Венеция 2017: рецензия на «Викторию и Абдула»

Венеция 2017: рецензия на «Викторию и Абдула»

Стивен Фрирз не сомневается в том, насколько «драгоценным» вышла его история о Виктории и Абдуле. Да и подумать только - актеры такого уровня, реальные события в основе и в то же время невероятность этих же событий - Фрирз знает формулу успеха. Первые зрители посмотрели фильм в Венеции и написали свои впечатления - мы прочитали и делимся с вами. 

Начнем с главных действующий лиц - who is who: Виктория - королева Соединённого королевства Великобритании и Ирландии с 20 июня 1837 года и до смерти в 1901 году. Она же - императрица Индии с 1 мая 1876 года (провозглашение в Индии — 1 января 1877 года). Абдул Карим - слуга и фаворит Виктории в период её вдовства. По происхождению индиец-мусульманин. В 1887 году, который был годом так называемого золотого юбилея королевы, Абдул Карим стал одним из двух индийцев, отобранных для службы ей. Он смог понравиться Виктории, по её распоряжению прошел дополнительное обучение английскому языку, получил должность её секретаря по индийским делам, уникальный титул Мунши (что можно перевести как секретарь, писарь, учитель или ассистент) и земельный участок в Индии. Титул был дарован ему в августе 1888 года, после жалоб на «не подобающую» его, якобы, благородному происхождению работу простого слуги. Мунши становится постоянным собеседником и компаньоном Виктории, их дискуссии касаются самых разных тем, а отношения развиваются. Нетрадиционная «химия» этих двух воинов дарит фильму приятную интимность.

Теперь о фильме: после краткого «индийского» пролога мы быстро переносимся в Англию конца 19-го века, где серия сцен в Виндзорском замке так и дразнит нас помпезными видами и мимолетными появлениями уже престарелой королевы Виктории. Вот она поднимается с постели, одетая и подготовленная к каким-то масштабным, по всей видимости, королевским делам.

Прошло довольно много времени, прежде чем мы видим героиню Джуди Денч за помпезным столом, снующими туда и сюда швейцарами, но королеву раздражает абсолютно все. Все, что связано с окружающим ее миром, который продолжает любить, веселиться, огорчаться, наслаждаться вкусной едой, танцами, просто жить. Она будто изгой в своем собственном дворце. Несмотря на торжественность и нарядность, лицо королевы окончательно киснет, когда она садится на обед - в наряде вдовы. С жадностью съедая основные блюда, она вдруг немного подмигивает... перед десертом.

Абдул же «вводится» в фильм совершенно контрастно пышным королевским залам: герой продирается через переполненные улицы и шумные рынки Агры, и все это снято бодрой карманной камерой оператора Дэнни Коэна («Рок-волна», «Король говорит»), накачивающей экзотическую атмосферу. Мы видим, как герой нарушает королевский этикет, и это помогает ему установить первый контакт с этой женщиной. «Я внезапно чувствую себя намного лучше», - говорит она после того, как Абдул снова нарушает протокол, целуя ее тапочки.

Вскоре Виктория одного за другим увольняет других слуг, в то время как Абдул вспоминает ее разговорами об индийских коврах, Тадж-Махале и манго, возбуждая любопытство, которое кажется естественным для императрицы той страны, которую ей по соображениям безопасности было запрещено посещать.

К растущему ужасу королевского дома, возглавляемому Генри Понсберри (роль сыграна великим Тимом Пиготтом-Смитом в одной из его последних ролей), королева Виктория делает двух индейцев (Мухаммеда и Абдула) своими личными лакеями. И хотя Мухаммед плохо приспосабливается к климату, продолжая ворчать о «эксплуататорах человечества», Абдул становится незаменимым доверенным лицом, а вскоре королева назначает его своим учителем или «мунши», получая от него ежедневные уроки как часть совершенно нового для нее образования в области культуры. Королева все это делает, отвергая все более громкие расистские возражения ее сотрудников.

Звездное появление едва ли могло быть еще более праздничным (только если бы это был настоящий царствующий государь или королева), и Денч, безусловно, является королевой этой роли, привнося в образ строгость и власть в сочетании с земным презрением к суете и гуманностью. В этой женщине очень гармонично сочетаются королевское достоинство и неприступность с беззащитностью маленькой женщины, желающей, чтобы рядом находился мужчина, который мог бы принимать решения без оглядки на Ее Величество. Денч неотразима, а когда тяжесть персонажа (буквально) отпадает, она становится совершенно легкой, почти головокружительной - с девическим счастьем, смехом, способностью кружиться в танце. А вот она же - но будто на жизнь старше - особенно ощущается чувство усталости в костях, которую она привносит в роль в открывающих и более поздних сценах. Невероятно, как, разменяв 90-й десяток, Джуди удается все - с легкостью и без скидок на возраст. 

Абдул и Виктория за уроком

Многие неизбежно бросят взгляд на другой исторический фильм о британской монархии - «Ее величество Миссис Браун» 1997 года, где та же Денч сыграла королеву Викторию, и будут правы. В своих основных повествовательных контурах фильм является довольно масштабной репликой, Денч в том и этом фильме играет совсем недавно овдовевшую королеву Викторию. В фильме 1997-го года она спасается от депрессии в компании старого друга семьи — горца Джона Брауна, а в свежем фильме - простого слуги-индуса - налицо остроты, которые связаны с междуклассовыми барьерами и повторением сценария: все же и одному, и второму человеку предстояло перевернуть дворцовую жизнь. В фокусе перед нами истории двух людей — королевы и слуги, могущественной аристократки и провинциального представителя бедного дворянства, просто мужчины и женщины. Кто найдет в себе смелость, а главное желание и терпение, вновь вернуть к жизни королеву, заставить выйти из своего кокона, в который она превратилась со дня смерти мужа - тема действительно животрепещущая и дает полет фантазии сценаристам - и Ли Холл «Виктории и Абдула» не скрывает отсылки к «Брауну». 

Основанная на фактах история - Фрирс и Холл признают, что даже приобрели какую-то лицензию - была взята из книги Шрабани Басу, которая, в свою очередь, была вдохновлена ​​рукописными тетрадками королевы Виктории на урду и частными журналами, открытыми в 2010 году.

 

Материалы по теме

  • Джуди Денч: «Пенсия» — ругательное слово в моем словаре»

    11 марта 2015 / Скотт Фейнберг

    В 80 лет жизнь только начинается, — уверена блистательная Джуди Денч, которая вопреки возрасту и болезням продолжает сниматься в кино. Накануне выхода комедии «Отель "Мэриголд". Заселение продолжается» THR поговорил с актрисой о проблемах со зрением, ее «лучшем друге» и о том, почему она до сих пор работает по 12 часов в сутки.

    Комментировать
  • Джуди Денч разделась для благотворительной кампании

    01 июня 2015 / Редакция THR Russia

    80-летняя звезда сфотографировалась в обнимку с омаром в рамках акции по защите животных.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора