Круглый стол THR: продюсеры хорроров. «Нет более яростного критика, чем девочка 12 лет»

Круглый стол THR: продюсеры хорроров. «Нет более яростного критика, чем девочка 12 лет»
Саймон Кинберг, Джонатан Нолан, Шон Леви, Мелисса Розенберг, Джейсон Блум, Салим Акил и Роберт Киркман

Разговор на острые для индустрии темы перерос в обсуждение власти фанатов и силу интернет-мнений, а еще раскрыл секрет — что пугало в детстве самих производителей комиксов, фэнтези и хорроров.

В прошлом году 7 из 10 фильмов на вершине американского бокс-офиса и самые просматриваемые и обсуждаемые сериалы на кабельных каналах относились к жанровому кино — хорроры, супергеройские ленты или фантастика. Саймон Кинберг (44 года), рулевой франшизы «Люди Икс» на студии FOX, добавляет: «Самые громкие голоса, которые раздаются из интернета, — от фанатов этих проектов». Эти голоса могу оказать железобетонную поддержку или растоптать фильмы и сериалы других участников круглого стола — Салима Акила (54 года, «Черная молния», канал CW), Джейсона Блума (49 лет, «Судная ночь. Начало»), Шона Леви (50 лет, «Очень странные дела», Netflix), Джонатан Нолан (42 года, «Мир Дикого Запада», HBO), Роберт Киркман (39 лет, «Ходячие мертвецы», AMC) и Мелиссы Розенберг (56 лет, «Джессика Джонс», Netflix). Кроме мнения фанатов, которым они пытаются манипулировать, продюсеры обсудили происходящие в Голливуде перемены, а также все способы сохранить свежесть франшиз на долгие годы.

Саймон Кинберг, Джонатан Нолан, Шон Леви, Мелисса Розенберг, Джейсон Блум, Салим Акил и Роберт Киркман

The Hollywood Reporter: У всех ваших проектов многочисленные активные фанаты, которые часто публикуют свои идеи и мнения онлайн. Кто-нибудь из вас следовал этим советам?

Саймон Кинберг: Кто-то с этим согласится?

Шон Леви: Если хоть раз так сделать, это превратится в снежный ком.

Джейсон Блум: Но почему? Когда мы делали первую «Судную ночь», все говорили: «А что там снаружи?» Так что, когда приступили к сиквелу, идея была: «Мы вам покажем улицы!»

Кинберг: Но вы же не использовали конкретную чужую идею. Шон боится, что на него в суд подадут. (Смеются.)

Леви: Все хотели, чтобы Барб (персонаж, убитый Демогоргоном в первом сезоне «Очень странных дел», — THR) каким-то чудом осталась жива.

Мелисса Розенберг: Да!

Леви: Если говорить о желаниях зрителей или о том, что им кажется, они хотят, то в первую очередь надо доверять себе. Ты знаешь лучше всех на самом деле. Не скрою, мы, наверное, целых 20 секунд обсуждали, что делать с Барб.

Кинберг: Я был соавтором в третьих «Людях Икс» с историей про Темного Феникса, самой сакральной истории из комиксов об этой вселенной. Фанатам фильм не понравился. Поэтому когда писал «Людей Икс: Дни минувшего будущего», а там все построено на путешествиях во времени, решил: «Ну раз так, давайте исправим ошибку и воскресим Джин Грей». И вот так я взял и стер целый фильм за 200 $ млн. (Смеются.)

Джонатан Нолан: Когда я написал сценарий к «Темному рыцарю», Крис (Нолан, старший брат Джонатана, режиссер фильма, — THR) должен был решить, что делать с Джокером. Он пригласил Хита Леджера. И никто не понял его решения — ни я, ни студия. Фанаты на ушах ходили: «Худший кастинг в истории!» А Крис стоял на своем. Это был тот случай, когда зрителям дали не то, что они просят, а то, что они хотели на самом деле. То есть взяли на эту роль очень крутого актера, он пришел и всех порвал.

 

THR: Какой самый дикий спойлер или фанатскую теорию о вашем проекте вы видели в соцсетях?

Роберт Киркман: Каждую неделю кому-то в голову приходит блестящая мысль, что Рик Граймс (герой сериала «Ходячие мертвецы», — THR) на самом деле в коме и апокалипсис вокруг ему просто снится. Я это обожаю, потому что каждый раз кому-то кажется, что это совершенно новая идея. Мне нравится, как фанаты общаются друг с другом.

Нолан: Главное — не давать им сбить тебя с курса.

Джонатан Нолан

THR: И как вы это фильтруете?

Леви: Можно фокус провернуть. Прислушаться к фанатам, но при этом быть немного слепым и глухим и больше обращать внимание на тихие внутренние голоса, которые тебя в бизнес и привели.

Кинберг: Есть религиозные фундаменталисты, а есть фанаты-фундаменталисты, очень на них похожие. Одно дело быть верным духу книги, как мы все пытаемся, и совсем другое — следовать каждой букве. Вот если вы понимаете Библию буквально, то вы псих, который готов всех побить камнями. Надо доверять фанату внутри себя, а не фанатам извне.

Салим Акил: На моем проекте (сериал об афроамериканце-супергерое «Черная молния», — THR) мы отталкиваемся от идеи, что наше общество всего в одном поколении от времен, когда господствовали расовые стереотипы и сегрегация. Афроамериканских супергероев не так много, и от этого никуда не денешься. Кроме того, я постоянно вижу, как персонажи со сверхспособностями бороздят космос или сражаются в выдуманных мирах, и недоумеваю, а чего не в Чикаго? Тут тоже надо порядок навести, и Бэтмен бы нам не помешал. Я четко понимаю, что нам нужно касаться в сериале реальных проблем, иначе фанаты и афроамериканская аудитория укажут нам на ошибки.

Розенберг: Я написала сценарии ко всем фильмам франшизы «Сумерки», и нет более яростного критика, чем девочка 12 лет. Вы ступаете на опасную тропинку, если захотите задеть их любимые книжки. (Смеются.)

Мелисса Розенберг

THR: Джонатан, перед эфиром второго сезона «Мира Дикого Запада» вы обещали на Reddit, что запостите для фанатов специальный ролик со всеми спойлерами, и этот клип в итоге оказался фейком. Зачем вы это сделали?

Нолан: Самое интересное вокруг первого сезона шоу происходило как раз на Reddit (кроме обсуждений, на сайте появлялись самые подробные рекапы и фанатские теории, — THR). Меня в соцсетях нет, и мне плевать на Twitter и Facebook. Я считаю, что эти системы не работают.

Киркман: Как ты смеешь! (Смеются.)

Нолан: Да, кошмар. В этих двух соцсетях нельзя минусовать людей и посты. Это кажется вежливым, но на самом деле так каждый тред сползает в негатив. На Reddit (американский социальный новостной сайт с посещаемостью 1,2 млрд пользователей в месяц, — THR) можно опускать или поднимать любые темы. И в итоге разговоры получаются более цивилизованными. Ну и невозможно не восхититься людьми, которые не жалеют времени и так же тщательно обдумывают твой проект, как ты сам. Мы решили, что лучший способ отметить их участие — немного их потроллить. (Смеются.)

 

THR: В «Ходячих мертвецах» убили уже несколько любимых зрителями персонажей, и сериал ушел в сторону от комикса. Это часто обижает фанатов. Как вы решили, что хотите все поменять?

Киркман: Это странный процесс. Я — исполнительный продюсер, поэтому вместе с остальными переделываю то, что сам ранее написал. Вначале я сидел со сценаристами сутками, а они иногда забывались: «По сюжету приближаемся к неудачной сцене из комикса, которая не работает! — Ой, Роберт, ты здесь….» (Смеются.) Когда мы переписывали выпуски, им было уже 5 лет, комикс мне самому надоел, а со мной работали прекрасные люди с кучей новых идей.

Роберт Киркман

THR: Бывали случаи, когда студия или телеканал говорили, что вы перебарщиваете?

Акил: Мы первым сезоном «Черной молнии» протестировали наши возможности. Там был эпизод, когда героя арестовывают, подбрасывают наркотики, но он не может использовать свои способности, чтобы не раскрывать себя. В участке он проходит через досмотр полостей тела и в этой сцене рычит и плюется. Канал нас поддерживал, но юридическому отделу эпизод не понравился, дело дошло даже до Федеральной комиссии по связи. Мы победили, и теперь это самая обсуждаемая сцена во всем сериале.

 

THR: Расовое и гендерное многообразие — острый вопрос, в том числе для жанрового кино и телевидения. На «Оскаре» Фрэнсис МакДорманд подняла тему инклюзивных райдеров. Что вы об этом думаете?

Блум: Аудитория сама по себе многообразная — 55 процентов зрителей хорроров женского пола. Очевидно, есть смысл в том, чтобы больше страшных фильмов снимали женщины, афроамериканцы или выходцы из Латинской Америки.

Акил: Я так давно в этом направлении работаю, что для меня будет оскорблением, если попросят поменьше эти темы поднимать. Еще я против насильного внедрения многообразия. Оно не сработает.

Розенберг: Ну не знаю…

Акил: Ты меняешь ситуацию. И Ава ДюВерней тоже. Я буду помогать.

Розенберг: Гильдия режиссеров протолкнула требование, чтобы на сериалы нанимали больше женщин. Реакция телевизионного начальства была чудовищная: «Нас заставляют нанять телку, которая все испортит!» Но в итоге, я считаю, это помогло женщинам-режиссерам получить больше проектов и опыта.

Акил: Думаешь? Все эти программы, о которых я слышу, просто вывеска для корпораций, чтобы они могли сказать: «Вот по этому вопросу у нас есть программа». Шоураннеры — те, кто нанимают людей на проекты, — вот кто может принести реальные перемены.

Блум: Есть серединный путь, и я думаю он очень эффективный. Гильдия актеров включила в устав правило по стимулированию многообразия. Если вы возьмете в фильм определенный процент женщин, цветных, инвалидов или стариков, то проект будет оцениваться профсоюзом по другой бюджетной категории. Это сразу отражается на финансах. Намного эффективнее, чем принуждение.

Акил: В основе этого движения идея, что есть люди, которые лучше понимают, как дела обстоят. Не сможете рассказать аутентичную историю, если не наймете людей, которые знают, как это делается. Я всегда определяю, что сюжет про черного персонажа написан белым сценаристом.

Киркман: Как белый гетеросексуальный мужчина могу сказать: нельзя недооценивать невежество белых гетеросексуальных мужчин. (Смеются.) Я не думаю, что они специально не нанимают женщин или людей из меньшинств. Это просто им в голову не приходит, что досадно.

Розенберг: Чистая правда. Мы снимали сцену в больнице, и я вдруг заметила, что все вокруг стереотипно: врачи в белых халатах, младший медицинский персонал — все женщины, а пациенты из национальных и расовых меньшинств. Господи, как я сама на своем проекте допустила такое? А на самом деле просто не задумывалась специально.

Нолан: Перед съемками первого сезона «В поле зрения» Нина Тасслер (тогда председатель совета директоров канала CBS, — THR) сказала: «Вам надо обязательно взять хотя бы одну женщину-режиссера». Я подумал: «У нас целых 23 серии, одна женщина — это бред, мы можем взять режиссеров разного пола поровну». В итоге не смогли нанять ни одной — из списка кандидаток, одобренных каналом, все были заняты. В общем, чтобы посадить женщину в режиссерское кресло, надо по всем департаментам сначала отработать. Брать больше женщин в операторскую группу, в рекламный отдел, нанимать сценаристок.

Салим Акил

THR: Еще одна тема, связанная с гендером, — равенство оплат. Когда выяснилось, что Клер Фой получает меньше Мэтта Смита на съемках «Короны», разразился скандал. На ваших проектах были разговоры о справедливости гонораров?

Блум: Это не так. Просто потому, что, если мужчина популярнее женщины, он должен получать больше, если наоборот, то гонорар выше у женщины. И конечно, есть случаи, когда этого не происходит. Но мы не решим проблему, если будем настаивать на равенстве в оплате, когда есть ощутимая разница в известности актеров.

Леви: Кино и телевидение работают по расценкам. То есть, сколько вам заплатят, определяется размерами ваших прежних гонораров. И есть случаи, когда оплата зависела от пола, они ужасные и непростительные. В других ситуациях разница между полученными суммами возникала из-за послужного списка и того, сколько раньше получали артисты. Можно по этой теме целый круглый стол провести, но сможем понять лишь то, что это невероятно сложная тема.

Нолан: Люди приводят в пример расценки, но на самом деле в них тоже есть проблема. Они же могут быть основаны на предрассудках и несправедливости. Только для первого сезона, когда ты еще не понимаешь, что будет с проектом, можно принимать во внимание расценки. Я очень рад, что с «Миром Дикого Запада» мы дошли до такой стадии, что всем актерам за главные роли можем платить одинаково. Потому что наш сериал — хит, а это благодаря каждому из них в равной степени.

 

THR: HBO недавно заявил, что они проверят каждый проект на канале, чтобы убедиться, что с ним нет таких проблем. Вашего шоу это тоже коснулось?

Нолан: Проверкой это трудно назвать. В любом случае мы с Лизой Джой (второй шоураннер «Мира Дикого Запада», — THR) три года уже над этим работаем. Как только вышел первый сезон, мы начали снимать второй, и у нас уже были козыри в разговорах с каналом: «Это хит, мы должны все сделать правильно».

Саймон Кинберг

 

THR: Саймон, вы работали на 9 фильмах из вселенной «Людей Икс». Есть грань, пройдя которую вы поймете, что их уже слишком много?

Кинберг: Надеюсь, этого никогда не произойдет. Со спин-оффами «Логан» и «Дэдпул» мы поняли, что можем в кино по комиксам использовать разные жанры. «Логан» был вестерном, а «Дедпул» чем-то вроде «Монти Пайтона» — комедией для взрослых. Жанровый материал сейчас чаще выдавливают из драм и комедий. Поэтому, когда можно что-то добавить, сделать неожиданный фильм и продать его в доступной обертке, это очень интересно.

Блум: Я всем режиссерам говорю, что наши малобюджетные хорроры должны работать как независимое кино с фестиваля «Сандэнс». Если убрать всю жуть, что останется?

Леви: Называю это троянским конем. Никто из нас не рассуждает в категориях жанровых элементов. Нет, мы делаем свои проекты как любые другие драмы или комедии.

Розенберг: У нас к «Джессике Джонс» такой же подход. Это нуар, детективный сериал. Если он будет похож на комикс, мне это не понравится. Для нас образец «Китайский квартал» (неонуаровый детектив Романа Полански 1974 года, — THR). Нам не нужны какие-то дополнительные элементы, жанр и так там есть.

Акил: А у нас семейная драма. Иногда я даже забываю, что у героев есть сверхспособности и они должны делать нечто фантастическое.

Киркман: Не понимаю, о чем вы тут говорите и зачем вспоминаете троянского коня, потому что «Ходячие мертвецы» — не мыльная опера!

Шон Леви

THR: Когда вы делаете 5-й сезон сериала или 9-й фильм франшизы, вы думаете о новых фанатах? И о том, сколько им нужно будет преодолеть, чтобы все понять и включиться?

Кинберг: Мне кажется, все наоборот. Главное не то, чтобы аудитория все с комфортом поняла. А в том, чтобы постоянно делать что-то неожиданное и зрителей удивлять. Чтобы они думали, что это не тот же фильм, а нечто новое и свежее. И чтобы сравнивали не с другими лентами о «Людях Икс», а, например, с «Мстителями», «Черной Пантерой» или с «Прибытием», какими угодно актуальными картинами в рамках жанра.

 

THR: Ваша работа пугать или увлекать зрителей, а чего вы сами боялись в детстве?

Киркман: Призраков.

Леви: Змей.

Розенберг: Серийного убийцу Зодиака.

Леви: Ого, вот это реально.

Акил: А ты из окрестностей Сан-Франциско? Я сам из Ричмонда.

Розенберг: То есть ты тоже оттуда.

Акил: То есть я в детстве боялся полиции. (Смеются.)

Джейсон Блум

Материалы по теме

Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора