Гор Вербински: «Сложнее всего — быть простым»

Гор Вербински: «Сложнее всего — быть простым»
Фото: Геннадий Авраменко

Оскароносный режиссер Гор Вербински возвращается в большое кино — без Джерри Брукхаймера за спиной, без Джонни Деппа в кадре и без многомиллионного бюджета, но в привычном жанре хоррора. Герой его новой картины «Лекарство от здоровья», юный, но весьма амбициозный служащий, оказывается в центре психологического эксперимента, выбраться из которого не так уж легко. THR встретился с режиссером и выяснил, какой диагноз Гор ставит современной киноиндустрии и как нахлыстовая рыбалка спасает его от современных болезней.

Вчера нам показали первые 40 минут фильма и, честно говоря, это тот случай, когда трейлер не обманул ожиданий. Использовали какие-нибудь новые технологии, специальные камеры, чтобы добиться такого WOW-эффекта от зрителей?

О, спасибо! На самом деле можно снять красиво и на айфон — дело вовсе не в технологиях. В таком жанре нужны намерения и цель, важно, чтобы у фильма был голос. Мне необходимо было показать болезнь персонажей, которые ее отрицают, передать присутствие темной силы, а в итоге — прозрение героя!

Смотрели Кубрика и Полански накануне съемок?

Да, конечно! Я большой фанат ранних работ Романа Полански. Но, думаю, такой жанр отвечает духу времени. Наше общество нездорово. Мы все знаем, что история идет по спирали, и понимаем, куда все это может нас привести. Это все равно что ехать на машине на полной скорости в стену — очевидно, что врежетесь, но все равно почему-то не поворачиваете в сторону. Это ощущение многие сейчас испытывают…

А как вообще идея фильма пришла вам в голову? Отправились однажды на воды, на спа-курорт и настолько испугались процедур, что решили картину об этом снять?

Изначально идея родилась у меня и Джастина (Хэйса. — THR), сценариста фильма. Мы просто хотели поиграть с идеей оздоровительного центра, с этой обсессией здорового образа жизни, которая охватила наше общество, и перевернуть это с ног на голову. Потом мы покатались по курортам — Баден-Баден и все такое. Забирались в те помещения, куда не допускают гостей. Знаете, после просмотра вам будет не так-то просто зайти в хаммам или лечь на стол к массажисту. (Смеется.)

Фото: Getty Images

Сейчас действительно все сходят с ума по здоровому образу жизни, что мне лично кажется немного… напускным.

Да, есть определенная ложь во всем этом, надувательство: «Вы не здоровы, но есть лекарство». В принципе, люди держатся за свой диагноз как за форму абсолюта, ну кто не хочет, чтобы их доктор сказал: «Ты не несешь ответственность за свои поступки, потому что ты был болен!»

А как вы считаете, индустрия кино сейчас нуждается в лечении? И если да, каков ваш диагноз?

О боже, какой глубокий вопрос... А вам солнце в глаза не светит?

Это витамин D. Видите, пытаюсь подлечиться.

Нет, я так не могу, я же режиссер. (Зашторивает окна.) Для меня это политический вопрос. Скажем так, мне было приятно получить на съемки мешок денег, который был только наполовину полон, и остаться в полном одиночестве на этом проекте. Я отправился в Германию со своим оператором, с которым работал и раньше, и больше никого из моей команды, ни одного актера, с которыми я работал ранее. Мы просто наняли местных людей и работали с ними. Нам повезло найти этот замок в качестве места действия фильма (Гогенцоллерн. — THR). Мы не могли себе позволить выстроить такие масштабные декорации, практически единственное, на что мы разорились, — резервуар с водой. Так что для меня этот фильм стал моментом самодиагностирования, моей терапией, возможностью напомнить себе о реальности и сказать: «Вернись к ремеслу, вернись к искусству, рассказывай истории!» Это самая сложная вещь на свете — быть простым!

Кстати, в самом начале фильме вы показываете, к чему приводит трудоголизм. А сами им не страдаете? Или приходите домой и тут же забываете о работе и занимаетесь только семьей?

Да, это болезнь, у меня она тоже есть. А надо задаваться вопросом, ради чего это все? Если завтра вас собьет автобус, то что останется? Цикл «рождение – школа – работа – смерть», если повезет, семья в середине? Где она — жизнь? Все, что было создано, для того чтобы облегчить нашу жизнь, в итоге только принесло больше работы. Я люблю мою работу, я постоянно «ношу» ее с собой везде и всегда. Мозг работает безостановочно — даже по ночам. Единственное, что мне помогает отвлечься от кино, — занятия музыкой и нахлыстовая рыбалка.

Фото: Геннадий Авраменко

В главных ролях в вашей картине — сплошь новые лица: Дэйн ДеХаан, Миа Гот… Чем поколение актеров-миллениалов отличается от тех, с которыми вы работали ранее, например Джонни Деппа?

Каждый актер отличается от другого. Я не могу обобщать и говорить что-то обо всем поколении: есть молодые актеры, которые ведут себя как старые и наоборот. У Дэйна своя актерская методика — I do. Если по сценарию у него должен быть в руке телефон, он скажет: «Не надо давать мне в руку чашку кофе, дайте мне телефон, причем тот, который работает, — я не хочу притворяться, я хочу делать!» Конечно, были моменты, как, например, сцена, где он тонет, когда мы старались не допускать излишней реалистичности, но часто мы ходили по краю — Дэйн и правда захлебывался. Знаете, когда твой актер в ледяной воде и постоянно задерживает дыхание, работается напряженно.

Ого! Скорая помощь дежурила на съемках?

Ага, именно так! Я думаю, Дэйн просто таким образом пытался напомнить самому себе, что должен быть честным в работе, и мне это очень нравится! Он достаточно молод, рвется в бой, так что в итоге мы могли пытать его практически каждый день. Я думаю, многие актеры такое бы не потянули — мне сразу бы начали звонить их агенты со словами «что ты делаешь, дай ему перерыв!»

Вы работали и над анимацией, и над семейными фильмами. Почему вернулись к хоррорам?

В этом жанре есть возможность расширять границы, вы можете оперировать логикой сна, то есть буквально жить во сне — делать вещи, которые имеют смысл в ваших фантазиях, но не в реальной жизни. Здесь не требуется так много экспозиции, здесь можно больше экспериментировать со звуком, картинкой. Да и я просто почувствовал, что пора переключиться на этот жанр, с ним я могу расти и учиться новому, он бросает мне вызов как профессионалу — это мой собственный психологический эксперимент.

«Лекарство от здоровья» (A Cure for Wellness)

«Двадцатый Век Фокс СНГ» / Германия, США / Режиссер: Гор Вербински / В ролях: Дэйн ДеХаан, Джейсон Айзекс, Миа Гот, Селия Имри, Карл Ламбли, Сюзанна Вуэст / Премьера 30 марта

Материалы по теме

  • Федор Бондарчук представил «Притяжение» журналистам

    25 января 2017 / Ольга Белик

    Команда фильма – об инопланетянах, музыке, воде и единении.

    Комментировать
  • Дэмьен Шазелл: «Даже не представлял, что мы получим столько номинаций»

    26 января 2017 / Редакция THR Russia

    Создатель фильма «Ла-Ла Ленд» может стать самым молодым кинематографистом, который выиграет «Оскар» в номинации «Лучший режиссёр».

    Комментировать
  • Председатель Ван

    29 января 2017 / Патрик Бжески

    Китайский бизнесмен вкладывает в Голливуд миллиарды долларов. Он уже контролирует самую большую сеть кинотеатров в мире и присматривается к американскому кинопроизводству и телевидению. Стоят ли за ним власти КНР, любовь к искусству или это просто бизнес и ничего личного? THR отправился в Пекин, чтобы узнать у главы конгломерата Dalian Wanda Group Ван Цзяньлиня его стратегические планы и как он относится к голливудским знаменитостям.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора