Шон Янг: «Я все еще готова сыграть Женщину-кошку»

Шон Янг: «Я все еще готова сыграть Женщину-кошку»
Шон Янг

Шон Янг не отказалась от мечты сыграть Женщину-кошку, хоть ей и не везло с ролями в «бэтмениане». Сначала она должна была сыграть Викки Вейл в «Бэтмене» Тима Бертона 1989 года, но сломала руку на репетициях и была заменена Ким Бейсингер. Затем в собственноручно сшитом костюме Женщины-кошки она попыталась поймать врасплох режиссера прямо на съемочной площадке Warner Bros., чтобы получить роль антигероини в сиквеле «Бэтмен возвращается», но проиграла в борьбе Мишель Пфайффер.

После часовой беседы с Янг начинаешь грустить по временам, когда Голливуд был диким и лишенным цензуры. В конце концов, именно эта актриса переплюнула по части плохого поведения Чарли Шина на съемках фильма «Уолл-стрит» (режиссер Оливер Стоун вырезал все сцены с ее участием). Позднее Джеймс Вудс подал на нее в суд за домогательства (они пришли к мировому соглашению, а Янг получила 227 тысяч долларов, чтобы покрыть судебные издержки).

Ее кинокарьере в 80-х можно только позавидовать – от комедий («Добровольцы поневоле») и фантастики («Дюна», «Бегущий по лезвию») до позабытого жанра эротического шпионского триллера («Нет выхода»).

Шон Янг долго боролась боролась с алкоголизмом и стала вести трезвый образ жизни после того, как перебила Джулиана Шнабеля во время речи на церемонии вручения премии Гильдии режиссеров Америки и была удалена из зала. Теперь 56-летняя актриса не употребляет алкоголь уже более 3 лет и стала вести себя спокойней, но до сих пор может без пиетета рассказать много интересного про своих коллег. Она продолжает сниматься в кино (в прошлом году она ненадолго появлялась в «Костяном томогавке» и сыграла в хорроре «Дорогая»). Замужняя мать двух взрослых сыновей рассказала THR о поэтическом таланте Чарли Шина, нелепости обвинений Джеймса Вудса и о том, как ее подвел бывший агент Майкл Отиц.

Вы получили роль в «Бэтмене» и сломали руку на репетициях. Вас быстро заменили Ким Бейсингер. Сейчас, про прошествии времени, вы считаете, что это было несправедливо?

Если бы (продюсер) Джон Петерс хотел меня оставить, они смогли бы как-то грамотно обойти эту проблему во время съемок. Но у него был стояк на Ким Бейсингер. Так у него появился хороший предлог уволить меня и пригласить ее. Было обидно, но таков шоу-бизнес.

Когда вы подошли к Тиму Бертону в костюме Женщины-кошки на съемочной площадке Warner Bros., какова была его реакция?

Его там не было. Может быть, он спрятался в туалете, кто знает? Если бы эти шишки из Warner Bros. были бы хорошими бизнесменами, они позволили мне сыграть Женщину-кошку сейчас и заработали бы кучу денег. Но они слишком глупые. Можно привести их на водопой, но из них не сделаешь великих артистов. Им слишком страшно, они не хотят рисковать. Ведь неверное решение может стоить им работы. Если бы они были хорошими бизнесменами, вопросов бы не было, но ведь не я глава киностудити

А если бы вы были главой, что бы вы сделали?

Я бы перестала принимать деньги от Пентагона и снимать военные фильмы, и я бы занялась производством фильмов, которые объединяют людей, а не разобщают. Но они продолжают снимать кино про войну. Они даже приглашают женщин снимать такое кино, Кэтрин Бигелоу и Анджелину Джоли с «Несломленным». Меня это бесит. «Лазурный берег» мне понравился, я его два раза посмотрела. Но «Несломленный» я возненавидела. «Повелитель бури» хороший фильм, но это все равно пропаганда.

Ходит много разговоров о разнице в зарплате актеров по половому признаку. В 80-е дела с этим обстояли лучше или хуже?

То, что женщинам платят меньше – это не новость. Сейчас все обстоит еще хуже. Но это касается всех, и мужчин, и женщин.

В фильме «Нет выхода» кому заплатили больше – вам, Кевину Костнеру или Джину Хэкмену?

Мужчинам заплатили больше. Но я была новичком. В моем послужном списке не было трех или четырех фильмов, как у Кевина. И Джин тоже заслужил больший гонорар. Тут надо быть практичной. Это все вопрос спроса и предложения. Надо все время помнить, что есть целая очередь из людей, готовых занять твое место.

Шон Янг в фильме "Бегущий по лезвию"

Сейчас собираются снимать сиквел «Бегущего по лезвию». Харрисон Форд задействован в съемках. Вы не знаете, что случилось с вашей героиней, Рэйчел?

Уверена, что всем это интересно, но мне еще никто не звонил с предложением, так что я понятия не имею.

Вы здорово поругались с Оливером Стоуном на съемках «Уолл-стрит», и он вырезал все сцены с вашим участием. Что именно тогда произошло?

Все верно. Он вырезал эти сцены, потому что я не выносила хамского отношения и не давал ему спуску. Теперь я стала намного терпимей.

Этот фильм по сути сделал Чарли Шина звездой. Что вы можете рассказать о работе с ним?

У него очень классное чувство юмора. Он писал очень мрачные стихи. Он как-то зашел в гримерку и зачитал вслух несколько своих работ. Мы все замолчали и просто смотрели на него. Помню, что я ему сказала: «Это похоже на 2 или 3 дня во «Взводе», дружище». Я бы тогда писала про цветочки, а он писал про темную сторону души. Мне нравится Чарли, но шоу-бизнес – штука жесткая. Он может здорово вас потрепать. Это вам не сидеть на крыльце и смотреть, как на поле растет кукуруза.

После «Уолл-стрит» за вами укрепилась слава человека, с которым тяжело работать. Это правда или нет?

Если все считают, что вы должна выполнять приказы, а вы этого не делаете, то вас называют человеком, с которым тяжело работать. В карьере бывают моменты, когда вы готовы выполнять приказы, и люди пытаются все это учесть во время переговоров перед съемками, но все прекрасно понимают, что от них можно требовать, а что нельзя. Я принимала участие в фильмах, где я должна была раздеваться. Теперь я бы не стала это делать, и я могу просто сказать «нет». Но я не могу сказать: «Вы не могли бы убрать эту сцену из сценария? Я готова сыграть эту роль, но вот это я делать не буду. Вырежете вот это?».

Кто больше всего защищал вас?

Джим Кэрри. Он боролся за мое участие в фильме «Эйс Вентура». Они хотели Бриджит Нильсен. Я получила эту роль, потому что он реально сражался за меня. Это интересно, всю жизнь меня защищали мужчины. Роджер Дональдсон настаивал, чтобы я получила роль в фильме «Нет выхода». Кевин Костнер был не против, но продюсеры из компании Orion упрямились. В «Бегущем по лезвию» они все время хотели то одну, то другую актрису. Но Чарльз Нод, художник по костюмам, настоял на моей кандидатуре, а Ридли Скотт очень к нему прислушивался.

Джин Хэкмен и Шон Янг в фильме "Нет выхода".

В 80-е и 90-е в Голливуде все довольно плохо себя вели. Можете что-нибудь рассказать про это?

В те времена было полно кокаина. Все употребляли много наркотиков. Я не принимала, но все это происходило на моих глазах. Я видела, как Джон Кэнди делал это на съемках «Однажды преступив закон». В каждом фильме, где я снималась, я видела, как люди нюхают кокс – в перерывах между съемками или прямо перед камерой, везде. Работники кинокомпаний не отставали. Тогда и платили всем значительно больше. Но здоровье у людей сильно портилось. Сейчас актеры больше заботятся о себе и так над собой не издеваются. В большей степени они озабочены тем, как бы не потерять работу.  

Ваше скандальное обращение к Джулиану Шнабелю «давай уже быстрее» на церемонии вручения премии Гильдии режиссеров Америки развеселило людей, которым надоели долгие вступительные речи. Вы сожалеете об этом поступке?

Ужасно сожалею. При этом я очень люблю «Скафандр и бабочку». Проблема в том, что я была пьяна и подумала в тот момент: «Ну все, надоело». Моя карьера летела коту под хвост, и это было моим своебразным «пошли вы на…» всему Голливуду. «С меня хватит. Мне плевать. Иди вы все». Со мной тогда была сестра, и она сказала мне на следующий день: «Тебя с трудом смогли вывести оттуда три охранника». «Три? Ну я и крутая!». Настолько я была тогда пьяной.

Я помню, как Джулиан Шнабель сказал мне спустя несколько недель после интервью: «Это несправедливо, что ее выгнали с церемонии. Не надо было так делать». Вы с ним общались с тех пор?

Да, я позвонила ему и извинилась, и он был очень мил. Здорово, что Джулиан, как и я, не отнесся к этому происшествию так серьезно и не повел себя как придурок. Это проблема большинства людей: они так серьезно ко всему относятся, что превращаются в мини-монстров. Мне ужасно стыдно, и я не хочу так больше поступать. Но когда вы давно в бизнесе, сезон вручения наград – это как марафон, не каждый продержится.

Вы появлялись в реалити-шоу Доктора Дрю, Celebrity Rehab. Для вас это был позитивный опыт?

Сначала я отказалась, но они предложили мне столько денег, что я подумала: «Я буду круглой идиоткой, если откажусь. Мне надо думать о семье». После церемонии Гильдии режиссеров они решили, что я идеальный кандидат для этого шоу. Я работала там только 10 дней, это время пролетело быстро. Мне и правда было очень весело, я многому научилась и в результате вообще прекратила выпивать. Так что больше я не пью.

Шон Янг в фильме "Поцелуй перед смертью".

Как вы думаете, персонаж Гленн Клоуз в «Роковом влечении» списан с вас? Ее зовут Шон, так что ходили слухи…

Джеймс Дирден написал сценарий, он потом пригласил меня сниматься в «Поцелуе перед смертью» и говорил, что видел меня в главной роли в «Роковом влечении». Но это было в 1987 году, как раз когда Джеймс Вудс обвинил меня в домогательствах…

И судебный иск Вудса сильно повредил вашей карьере?

Это просто абсурдно – поверить в то, что я, Шон Янг, красивая актриса на пике славы, пристаю к Джеймсу Вудсу. Но зато стало ясно, как все работает – не важно, что является правдой, важно то, во что люди верят. Но тот факт, что я была расстроена этими бредовыми обвинениями со стороны Вудса, только заставил меня выглядеть виноватой. Я не должна была сама защищаться. Это — обязанность агентов. Но мой агент, Майкл Ортиц, не вступился за меня, мой другой представитель тоже не стал себя утруждать. Они все были из агентства, которое представляло и Вудса, так что никто не пришел мне на помощь. Таков он, шоу-бизнес, и эта ситуация во многом раскрыла мне на него глаза. Надеюсь, что молодые начинающие актрисы будут всегда осторожны и спокойны и не станут поддаваться эмоциям. Здесь не стоит вопрос, права ты или нет. Я всегда была права, и это не имело никакого значения.

О какой несыгранной роли вы больше всего сожалеете?

В фильме «Пианино». Я долго не могла взяться за чтение сценария, болталась без дела на своем заднем дворе в городе Сидона в Аризоне, и меня не стали дожидаться. Это было глупо. Я все профукала.

Если бы вы были начинающей актрисой, за какие роли вы стали бы бороться?

За роль в фильме «Из машины». Это очень страшный фильм. Он не номинировался как лучший фильм, хотя должен был. Он задает важные вопросы про разницу между человеком и сверхчеловеком, про эволюцию и то, насколько общество сейчас все больше и больше становится зависимо от электроники.

Вы член Киноакадемии?

Да.

Как вы отнеслись к расовому скандалу вокруг «Оскаров» в этом году?

Люди ворчат. В этом году по этому поводу, а в следующем году – по другому. Таким образом вы просто привлекаете внимание к своему фильму. Это шоу-бизнес.

Какую голливудскую актрису вы считаете своей наследницей?

Дженнифер Лоуренс и Алисию Викандер. Это умные кинозвезды, на которых приятно смотреть.

С кем бы вы хотели поработать?

С Вуди Алленом. Я написала ему совсем недавно, у меня возникла идея, которую я хотела с ним обсудить. Меня полностью вырезали из «Преступлений и проступков», и он прислал мне письмо: «Дело не в тебе!». Так что он мне теперь должен.

Какие ваши планы на будущее?

Я хотела бы снять фильм, если получится найти деньги. Этим летом я собираюсь поставить пьесу в Остине. Я могу позволить себе расслабиться, но когда я хочу что-то сделать, я просто делаю это. Мне можно больше не переживать насчет разных подводных камней шоу-бизнеса.

Материалы по теме

  • Роджер Корман: Как я снял 400 фильмов, учил Копполу и пытался вернуть через суд свое состояние

    10 марта 2016 / Эрик Гарднер

    Крестный отец независимого кино и наставник Мартина Скорсезе и Джеймса Кэмерона заявляет, что финансовая компания должна ему 170 миллионов долларов.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus