Шон Леви: «Надо следовать своим инстинктам»

Шон Леви: «Надо следовать своим инстинктам»

6 сентября в российский прокат вышла экранизация популярного американского романа Александры Бракен «Темные отражения».  По сюжету фильма неизвестная инфекция убивает 98 процентов детей, а у выживших появляются суперспособности.  Поставить фильм взялся известный американский продюсер Шон Леви («Очень странные дела», «Прибытие», «Ночь в музее»). Именно с ним российский The Hollywood Reporter встретился накануне премьеры и узнал, почему он отдал бразды правления женщинам, обсудили значение франшиз и выяснили, как в фильм попала звезда «Игры престолов».

 

Ваши «Темные отражения» получились очень интересными. Как вы думаете, почему?

Мы получили права на книгу пять лет назад, в тот момент, когда наша компания 21Laps («Ночь в музее») была в основном известна как киностудия, которая создает семейные комедии, но я всегда хотел и знал, что однажды мы начнем работать и в других жанрах! Каждый, кто был тинейджером, сможет найти что-то свое в этой истории! Когда люди увидят этот фильм, они поймут, что он очень реалистичен, рассказывает о том, что может произойти уже сегодня, и это несмотря на то, что жанр «Темных отражений» — фантастика. Нам показалось, что события этого фильма разворачиваются уже завтра, а не в далеком, дистопическом будущем. Это фильм о небольшой группе детей, у которых есть необычные способности, которые они сами понимают, и поэтому вынуждены бежать от государства, чтобы выжить, но в тоже время это фильм о том, как все те же дети полагаются друг на друга! В нем поднимается много вопросов, но, в первую очередь, это фильм — надежда, надежды на воссоединение и на то, что все мы однажды найдем понимание!

У вас в главной роли — девушка, в режиссерском кресле — женщина, и вы шутили, что над этой картиной работала святая троица! Это и правда такое редкое явление в наше время, чтобы женщины были у руля фильма?

Ты права, это стало даже слишком большой редкостью, но смотри сама — у нас фильм про то, как женщина обретает свою силу, так что такая команда стала органичной, да и для нас это большая удача, привлечь таких талантливых людей — три главных голоса в фильме принадлежат женщинам! В конце концов, продюсер — он всего лишь архитектор. Если вы выбрали правильного режиссера, только он направляет эту историю, он ей служит! Так и Дженнифер следовала книге Александры Бракен, у нее есть понимание женского опыта, она знает, через что женщинам приходиться пройти. Мужчины никогда не смогут этого полностью понять, а вот женщины все это знают не понаслышке. И мне кажется, в этом сила нашего фильма: да это крутой экшен, но в нем есть та самая чувствительность, которая появилась в фильме только благодаря Амандле Стенберг, исполнительнице главной роли, Александре Брекен, автора книги, и, конечно, Дженнифер Ю, режиссеру фильма.

Ну, а выбор исполнительницы главной роли был одним из ключевых —  ведь она появляется чуть ли не в каждом кадре, чуть ли не в каждой сцене! Должен признаться, я знал Амандлу Стенберг на протяжении многих лет. Просто так уж сложилось, что он ходила в одну и ту же школу, что и мои старшие дочери, так что на протяжении многих лет я видел ее в школьных постановках. Она впечатляет, на какой бы сцене ни оказалась — будь то «Голодные игры» или школьный мюзикл!

То есть специально не искали на этот проект женщину-режиссера?

Мы искали лучшего режиссера. Мы знали, что будем безумно счастливы, если это будет женщина, потому что этот женский взгляд на проект будет особенно ценен для фильма. Но мы рассматривали на позицию режиссера и мужчин, и женщин! В итоге выбрали Дженнифер Ю, потому что ее подход к материалу показался нам наиболее интересным. А тот факт, что она оказалась женщиной стал только бонусом.

А вам трудно в такие моменты отдавать бразды правления?

Совсем несложно! Смотри, когда я сам выступаю в качестве режиссера того или иного проекта, то ожидаю того же — что буду лидером, что меня будут поддерживать. Так что, когда я продюсирую, тут не возникает никакой путаницы, режиссер становится моим лидером — будь то братья Даффер («Очень странные дела») или Дени Вильнев («Прибытие»). Как только мы выбираем режиссера, мы отдаем ему все — этот проект становится только его, а не наш!

Кстати, а технически вам легче работать над фильмом или сериалом?

«Очень странные дела» — это постоянный вызов мне, как профессионалу, но в то же время это счастье и радость в чистом виде. Даже не буду притворяться, работа над этими проектами для меня особой трудности не представляет! Каждую историю, которую я рассказываю в кино, я хочу преподнести как можно лучше для зрителя, так что и трудности с каждым проектом возникают свои — это могут быть сцены экшена, спецэффекты, визуальные эффекты или даже элементарное расписание. Оба проекта рассказывают истории из не совсем нашей реальной жизни, но они оба отражают темы, с которыми мы сталкиваемся в наших с вами жизнях.

А как часто вы встречаете на своем пути истории, которые по-настоящему вас вдохновляют?

У меня в компании сейчас два партнера — Дэн Коэн и Дэн Левин, и мы работаем по такому принципу: если один из нас верит в то, что история хороша, остальные соглашаются с ним. Смотрите, как это работает: раз в месяц мы находим что-то,  что привлекает наше внимание. Иногда это происходит раз в две недели, иногда раз в два месяца, у меня нет дедлайнов, просто если это появляется, мы работаем над этим. К примеру, когда ко мне попал проект «Очень странные дела», я даже не планировал работать над телевизионными проектами, но я привык во всем следовать своим инстинктам, я верю, что надо экранизировать те истории, которые я сам бы хотел посмотреть, потому что знаю, что в таком случае я захочу помочь ее рассказать.

У вас столько успешных проектов. Мучают ли вас до сих пор сомнения, или вы уже настолько уверены в себе, что кошмары накануне съемок не случаются?

Скажу одно — все это приходит с опытом, надо доверять своим инстинктам всегда и во всем! И чем дольше я работаю как режиссер или продюсер, тем больше я им доверяю. И нет, у меня нет сомнений накануне съемок. Как только я стал старше и успешнее, я понял, что хочу быть избирательнее в вопросе того, как провожу свое время, особенно, если это касается того, что я дальше буду режиссировать. Для меня необходимо, чтобы все мои инстинкты говорили в этот момент «да», чтобы мне казалось, что это во всех отношениях правильное решение, потому что на это уйдет год-полтора моей жизни, это заберет у меня возможность продюсировать и  не даст возможности много времени проводить с женой и детьми. Так что это не вопрос сомнений в себе, а вопрос времени. Надо просто выборочнее подходить к проектам!

«Взрослыми» в фильме оказались Мэнди Мур и Гвендолин Кристи, а как они попали в «Темные отражения»?

Я знал Мэнди Мур задолго до этого проекта — задолго до сериала «Это мы», и задолго до того, как в моей жизни появились «Очень странные дела». Вместе сняли 2 разных пилота для телевидения, и они оба не были выбраны для эфиров, так что вместе мы через многое прошли — были и победы, и поражения. Я невероятно счастлив, что она нашла проект, который сделал ее звездой, она это давно заслужила! Когда мы искали актрису на роль Кейти для «Темных отражений», я тут же понял, что Мэнди будет отличным решением — в ней столько тепла и любви, потому что такая уж Мур в жизни! А вот идея взять Гвендолин Кристи в фильм пришла в голову не мне, но я тут же сказал, что если мы получим Брианну Тарт и она будет разговаривать у нас в фильме — я тут же дам свое согласие!

А вы согласны, что для киноиндустрии больше не важны звезды мирового масштаба? Что теперь гораздо важнее иметь на руках успешную франшизу?

Я думаю, что порой это все же важно. Значение франшиз для бизнеса и для студий, как мне кажется, велико. Взять к примеру «Очень странные дела» — теперь это франшиза, ну, а они позволяют студия и телеканалам иметь постоянный стабильный доход, таким образом обеспечивая им спокойное будущее. Но я очень и очень надеюсь, что у зрителей будет аппетит и возможность к новым фильмам или сериалам. Вот взять, к примеру, «Темные отражения» — книга разошлась прекрасным тиражом, и это возможность рассказать новую историю. Или взять тот же «Кин» (в прокате с 6 сентября) — это абсолютно новый фильм, созданный с нуля, и я надеюсь, что наше общество испытывает потребность в новых историях, новых фильмах, созданных по оригинальному сценарию. Потому что если мы будем снимать только франшизы, то очень скоро нам всем это наскучит. Моя компания всегда будет стараться создавать новые истории, и если они будут успешны, то могут превратиться во франшизы, но я не задаюсь целью их создавать. Я в первую очередь рассказчик, и для меня важно именно это. «Ночь в музее» и «Очень странные дела» — тому пример. Просто тогда мне показалось, что это крутые истории, а то, что они превратились во франшизы, стало вознаграждением!

Материалы по теме

  • Катя Кабак: «Мне хотелось бы сыграть сложный образ»

    17 апреля 2017 / Михаил Рузманов

    Восходящая звезда рассказала THR о том, настоящая ли у нее фамилия и как она училась в Академии Никиты Михалкова.

    Комментировать
  • Зои Салдана: По звездному пути

    06 мая 2017 / Марина Очаковская

    THR поговорил с актрисой о женских образах, разноцветных персонажах и продюсерских амбициях.

    Комментировать
  • Михаил Врубель и Александр Андрющенко: «Режиссера фильма "Лёд" мы выбрали в Тиндере»

    16 февраля 2018 / Григорий Черагин

    Продюсеры фильма «Лёд» рассказали о лучшей роли Александра Петрова, схожести русских и мексиканцев и планах на международную экспансию.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора