Стивен Спилберг: «Сложнее мне приходилось только на "Челюстях"»

Стивен Спилберг: «Сложнее мне приходилось только на "Челюстях"»
Стивен Спилберг на съемках фильма «Первому игроку приготовиться»

Живая легенда Голливуда, человек, повлиявший на современный кинематограф, как никто другой, 71-летний Стивен Спилберг всегда успешно совмещал страстную любовь к фантастике и тягу к социально-политическим драмам. Неудивительно, что его экранизация бестселлера Эрнеста Клайна «Первому игроку приготовиться» о мире  будущего вышла практически одновременно с «Секретным досье», которое рассказывает о прошлом. О том, почему оскароносный режиссер решил вырезать из нового фильма  ссылки на собственные работы и зачем заставляет актеров говорить быстро —  в интервью THR.

Вы режиссер, который в равной мере мере смотрит в будущее и оглядывается на прошлое…  

Я снял «Секретное досье», потому что события в нем (фильм рассказывает о сенсационной публикации в 1971 году газетой Washington Post секретных документов Пентагона, что в итоге привело к началу «Уотергейта» и политической смерти президента Ричарда Никсона. — THR) повторились в 2017 году. В первую очередь, это фильм о том, как пресса вынуждена раскрывать обман государства — ложь, которую создал Ричард Никсон. Важно было показать всю коррупционность его администрации, но я не могу не заметить, как это релевантно с ложью нынешнего Белого дома. И Том Хэнкс, и Мерил Стрип решили, что это социальный императив, который нельзя проигнорировать. В то же время я снял «Досье», потому что мне была интересна сама работа журналистов — хотелось показать, как сложно создавать газеты. И конечно, после «Первому игроку приготовиться» (хотя «Секретное досье» вышло в прокат раньше, снималось оно в июне 2017 года, тогда как «Игрок..» — в июле 2016-го. — THR) это было словно путешествие в прошлое на машине времени. (Улыбается.)

«Игрок» мне напомнил сразу и «Вилли Вонку» с его шоколадной фабрикой, и даже «Матрицу». А вас что привлекло в этой истории?

Возможность жизни в двух мирах — создания другого себя и существования в шкуре совершенно иного создания в параллельной вселенной, в виртуальном пространстве 24 часа 7 дней в неделю, делая перерывы разве что на туалет, еду и сон. Когда я впервые прочитал эту книгу, то подумал: это же сегодняшний день! Все ведь примеряли VR-шлемы или их картонные версии. Находишься там, смотришь по сторонам, а потом снимаешь устройство и какое-то время пребываешь в шоковом состоянии — у многих наверняка создавалось ощущение, что им комфортнее там, в другой реальности.

Стивен Спилберг на съемках фильма

Причем это хоть и будущее, но совсем недалекое!

События «Первому игроку приготовиться» разворачиваются в 2045 году, и это сказка с предупреждением. ОАЗИС был создан, потому что людям было необходимо будущее, ради которого они хотели бы жить. В их настоящем нет ничего, что их мотивирует — это антиутопическое общество. И фильм больше об истории ОАЗИСа, чем о реальном мире. Это и приключенческая история, и поучительная сказка — мы действительно должны больше времени проводить с родными и близкими, не забывать о наших обязанностях — здесь мне было, что режиссировать! С другой стороны, я старался вырезать все отсылки к своим фильмам (в книге бесчисленное множество референсов к разным фильмам Спилберга 1980-х. — THR) — не хотел, чтобы лента стал чем-то вроде «Спилберг снял слайд-шоу работ Спилберга». Оставил лишь пару аллюзий на «Назад в будущее», а также динозавра Ти-Рекса и дневник Грааля из «Индианы Джонса», но, в основном, это фильм о других культурных опытах— других режиссерах, модных дизайнерах, музыкантах. Когда листал книгу, повторял: «Я не могу сделать это, и вот так делать не буду, и эдак на странице 435, и здесь в четвертой главе». Закрыл и сказал: «Может, кто-то другой снимет фильм?»

Как по-вашему, совершит ли VR революцию в киноиндустрии, сравнимую с тем, что совершил 3D?

Я думаю, что рассказать историю в VR очень сложно, потому что когда зритель не ограничен «квадратом» экрана кинотеатра или телевизора, когда у него есть безлимитный обзор, то очень сложно понять, куда надо смотреть, на что создатель фильма хотел обратить твой взор. Картины, которые будут сняты для VR — это совершенно новый опыт: в них зритель сможет влиять на развитие сюжета, будет полная свобода выбора, а вот создать там свой собственный рассказ у режиссеров уже не получится.

Стивен Спилберг и Тай Шеридан на съемках

Но это же как игра! Вы и сами их когда-то создавали, планируете вновь этим заняться?

Нет, эта часть моей жизни закончена (первая игра The Dig была создана под началом Спилберга еще в 1995-м; самое большое его достижение в этой сфере — серия военных шутеров Medal of Honor. — THR)! А вот мой старший сын — он геймер и дизайнер видеоигр, работает с Electronic Arts. Он учит меня всему новому и крутому!

Так, а что с «Вестсайдской историей»?

Я не начну над ней работать, пока не сниму пятого «Индиану Джонса»!

Уже можете намекнуть, что будет? Убивать Харрисона Форда не собираетесь?

Нет! Зачем?! Зачем мне убивать Индиану?

Ну как же, Хана Соло же убили!

Я  не убивал его, это все Джей Джей Абрамс! (Смеется.)

Ну хорошо, «Игрок» — это ведь экранизация. Каково было работать в тесном контакте с автором книги Эрнестом Клайном?

Комфортно! Это же его история, Эрнест знает ее лучше других, а я тот человек, который идет по его следу. Я верю в авторство и в то, что писателя надо держать как можно ближе (если он, конечно, доступен) к интерпретации или адаптации — у него все инсайды, он жил с этим дольше, чем все мы. Худшее, что можно сделать режиссер, это сказать: «Ну пока, удачи, спасибо за книжку» и уйти! Так хороший фильм не снять.

Кадр из фильма «Первому игроку приготовиться»

Это первый фильм за очень долгое время, где вы снова работали с композитором Аланом Сильвестри… 

Алан привнес в «Игрока» свое собственное повествование, что так характерно для него — он не пишет одну мелодию, которая потом снова и снова повторяется в фильме, как это часто делают в кино сегодня. Он в душе рассказчик! В остальном музыку к фильму подбирала команда монтажеров — Майкл Кан («Список Шиндлера», «Поймай меня, если сможешь», «Спасти рядового Райана») и Сара Брошар («Секретное досье»). Они выбирали музыку, присылали мне на утверждение. Но мне было очень интересно, что об этом думает Сара — ей ведь чуть больше 30 лет, Майклу — уже 85, а мне 71 год. Нам с Каном были знакомы все песни, так что мы все время поворачивались к Саре и спрашивали, нравится ли ей.

А правда, что вы просили весь актерский состав посмотреть фильм «Его девушка Пятница» с Кэри Грантом?

Я хотел, чтобы актеры поняли одно: они должны заучить свои реплики и быть готовыми произнести их как можно быстрее. И если вы думаете, что говорите достаточно быстро — значит, вы говорите все равно слишком медленно. Это то, что делал режиссер Ховард Хоукс. Ведь в реальной жизни люди говорят очень быстро. Я не верю в то, что зрители заплатили за билет в кино, чтобы смотреть, как кто-то мямлит. Есть, что сказать — говори так, как говорят в жизни.

Вы считаете «Игрока» сложным фильмом с технической точки зрения?

Сложнее мне приходилось только на «Челюстях»! Там мы попытались сразиться с природой, фильм от этого выиграл, но мы как создатели картины проиграли. Вторым по сложности был «Спасая рядового Райана» — никаких спецэффектов, все было по-настоящему. Я постоянно переживал за съемочную группу: вдруг случиться что-то плохое, до тех пор, пока все не оказывались в безопасности. Что до «Игрока», то мы снимали реальный мир на 35 мм, а вот ОАЗИС — на все 100% цифра и анимация. Сложный фильм, но когда вы его увидите, то, я надеюсь, не заметите этих сложностей. Скажу вам так: все, что происходило в виртуальной реальности, в ОАЗИСе, состоит из нескольких слоев, каждый из которых должен был быть снят отдельно — и  я должен был сделать это практически в одиночку, мне никто не помогал. Самая кропотливая работа — соединить разные слои, снятые на маленькую виртуальную камеру, в один кадр, чтобы зрители поверили, что все происходило на самом деле! Кроме того, примерно 8 месяцев я искал исполнителей главных ролей, но в итоге нашел Тая Шеридана и Оливию Кук. Для них эти съемки тоже были не курорт — все костюмы, отметки на лице, протезы, которые они носили, да и в кресле художника по гриму они проводили по 3-4 часа.

Кадр из фильма «Первому игроку приготовиться»

То есть о сиквеле вы пока не думаете?

Нет, не думаю, пока мне не позвонят и не предложат следующий фильм. У меня есть, чем заняться! Каждый раз, когда Голливуд садится на монодиету, он будто ждет фиаско. Не все могут выжить в одном жанре и его вариациях, но «Первому игроку приготовиться» — это не просто супергеройский фильм или фантастика.

А что было вашим ОАЗИСом, когда вы росли? Ведь в вашем детстве не было видеоигр?

Моим ОАЗИСом всегда была 8-миллиметровая камера, которую я получил в подарок в 12 лет. На нее я снимал вестерны и фильмы о войне.

Вы стали вдохновением для стольких режиссеров, а кто вдохновляет вас?

Ох, их так много! Могу вам целый список составить: это Уолт Дисней, Альфред Хичкок, Франсуа Трюффо, Фрэнсис Форд Коппола, Джордж Лукас… Меня вдохновляют и мои предшественники, и современники, и новые режиссеры — Грета Гервиг, Алехандро Гонсалес Иньярриту и мой друг Гильермо Дель Торо. Я смотрю очень много фильмов, иногда — сразу дважды. В первый раз смотрю как зритель, пропускаю через себя, не анализирую. И если мне нравится фильм, если он держит мое внимание, смотрю второй раз и пытаюсь разобраться, как он сделан. Я научился снимать именно благодаря таким просмотрам. И до сих пор учусь новому у картин незнакомых мне жанров. Уверен, именно поэтому мне удается делать настолько разнообразные фильмы. Если бы я ничему не учился, то снял бы один успешный фильм, а потом еще шесть ему подобных. В действительности, я почти не делаю сиквелов, время от времени я снимаю нового «Индиану Джонса», но на этом все.

А что вы больше всего любите в своей работе?

Процесс съемок. Раньше я любил сидеть в монтажной и собирать по кусочкам будущий фильм, а теперь мне нравится социализироваться — быть на площадке и снимать-снимать-снимать!

Сколько в «Игроке» «пасхальных яиц»?

Их очень много, и чтобы найти все, придется посмотреть фильм как минимум раз пять, что, я надеюсь, вы и сделаете! Я согласился снимать эту картину три года назад, но очень долго длились переговоры о правах на референсы в книге. Мы получили разрешение на использование множества объектов авторского права. Единственные, с кем нам не удалось договориться, это Disney: ничего от «Звездных войн»!

В чем прелесть виртуального мира? Что вы смогли сделать в «Игроке» из того, что не удавалось ранее?

Для меня всегда было дилеммой: как сделать кино реалистичным в цифровую эпоху? «Игрок» — пожалуй, первая картина, которая позволила мне ставить камеры туда, куда хочется. Туда, куда раньше их поместить было никак нельзя без особых технических уловок. В фильме же герои могут создавать аватары, какие только захотят, вот и я был тем режиссером, которым сам захотел: мог поставить камеру в сантиметре от мотоцикла или позволить ей скользить по сверкающей поверхности бензобака, а то и появляться прямо перед носом ездока.

«Первому игроку приготовиться» (Ready Player One)

«Каро-Премьер» / США / Режиссер: Стивен Спилберг / В ролях: Оливия Кук, Ханна Джон-Кэймен, ТиДжей Миллер, Бен Мендельсон, Саймон Пегг, Тай Шеридан, Марк Райлэн / Премьера 29 марта

Материалы по теме

Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора