Чарли Ханнэм: сколько весит мотылек

Чарли Ханнэм: сколько весит мотылек
Чарли Ханнэм

Семь лет Чарли Ханнэм был для зрителей исключительно байкером из сериала «Сыны анархии». Теперь он готовит побег с каторги в ремейке культового «Мотылька». Накануне премьеры THR узнал у актера, как конкурировать со Стивом МакКуином и стоит ли сбрасывать и набирать по 20 килограммов за съемки.

Вы думаете, сейчас хорошее время для возвращения «Мотылька» на экраны?

Я не знаю, нужно ли для этого специальное время вообще. Ведь самое главное — творческий настрой режиссера, ясное видение истории, умение собрать вокруг себя команду единомышленников. Хотя мы, например, обсуждали, как положение заключенных во Французской Гвиане (где происходит действие романа, на котором основан фильм, — THR) напоминает сегодняшнюю ситуацию с тюрьмами в США. В обоих случая тюремная система построена на получении экономической прибыли, и, мне кажется, это очень актуально для американских зрителей. А возможно, и не только американских.

Новый фильм сильно отличается от того, что снял в 1973 году Франклин Дж. Шаффнер?

 Кинематограф для меня — прежде всего режиссерское послание. Поэтому главное отличие, по-моему, — это разница в восприятии у постановщиков. У Михаэля (Ноера, режиссера фильма, — THR) очень современный взгляд и большой опыт в документалистике. Его манера, местами приземленная и сверхреалистичная, можно сказать, жизненная. Это и есть самое главное различие. Я большой поклонник Ноера и был воодушевлен предложением поработать с ним именно из-за его подхода к съемкам. Не было никаких репетиций — мы просто старались создать ту атмосферу, которая необходима для работы. Но с фильмами вроде «Мотылька» сложность заключается в том, чтобы хотя бы приблизительно почувствовать, через что прошли его герои в действительности.

Чарли Ханнэм

Невероятно. Я и не представлял, что кто-то просто говорит «Ладно, давайте снимать и посмотрим, что у нас получится» вместо того, чтобы репетировать.

Кажется, Михаэль приступил к своим первым художественным фильмам вообще без сценария, в этом он похож на Майкла Ли (британский режиссер, известный своими импровизациями с актерами, — THR). Такой у него метод, но сейчас его пришлось несколько изменить — у всех повышается ответственность, когда дело касается масштабных постановок с соответствующим бюджетом. Но от импровизаций на площадке никто не отказывался.

До вас главного героя играл легендарный Стив МакКуин. Вас не пугают сравнения с ним? Насколько ваш Анри (французский писатель, описавший свой побег с каторги в автобиографии, — THR) отличается от его?

Я бы меньше всего хотел оказаться в ситуации, когда меня сравнивают со Стивом МакКуином, он выше любых сопоставлений. Он был настолько прекрасным, пластичным актером, насколько только это возможно. Но никто из нас, по правде говоря, не Анри Шарьер, потому что ему и правда пришлось пережить невероятно суровые испытания. Надеюсь, что мне все же удалось привнести определенный уровень достоверности, честности и искренности в эту роль. И еще немного оригинальности, потому что мы с МакКуином очень разные люди.

Ваш предыдущий фильм «Меч короля Артура» провалился в прокате (собрав $148 млн при бюджете $175 млн, — THR). Как вы приходите в себя после таких потрясений?

К сожалению, тут уже ничего нельзя изменить. Признаться, в моей карьере было больше неудач, нежели успехов, и я от этого стал толстокожим. Мне повезло: я занимаюсь тем, что очень люблю, но больше всего в кино мне нравится сам съемочный процесс. Это священное действие, которому я отдаюсь без остатка и получаю огромное удовольствие. Но когда картина снята, уже идет монтаж, а затем пресс-мероприятия, я постепенно отстраняюсь от конечного результата. Поэтому на момент выхода ленты на экраны она меня уже совершенно не интересует. По этой же причине я не смотрю собственные фильмы.

Обычно, когда дорогостоящие фильмы проваливаются в прокате, ответственность несет режиссер, и это может сильно сказаться на его будущем. А как неудачи влияют на тех, кто играет главные роли?

Конечно, любые провалы совсем не помогают карьере. Но кино —  это бизнес, и когда из-за тебя кто-то теряет большие деньги, шансы поработать с этими людьми вновь существенно уменьшаются. Однако большая часть продюсеров помнит про творческую составляющую нашей работы, и поэтому крупный провал вовсе не означает конец карьеры. Уж точно не для меня.

Чарли Ханнэм

И сколько же фильмов с вами стоит ожидать в ближайшие год-два?

У меня запланированы четыре фильма. Недавно я снимался у великолепного режиссера Джея Си Чендора в «Тройной границе», потом мы поработали вместе Джастином Курзелем, роль у которого в «Подлинной истории шайки Келли» я считаю одной из лучших в своей карьере. А завтра собираюсь в Бостон на съемки в новом фильме про боксеров.

Вы сейчас в самом расцвете сил для подобных героев и в «Мотыльке» выглядите просто потрясающе. Как отличается ваша физическая подготовка от роли к роли?

Все зависит от моих собственных ощущений. Я сбросил почти 20 килограммов ради «Мотылька» — это было необязательно, но очень важно для меня самого. Когда Ноер решил снимать фильм в хронологической последовательности, я подумал, что это прекрасный способ пройти тот же путь, что и мой герой. Такая же история приключилась и на съемках ленты «Потерянный город Z» (действие картины Джеймса Грэя разворачивается в джунглях Амазонки, — THR), на которых я потерял столько же, но оказалось, что, к сожалению, это не сильно заметно в кадре. А для картины Джей Си Чендора, где я играю солдата, мне, наоборот, пришлось прибавить в весе для убедительности. Все эти изменения, если честно, довольно сильно утомляют, но они — неотъемлемая часть работы актера. И дело не столько в том, как ты выглядишь, сколько в том, как себя ощущаешь.

А для нового фильма про боксеров вы много тренировались?

Ха-ха, нет. Я уже в том возрасте, когда не приглашают играть бойцов. У меня роль тренера, поэтому никакой специальной физической подготовки не понадобилось. Я больше изучал их характеры и манеры для достоверности своего персонажа.

Вам ведь 38, верно? Кого же продюсеры хотели видеть в роли боксера? 20-летнего актера?

Да, в 38 уже начинаешь играть отцов боксеров. Это чертовски отрезвляющий момент, когда парень вроде Тома Холланда вдруг играет твоего сына! Понимаешь, что, сколько бы ты ни увлажнял свою кожу и не ел авокадо, в определенный момент начнешь играть пап молодых героев, а не их самих.

«Мотылек» (Papillon)

MEGOGO Distribution / Чехия, Испания, США / Режиссер: Михаэль Ноер / В ролях: Чарли Ханнэм, Рами Малек, Роланд Мюллер, Томми Флэнаган, Ив Хьстон, Майкл Сока / Премьера 27 сентября

Материалы по теме

  • Чарли Ханнэм рассказал, почему не любит интимные сцены в фильмах

    16 марта 2017 / Редакция THR Russia

    Ещё одна причина того, почему Ханнэм не сыграл Кристиана Грея в фильме «Пятьдесят оттенков серого».

    Комментировать
  • Джуд Лоу и Чарли Ханнэм пересказали сюжет «Меча короля Артура» в своём стиле

    05 мая 2017 / Редакция THR Russia

    Гай Ричи показал, как выясняют отношения настоящие актёры.

    Комментировать
  • Как Чарли Ханнэм превратился в тёмную лошадку Голливуда

    10 мая 2017 / Андрей Писков

    Перед премьерой блокбастера «Меч короля Артура» THR разбирается, почему Чарли Ханнэм крут, но - не звезда.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора