимали в Польше.

 - Там снимали именно строительство стены. В Берлине тоже снимали, но на такой сцене люди бы...

 - Не очень обрадовались.

-  Да не то что не очень (смеется)! Пожилые люди легли бы в землю. Спилберг думает заранее и об этом! Он, конечно, потрясающий, добрый волшебник, который любит людей. На премьере в Берлине ему кого-то представляли, в духе «это мой друг, он доктор», а он сразу спрашивает: «Привет! Доктор по какому профилю?». Ему все интересно, и видно, что это искренее, по-настоящему. Он так дышит и иначе не может. Но вернемся все же к моим 20 копейкам. Там по сценарию Донован с Абелем приезжают на мост и для опознания Пауэрса есть человек, его однополчанин. Абель спрашивает: «Интересно, кого они привезут, чтобы меня узнать – я же так давно покинул Россию». И дальше по сценарию Шишкин, то есть я, и Абель что-то кричат друг другу по-русски. Ответа на вопрос, что именно говорят, не было. И тут я придумал эту фразу: «У вашей жены было родимое пятно?» Абель кричит: «Да». А я ему: «А где?». – «Под левой грудью».  Я не знаю, было ли какое-либо родимое пятно у жены Абеля, но я это придумал, и Стивен был в восторге: «Классно, Майкл!».

© Наталья Думко
© Наталья Думко

Как вам вообще эта роль вам досталась? Везение?

Да, просто прошел кастинг. Кроме меня, многие его так проходили – по интернету получаешь текст, учишь сцену, снимаешь на видео и отсылаешь. Сын мой Дмитрий меня снял. Потом я узнал, что многие русскоязычные актеры присылали видео - и из Германии, и из Америки, а выиграл я. На общих основаниях. Стивена-то уж коррумпировать невозможно. Получилось, как и с Бондом, 13 лет назад - там я также прошел кастинг.

Счастливый билет получили.

- А у меня так получилось 3 раза подряд с большими проектами – Бонд, Спилберг и Харлин. Я вот пробовал в Америке попасть в большое кино – не вышло. А уже в России все именно так вышло – прислал видео, и выбрали меня.

Как вы считаете, насколько сейчас актуален фильм про события «холодной войны»? Тем более в свете наших теперешних отношений с Америкой.

- Мало того, что актуален, он еще и самый патриотичный фильм, что я видел за последнее время. В главной роли там Том Хэнкс, но главный герой там – советский разведчик Абель, «стойкий мужик», как там говорится. Пожилой человек, щуплый, но какая скала, какая глыба! И, да, фильм ценен именно своей невероятной актуальностью. Там же есть фраза, которую говорит Хэнкс моему Шишкину: «Следующая ошибка, которые совершат наши государства, может стать последней». Спилберг через него кричит Путину, Обаме и всем нам: «Ребята, остановитесь!».

© Наталья Думко
© Наталья Думко

THR благодарит за помощь в проведении интервью и фотосессии кинотеатр «Пионер».

Материалы по теме

  • Как детство Стивена Спилберга во время «холодной войны» повлияло на «Шпионский мост»

    25 ноября 2015 / Энди Льюис

    Режиссер при работе над шпионским триллером использовал свои детские страхи и фото отца из СССР.

    Комментировать
  • Рецензия: «Шпионский мост» Стивена Спилберга

    25 ноября 2015 / Тодд МакКарти

    Шпионская сказка с Томом Хэнксом, в которой меняют разведчика на пилота и строят Берлинскую стену.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Конкурс!

Письмо редактора