Джон Бэйли: фотографическая память

Джон Бэйли: фотографическая память
Джон Бэйли

В год юбилейного, 90-го вручения премии «Оскар» Американскую киноакадемию трясет как никогда — Голливуд подкидывает скандал за скандалом, да и в самой организации, насчитывающей более 8000 членов, перемены назрели давно. Вот обо всем этом THR и поговорил с новым президентом академии Джоном Бэйли, он рассказал о неизбежных изменениях, которые ждут ее в самом ближайшем будущем.

Джон Бэйли стал новым президентом академии в августе прошлого года. Хозяйство ему досталось беспокойное — последние два года организацию лихорадят скандалы. А сразу после назначения на нового руководителя обрушились очередные беды — вайнштейнгейт и другие мрачные истории о злоупотреблениях властью. Академии пришлось исключить из своих рядов Харви Вайнштейна и принять новый кодекс поведения на рабочих местах.

Бэйли, которому в прошлом году исполнилось 75 лет, — первый оператор-постановщик (он стоял за камерой, например, в «Дне сурка» и «Лучше не бывает») в истории институции на посту ее президента. Поэтому кроме текущих организационных и этических проблем он с удовольствием занимается и более близкими ему делом — новым музеем академии, а также продвижением практики сохранения старого кино.

Джон Бэйли

Как вы сами определяете, из чего складывается работа президента академии?

У меня до этого назначения было совсем другое поле деятельности, чем у всех президентов за последние 20 лет. Я первый оператор и всего лишь второй из технических специалистов (первым был художник-постановщик Джин Аллен в 1980-е. — THR). То есть я трудился в окопах, и у меня совсем другая точка зрения на съемки и на индустрию, чем у продюсеров или пиарщиков. Поэтому между мной и 17 подразделениями академии и их председателями уверен, что сложатся особые отношения, все же большинство членов — рядовые киношники, а не начальство. Ну и на показах и фестивалях, которые мы устраиваем, президент академии сможет что-то сказать собственно о кино, что тоже хорошо. Еще для нас, операторов, невероятно важно сохранение старых фильмов, и у меня лучше получится это продвигать, чем, например, у директора студии.

В прошлом между техническими подразделениями академии и актерами, режиссерами или сценаристами были определенные трения. Как дела обстоят сейчас?

Не скажу, что есть какое-то противостояние, но напряжение иногда чувствуется. Есть точка зрения, что технический персонал — второстепенный, и это разделение постоянно всплывает, когда приближается очередное вручение «Оскаров». Раньше даже были попытки какие-то номинации из трансляции исключить — якобы они недостаточно развлекательные и удлиняют церемонию. Но, мне кажется, сейчас наоборот растет интерес к техническим кинопрофессиям — музыке, монтажу, работе оператора или художника. Поэтому я считаю, что все 17 подразделений должны быть представлены. А если говорить о короткометражках, то они — важная ступень в карьере для тех, кто их делает, поэтому нужно и такое кино отмечать. Кстати, самые эмоциональные и мощные речи традиционно произносят те, кто получают «Оскар» за короткие документальные фильмы.

Свою первую фотокамеру Tower Бэйли получил в 11 лет. Он приехал с ней в парк Йеллоустоун и «сделал много фотографий медведей».

Недавно академия, чтобы бороться с харассментом, объявила о создании кодекса поведения на рабочем месте. Получает ли теперь руководство жалобы на нарушение этого кодекса?

Пока нет. Сейчас мы делаем защищенный веб-сайт, чтобы эти жалобы принимать. Совет председателей уже месяц вырабатывает процедуры по применению кодекса и разъясняет академикам все грядущие нововведения. На последнем совещании мы как раз обсуждали этот вопрос и пришли к выводу, что применение кодекса не будет неким моментальным осуждением и исключением нарушителей, а прозрачным и последовательным процессом.

А как вы будете разбираться со старыми делами — например, с Романом Полански, обвиненным в педофилии еще в конце 1970-х? И может ли член академии подать жалобу, если он не был непосредственной жертвой или свидетелем нарушения?

По делу Полански было решение суда — там не просто обвинения. И есть уже несколько фамилий, с кем мы будем разбираться сразу, как запустим систему. Не могу пока сказать, что конкретно случится, но мы тщательно рассмотрим все обвинения.

Польский постер «Обыкновенных людей» Роберта Редфорда нравится Джону Бэйли больше американских вариантов. Сам он работал на оскароносном фильме оператором-постановщиком

За последние два года в академию пригласили рекордное количество новых участников. Получится ли в будущем находить столько же квалифицированных членов?

Прежний процесс приглашения через поручительство действующего члена академии был очень долгим. И огромное количество замечательных кинематографистов, которые работали в индустрии всю жизнь, оставались за бортом. Поэтому мы решили, что потенциальных новых участников будет рассматривать специальный комитет, и попытались сформулировать правила приема. Я могу пока говорить только за свое операторское подразделение — оно не очень многочисленное, и приток свежей крови к нам тоже невелик. Но в прошлом году мы по приглашению, а не через традиционное поручительство, взяли двух новичков. Первый — испанский оператор Хосе Луис Алькайне, который работал с Педро Альмодоваром, а сейчас снимает новый фильм Асгара Фархади. Ему 79 лет, вот такой новенький. А второй — 43-летний мексиканец Эрнесто Пардо, у него всего шесть проектов за плечами, но последний, «Шторм», выдвигался от Мексики в номинации «Лучший фильм на иностранном языке». Так что новые люди к нам теперь приходят разного возраста и со всех концов света, причем у каждого подразделения есть список потенциальных участников, которых уже давно пора включить в состав академии.

Сейчас академия достраивает свой музей, который стоил $388 млн. Вы что-то советовали в связи с ним?

Ничего конкретного, но сам я — энтузиаст сохранения старых фильмов и интересуюсь историей кино, особенно немого 1910-1920-х годов. Поэтому мы проследили, чтобы ему была посвящена достаточная часть экспозиции музея. Ведь работы той эпохи — не пролог появления звукового и цветного кино, а фундамент всего кинематографа. Директор музея Керри Брауэр со мной в этом согласна. Я, кстати, кроме самих фильмов еще очень люблю старую технику, на которой их делали. Молодежь такие штуки просто гипнотизируют, это же настоящий стимпанк! Поэтому у нас будут не только туфли Дороти из «Волшебника из страны Оз», а камеры, объективы и другие экспонаты в этом роде. Более того, часть вещей мы показали на традиционном балу для обладателей и номинантов на «Оскар». Там была, например, камера BNC 2, которой Грегг Толанд снимал «Гражданина Кейна».

Приз американского сообщества кинооператоров за достижения в карьере Джон Бэйли получил в 2014 году

Будете ли вы пересматривать критерии, определяющие принадлежность к кино, в свете новых технических разработок?

Вопросами будущего кинематографа занимается специальный комитет под руководством продюсера Альберта Бергера. Комитет провел уже три встречи с участием представителей разных подразделений академии, чтобы собрать все возможные взгляды на этот вопрос. И после вручения «Оскаров» в этом году займемся новыми критериями. Главная проблема — некоторые дисциплины, которые не пересекались в доцифровую эпоху, сейчас сливаются воедино, а это никак не отражено в наших правилах. Например, новый председатель актерского подразделения Вупи Голдберг недавно подняла вопрос о важности новаторских работ Энди Серкиса в технологии захвата актерской игры. А аниматоры теперь способны рисовать в новых программах так, что результат не отличишь от фильма с живыми актерами.

Появятся ли в связи с этим совершенно новые номинации?

Не представляю пока. Но до этого, конечно, дело в итоге дойдет. Прямо сейчас комитет, который занимается у нас документальным кино, пересматривает правила номинации из-за того, что большинство таких проектов показывают сразу в Интернете, а не в кинотеатрах. Жертвой этих изменений уже стал «Уормвуд» Эррола Морриса, к моему огромному сожалению. Это проект Netflix из шести частей, и, несмотря на то что его выпустили на большие экраны, комитет это во внимание не принял, записал его в мини-сериалы, а из претендентов на статуэтку исключил. Все это происходит потому, что многим не понравилось как «О. Джей: Сделано в Америке» получил сразу и «Оскар», и «Эмми». Теперь мы постараемся такие ситуации не допускать.

Фотография из коллекции президента Академии. Монтаж двух кадров из «Восхода солнца» Ф. В. Мурнау сделал оператор ленты Карл Штраусс

Почему вы отказались от традиционного выступления президента академии на вручении «Оскаров»?

Я сразу сказал продюсерам события Дженнифер Тодд и Майклу Де Луке, что выступать не буду. Юбилейное, 90-е вручение — это же особый случай, праздник всей академии, а формальные речи только тормозят шоу.


P.S. На момент выхода интервью в российской версии The Hollywood Reporter стало известно, что президента Американской киноакадемии обвиняют в сексуальных домогательствах. На него подано три жалобы, ведется расследование.

Материалы по теме

Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора