Стивен Спилберг: «По натуре я жутко любопытный»

Стивен Спилберг: «По натуре я жутко любопытный»
Стивен Спилберг и Марк Райлэнс

У большинства режиссеров есть излюбленные темы. Но вы, Стивен, кажется, один из немногих мэтров, имеющих свой характерный почерк, кто сначала сделает монументальную драму, потом переключится на приключения, а после — и вовсе на детское кино…

СТИВЕН СПИЛБЕРГ: (Смеется.) Это правда! Я по натуре жутко любопытный, все время хочу пробовать что-то новое. Не в смысле кинотрюков. Мне нравится рассказывать истории. В голове все время столько мыслей: вот здесь герой повышает голос, а здесь переходит на шепот… И я тут же начинаю думать, как бы все это соединить, чтобы история осталась единым целым. Так, шаг за шагом, рождается фильм.

Вы предпочитаете рассказывать о том, что хорошо знаете?

СПИЛБЕРГ: Вовсе нет! Наоборот, мне интереснее истории, о которых я раньше и представления не имел, пощупать их, попробовать на зуб, и если чувствую, что у меня в душе что-то дрогнуло, — значит, надо браться. Работа над «Списком Шиндлера», «Линкольном», да и над «Индианой Джонсом» позволила мне серьезно расширить кругозор. И я понятия не имел об адвокате по фамилии Донован, пока мне в руки не попал сценарий «Шпионского моста». Но стоило прочесть, как я тут же принялся размышлять: какой он, что у него за характер, — одним словом, собирать образ, как мозаику.

Дочери Рудольфа Абеля, кстати, сказали, что вы, Марк, удивительно точно сыграли их отца.

МАРК РАЙЛЭНС: Спасибо! Это лучший комплимент, который можно получить! Я же не был знаком с моим героем, мы со Стивеном все нафантазировали, и надо же… Не знал… Очень приятно.

Наверное, «Оскар» был все же комплиментом повесомее, чем признание дочерей вашего героя?

РАЙЛЭНС: Для меня — нет! Не сочтите за кокетство, но все эти награды — только рекламная витрина, и если за ней ничего нет, то грош ей цена. У меня было признание публики, творческое удовлетворение от работы, и «Оскар» стал лишь небольшим бонусом. Правда, глупо отрицать, приятным.

Марк, тысячи людей обожают вас как театрального актера, но вот вы снимаетесь в ленте «Шпионский мост» и сразу же в «Большом и добром великане». Решили изменить сцене?

РАЙЛЭНС: Упаси Боже! Театр для меня — храм, и я никогда его не покину. Но разве можно отказываться, когда зовет Спилберг? То есть, честно говоря, однажды я сказал «нет», но
это было в 1987 году: Стив предложил мне небольшую роль в «Империи Солнца». Тогда голова у меня была занята Гамлетом. Сейчас же каждое предложение принимаю с благодарностью — работать с таким режиссером просто мечта для артиста.

И как вам после такой драматичной роли работалось в незамысловатой сказке?

РАЙЛЭНС: Я бы не стал называть «Большого и доброго великана» незамысловатым. Здесь есть и герой, бросающий вызов обществу и отказывающийся, подобно своим соплеменникам, питаться людьми, и маленькая смелая девочка, которая готова со своим необычным другом бороться против чудовищ, и даже отношения между народом и монархией. Мне кажется, Стивен сумел избежать банальностей и сделал сказку умной, увлекательной и поучительной.

СПИЛБЕРГ: Что было бы невозможно без тебя, Марк! Одним из решающих факторов был подбор актеров.

Да, но ведь дублировать персонажей будут другие люди. А текст в этой истории играет большую роль.

СПИЛБЕРГ: Я сам занимаюсь кастингом актеров дубляжа. Мне присылают записи голосов, чтобы можно было выбрать наиболее подходящие. Кстати, русская девочка, чьим голосом заговорит Софи (героиня Руби Барнхилл. — THR), уже найдена и мне очень нравится.

Вопрос к вам обоим. В чем вы видите отличие кино 80–90-х от сегодняшнего?

СПИЛБЕРГ: Ха… очень хороший вопрос! Начнем с того, что в 80-е годы, когда я снимал «В поисках утраченного ковчега» и «Инопланетянина», технические возможности сильно отставали от воображения сценаристов и режиссеров. Ты придумывал историю, а потом сталкивался с суровой реальностью: даже комбинированные съемки не могут помочь сделать все задуманное. Затем в киножизнь стала входить компьютерная техника, и оказалось, что можно не только реализовать самые смелые фантазии, но, более того, идеи уже не поспевают за техническими возможностями.

Погодите, что же тут хорошего, когда творческая фантазия не поспевает за техникой? Это все равно что меня посадить за штурвал реактивного самолета…

СПИЛБЕРГ: Именно. Поэтому мы и видим достаточно много — как бы помягче сказать? — не самых удачных картин. С другой стороны, одаренные люди начинают осмыслять новые возможности, садятся, если использовать вашу аналогию, в тренажер и в конце концов овладевают необходимым умением. Но у технического прорыва есть еще одна сторона: он подталкивает к созданию грандиозных полотен. Не будешь же ты, имея под руками такой могучий инструмент, снимать любовную драму. Камерность, глубина проработки характеров, психологическая оправданность ситуаций — в общем, все то, что позволяет сделать по-настоящему серьезную историю, — ушли на телевидение. В большом кино мы все чаще вынуждены отталкиваться от грандиозности картинки, чем от подробности рассказа.

Вы считаете этот процесс необратимым?

СПИЛБЕРГ: Ну не так категорично. Мы начали разговор с того, что я считаю себя в большей степени рассказчиком. Тут ведь дело такое: лучшие истории в американском кино — это фильмы, снятые с конца 20-х до середины 60-х годов. Сюжеты были тщательно проработаны, причем не в ущерб увлекательности. Даже картины, изначально направленные на то, чтобы пощекотать зрительские нервы, — хичкоковские, например, —  были в первую очередь великолепно продуманными историями. Начиная с середины 60-х сюжет стал отходить на второй план. Может быть, мы снова вернемся к этому, но пока он — прерогатива телевидения.

РАЙЛЭНС: Если вдуматься, ничего плохого в этом нет: телевидение наконец-то стало самостоятельным видом искусства. Еще 10–15 лет назад киноактер, появившийся в сериале, ставил крест на своей карьере.

СПИЛБЕРГ: По-моему, это было не совсем так: туда шли как раз те, чья кинокарьера катилась вниз. Не секрет, что наша индустрия безжалостна: стоит зрителю хоть немного потерять интерес, и тебя вышвыривают, потому что ты больше не приносишь дохода. Звонки из студий прекращаются, агент куда-то пропал, а ты еще в полной силе и ничего другого делать не умеешь — вот тут-то и подворачивались предложения от телевизионных продюсеров. Сейчас же ситуация совершенно иная: первоклассные сценаристы, превосходные режиссеры и актеры охотно работают в телевизоре, и зритель так же охотно это смотрит.

Уже не только телевизор…

СПИЛБЕРГ: Да, конечно, зрителя начинает перехватывать и Интернет. Netflix, который был создан как компания по онлайн-заказам DVD, превратился в мощный передающий центр. А теперь он еще и успешно конкурирует с телестудиями благодаря первоклассному сериалу «Карточный домик». Amazon, который появился как книжный онлайн-магазин, тоже вышел на рынок кинопроизводства. Я вас уверяю: очень скоро мы увидим достойные картины, снятые специально для YouTube компаниями, формально к кинопроизводству отношения не имеющими.

Тем не менее вы сохраняете верность большому экрану и, мало того, не соблазняетесь экранизацией комиксов.

СПИЛБЕРГ: Из-за того, что мои картины хорошо окупаются, мне многое позволяется. Я же со своей стороны никогда не подводил студии — они всегда в прибыли.

Последний «Парк Юрского периода», где вы были продюсером, стал настоящим хитом. Вы на это рассчитывали?

СПИЛБЕРГ: (Смеется.) Надеялся. И первый фильм был успешным, и времени прошло достаточно. Получился хороший старт для будущих проектов.

Почему же тогда вы не занялись ими, а сняли сказку?

СПИЛБЕРГ: Потому что книжка Даля замечательная — в ней все не похоже на обычную сказку. Великан не такой, как мы привыкли, сиротка не вызывает жалости, а королева больше похожа на добрую бабушку. Получился такой сказочный перевертыш, причем очень трогательный. Я же хотел показать, что у каждого из нас в душе живет великан и выпускать его наружу можно, только если он добрый. А приключения… всему свое время.

«Большой и добрый великан» (The BFG)  / Великобритания-Канада-США, 2016 г., 115 мин. Режиссер: Стивен Спилберг. В ролях: Ребекка Холл, Билл Хейдер, Марк Райлэнс, Джемейн Клемент, Мэтт Фрюэр, Пенелопа Уилтон, Оулавюр Дарри Оулафссон, Адам Годли, Руби Барнхилл. В прокате с 30 июня (WDSSPR)

Материалы по теме

  • Blu-ray «Инопланетянин»

    02 ноября 2012 / Денис Данилов

    Шедевр Стивена Спилберга впервые выходит на Blu-ray, успешно выдерживая проверку временем и высокой четкостью.

    Комментировать
  • «Назад в будущее»: 10 секретов от режиссера, актеров и продюсеров

    07 июля 2015 / Редакция THR Russia

    Фильму Роберта Земекиса о путешествиях во времени на днях исполнилось 30 лет.

    Комментировать
  • Новый трейлер: «Большой и добрый великан»

    16 мая 2016 / Редакция THR Russia

    Необычная дружба, суровые гиганты и одна очень смелая девочка — в картине Стивена Спилберга.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus