ММКФ-2016. Дневники фестиваля: Марина Абрамович, двойник Рэдклиффа, Вигго Мортенсен, Гитлер и «Тони Эрдманн»

ММКФ-2016. Дневники фестиваля: Марина Абрамович, двойник Рэдклиффа, Вигго Мортенсен, Гитлер и «Тони Эрдманн»
Кадр из фильма «Тони Эрдманн».

В обрушившейся на Москву жаре довольно сложно сделать правильный выбор в программе ММКФ и не отдаться плавному фестивальному течению, которое само куда-нибудь да вынесет. Тем не менее некоторые фильмы оказываются для любителей кино важнее других, и это доказывает ажиотаж, вызванный некоторыми картинами. Например, на «Капитане Фантастике» с Вигго Мортенсеном или «Человеке-Швейцарском ноже», фильме на двоих, где один из актеров, Дэниэл Рэдклифф, играет труп, зрители буквально сидели друг у друга на головах. Возле кинотеатра «Октябрь», кстати, появился и не очень похожий двойник Рэдклиффа, вернее, его трупа - судя по недавнему двойнику ДиКаприо, подобные персонажи входят в тренд.

Некоторые фильмы не вызывали подобного внимания, и совершенно напрасно. Из подобных примеров – документальная картина «На перепутье: Марина Абрамович и Бразилия» (конкурс документального кино). Это история путешествия, в котором знаменитая художница отправляется в поездку по Бразилии после того, как ее бросил муж. Она не следует обычными туристическими маршрутами, предпочитая им уникальные опыты – например, встречу с шаманом, чудо-врачом, лечащим людей при помощи обычного ножа, и 104-летней бабушкой или дегустацию злого чеснока и айахуяски. Как и всякий настоящий травелог, поездка в новый мир, полный потрясений и открытий, на самом деле превращается в погружение путешественника вглубь себя, вернее, со стороны зрителей - вглубь Марины Абрамович. 

Еще одна документалка Войцеха Староня «Братья» ("Свободная мысль". Программа документального кино), история двух живущих вместе польских 90-летних стариков, Альфонса и Мечислава Кулаковских, побывавших в трудовом лагере в Сибири, полна интересных, но так до конца и не раскрытых возможностей. Один из братьев – художник, другой – картограф и, видимо, кинолюбитель, хранящий бобины со старыми домашними пленками, но больше никакой информации режиссер не дает и словно сознательно избегает каких-либо экскурсов в прошлое, кроме демонстрации старых кинозаписей под эмбиент-саундтрек. Староня познакомился с братьями в Казахстане и спустя 10 лет, после их перезда в Польшу, решил снять про них кино. Фильм снимался в течении семи лет, но в скромный 70-минутный хронометраж влезает по сути только один драматический момент – пожар в доме, в котором сгорает множество картин брата-художника. Впрочем, есть в «Братьях» сцена, которая действительно одновременно веселит и трогает - где Альфонс учит Мечеслава гимнастике. Фильм «Братья» получил премию 68-го кинофестиваля в Локарно.

Кадр из фильма "Братья".

«Капитан Фантастик» (Внеконкурсная программа. Специальные показы), снятый актером Мэттом РоссомКремниевая долина», «Американский психопат»), оказался на поверку довольно беспомощной миленькой картиной, которую не спасала общая динамичность и хорошие актерские работы. Отец-самодур (Вигго Мортенсен), напоминающий героя Харрисона Форда из «Побережья москитов», воспитывает своих многочисленных детей в «диких условиях». Дети у него уникальные -  живут в чаще, убивают лесных зверушек, читают Маркса и Достоевского, говорят на нескольких языках и знают наизусть Билль о правах, - но при этом являются совершенно неподготовленными к нормальной жизни за пределами своей коммуны. Когда их мать кончает жизнь самоубийством, они уговаривают отца отправиться на ее похороны, хотя тесть предупреждает героя Мортенсена не появляться под угрозой ареста. Роуд-муви превращается в сахарную, лишенную малейшего правдоподобия историю примирения. В финале все друг друга поймут и простят, а преданое земле тело матери будет предано ритуальному сожжению под песню "Sweet Child O' Mine", трогательно пропетую одной из дочерей Вигго. Слезы, может, и капали, но не у всех.

Кадр из фильма "Капитан Фантастик".

«Тони Эрдманн» (секция "8 1/2 фильмов") немецкого режиссера Марен Аде, каннский фаворит этого года, к всеобщему возмущению не получивший там ни одного приза, был показан в «Октябре» в ночь с субботы на воскресенье и, несмотря на солидную продолжительность (160 минут), практически ни у кого не вызвал попыток бегства из зала. Любящий интересно пошутить школьный учитель музыки Винфред (Петер Симонишек) приезжает с визитом к деловой и холодной как рыба дочке Инес (Сандра Хюллер), работающей в немецкой корпорации в Румынии. Винфред быстро понимает, что с жизнью Инес что-то не так и, чтобы вернуть в ней радость к жизни, превращается в свое альтер-эго, комичного коуча Тони Эрдманна. Его самые примитивные, но оттого и смешные шутки и гэги, от мешочков, имитирующих выпускание газов, до огромных вставных зубов и нелепого парика, постепенно заставляют ее пересмотреть свои жизненные приоритеты. В пересказе звучит довольно беззубо, но в этой умной комедии с отличными актерскими работами, которая напоминает фильмы «румынской новой волны» не только местом действия и появлением актера Влада Иванова, смех звучит сквозь слезы - не зря одна сильно смеявшаяся зрительница под конец расплакалась. Вообще реакция публики на фильм стала дополнительным фактором удовольствия от просмотра. Прочувствованное исполнение Инес песни Уитни Хьюстон в гостях у румынской семьи сорвало в зале шквал аплодисментов, а нудистская вечеринка на дне рождении дочери и появление папы в костюме кукери, волосатого чудовища с головой фаллической формы, вызвали настоящее смеховое буйство. Однако «Тони Эрдманн» интересен в больше степени не абсурдистким финалом, а эпилогом, а именно последними минутами встречи отца и дочки на похоронах бабушки. Может быть, у дочери жизнь и изменится к лучшему. Может быть, нет. Аде не дает однозначных ответов, и именно это делает ее картину об отцах и детях фильмом про что-то другое, вроде смысла жизни - в общем, оказывается намного глубже и умнее, чем могло поначалу показаться. 

Кадр из фильма "Тони Эрдманн".

Финальным и довольно звонким аккордом прозвучал румынско-английский «Исход в Шанхай» (секция "Русский след"), дикий кунгфу-экшн Энтони Хикокса, известного по жанровым хитам конца 80-х/начала 90-х (две части «Музея восковых фигур», «Восставший из ада-3»). В центре сюжета - бегство евреев из Вены 38-го года в Шанхай, через китайское посольство. Боец, похожий на Брюса Ли, очаровательная блондинка, глупые эсэсовцы словно из фильмов группы «НОМ», кровавые боевые сцены и перестрелки, свастики из дорожек кокаина, не то чтоб всерьез играющие актеры и постоянные крики «Хайль Гитлер!» напополам с шутками про фюрера напоминают сразу о «Гитлере Капут», «Бесславных ублюдках» и «Списке Шиндлера». Кстати, Хикокс, который появляется в финале в роли агента Флеминга, в финальных титрах благодарит Стивена Спилберга. Да, это, может, трэшово и нелепо, но при этом отлично подходит в качестве необходимого противоядия от чересчур серьезных фестивальных картин. Фестиваль принес и другие приятные открытия - в частности, аргентино-французский фильм «Эва не спит» с Гаэлем Гарсиа Берналем и Дени Лаваном, но об этом в следующий раз.

Кадр из фильма "Исход в Шанхай".

Материалы по теме

  • ММКФ-2016. День первый: Пол Фиг, французские суды и китайские рыбаки

    24 июня 2016 / Дмитрий Карпюк

    В день открытия фестиваля у THR получилось послушать режиссера "Охотников за привидениями" и посмотреть французскую и китайскую картины.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора