Письмо редактора: нам 5 лет!

Письмо редактора: нам 5 лет!

Ровно пять лет назад в России вышел первый номер легендарного издания The Hollywood Reporter. На обложке красовался Джордж Клуни, презентация с помпой прошла в Доме Пашкова, а многочисленной элитной публике, пришедшей поддержать начинание, было объявлено, что журнал о кино и телевидении скоро станет главным индустриальным изданием. Это амбициозное обещание было выполнено, и, отмечая юбилей, шеф-редактор THR Александр Фолин расспросил редакционного директора Марию Лемешеву, чем же она планирует удивлять дальше.

Александр Фолин и Мария Лемешева

Маша, пять лет пролетели как один миг. Я с самого запуска журнала в редакции, так что у меня, конечно, масса воспоминаний. Но начать хочу с вопроса, зачем тебе это было нужно. Не жалеешь, что ради этого пришлось на время отказаться даже от работы телеведущей?

Это была настоящая авантюра: взяться за новое, рискованное дело, когда у тебя налаженная и любимая работа на Первом канале, плюс со дня на день я готовилась стать мамой… Но мало кто знал, что журналом о кино, профессиональным и качественным, я болела очень давно и еще в 2001 году с командой единомышленников работала над пилотом подобного издания. Поэтому, когда в 2011-м мне предложили поддержать идею открытия российской версии The Hollywood Reporter — могла ли я отказаться? Я давно поняла: если чем-то искренне болеешь, ничто не покажется трудностью. В итоге, прямо из роддома я проводила первые летучки, работала ночами после эфиров и в перерывах между кормлением дочки и была счастлива! А главное, ко мне присоединились такие же энтузиасты. В первую очередь, ты, Саша!

Спасибо! Действительно в начале многое получалось, именно благодаря тому, что все, кто участвовал в запуске журнала, были фанатами кино и самой идеи профильного издания.

Как правило, такие проекты где-то за год-полтора готовятся, а мы уложились в четыре месяца — что уже можно воспринимать как победу. Я как телевизионщик, да еще и из новостной структуры, по-другому отношусь к дедлайнам: у нас всё секунды решают, — какие там месяцы? (Смеется.) Поэтому получив отмашку, что пора стартовать — просто приняла это к действию. Благо, ребята подобрались молодые, активные и бесстрашные.

Редакция THR. 2012 год

Я-то как опытный «печатник» в душе паниковал, но виду не подавал! Давай откроем небольшой секрет: почему всем так нравится держать наш журнал в руках.

Арт-директор Антон Алейников, с которым мы стартовали, немало привнес в стиль российской версии. Но за что, прежде всего, ему благодарна: он с первого дня настаивал на выборе особой бумаги — настоящей и теплой при прикосновении, а не глянцевого суррогата! Ты помнишь, Саша, как мы собирались, закрывали глаза и выбирали самые приятные на ощупь образцы, которые напоминали перелистывание страниц книги. И не зря. Мы часто слышим от постоянных читателей похвалу — мол, нравится держать в руках номер. А это так их подсознание работает.

Не подвел и формат! Большой плотный журнал — помнишь, как нас пугали, что его не будут брать, так как в сумку не влезет?

В сумку он так и не влезает, но меня это с самого начала не беспокоило. Исконный для The Hollywood Reporter — размер А3, и мы не имели права его менять по лицензии. Но я сразу решила — это будет не нашим минусом, а плюсом: такой размер предполагает более осознанное и эстетское отношение к изданию, формат выигрышнее для фотографий и текстов, а наша размещение постеров на корешках делает годовое собрание коллекционным. Мы не палп-фикшн, это серьезный анализ и увлекательный рассказ обо всем, что выйдет на экраны в том или ином месяце, знакомство с важными кинопрофессиями, бизнес-расследования, отрывки сценариев, эскизы и эксклюзивные фотосессии. Это нас и отличает от первоисточника. Американская версия выходит еженедельно, в половину тоньше, посвящена горячим новостям, а основные читатели — представители индустрии. Мы же больше просветительские и нацелены на широкую аудиторию. Ты, Саша, знаешь, как я всегда настаиваю на том, чтобы тексты писались легко — что называется, по-пушкински, — чтобы их с удовольствием могли читать те, кто совершенно не разбираются в кинематографе, а просто любят его и смотрят. От домработницы или сантехника до профессора ВГИКа — всем должно быть одинаково понятно и интересно. И мы этого добились!

Обложка первого номера российского журнала

А еще радует, что во времена, когда даже желтый глянец закрывается, востребованным оказался наш подход — отказ от копания в личной жизни артистов.

Здесь я была непреклонна. Еще когда работала кинообозревателем в программе «Время» и вела колонки в журналах-миллионниках, всегда стремилась рассказать о герое через его профессию, интересы, а не через интимные подробности. Поэтому сразу декларировала: в новом киножурнале мы говорим только о работе звезд и если касаемся личной жизни, то исключительно в контексте того, как это повлияло на их творчество. Такой подход близок всему нашему коллективу. Но это еще произвело эффект разорвавшейся бомбы среди самих кинематографистов: они очень быстро нас признали именно по той причине, что с ними многие годы никто не говорил о творчестве. Вначале некоторые даже удивлялись, что мы упорно не задаем вопросы про свадьбу, про рождение ребенка или развод. Настолько они привыкли к иному. Каждая звезда, появляющаяся в нашем журнале, имеет серьезный инфоповод — именно профессиональный.

Озвучивая такое, ты рискуешь отпугнуть часть аудитории.

Не волнуйся, шеф! (Смеется.) Нескромно, наверное, хвалиться, но нам есть, чем «купить» любого читателя: потрясающая полиграфия, артовые фотосессии, масса интересной и прикладной информации, секреты красоты и стиля звезд. Недаром один из наших слоганов — «Кино как образ жизни». Читая THR, может, и не узнаешь число тайных любовниц Брэда Питта (если таковые есть), но зато можно узнать, что и почему он ест, как добиться размера талии Киры Найтли, как правильно делать селфи и где лучше выучиться на артиста. Сама во многом стала разбираться, именно благодаря эксклюзивной информации из Голливуда.

Фото на память со съемки Никиты Михалкова. 9 сентября 2015 года

Чем особо гордишься из сделанного в рамках издания за эти годы?

Всем! (Смеется.) Горжусь тем, что в один из самых сложных периодов для печатной прессы мы не только запустились, выстояли, но и завоевали авторитет, вышли на очень высокий профессиональный уровень. Еще горжусь нашими акциями — выставками, фестивалями, круглыми столами. Уже семь городских экспозиций мы устроили своими силами. Последняя, посвященная кинематографу, воспевающему мой родной город Москву, решением Мэрии заняла почетное место на Красной площади! Сейчас мы готовим к юбилейной дате на Арбате выставку лучших образцов наших эксклюзивных фотосессий. Ее героями в разное время становились самые яркие российские артисты. И это наш вклад в популяризацию отечественного кино. Как сказал Никита Михалков еще на приеме в честь старта THR, «появилась уникальная возможность на плечах легендарного мирового бренда вытаскивать наш родной кинематограф». Чем мы упорно и занимаемся все эти годы.

Выставка «Москва. С любовью!» на Красной площади. 10 сентября 2016 года

Да, за пять лет у нас появилась и целая плеяда лауреатов премий журнала — «Аванс» и «Событие года».

Особо приятно, что с начинающими артистами, которым мы и вручаем «Аванс» мы ни разу не ошиблись. Все они семимильными шагами приближаются к статусу больших звезд. Александр Паль, Милош Бикович, Юлия Александрова, Сергей Романович и другие. Ну а премия «Событие года» оказалась неожиданно нужна кинематографистам. Ведь наш экспертный совет оценивает не конкретные роли, а деятельность артистов в течение года, отмечаем их благие дела, смену амплуа, воздаем должное мэтрам — Ирине Купченко, Екатерине Васильевой, Галине Польских, Михаилу Боярскому. И что стало неожиданностью для нас — уже два раза наши лауреаты в номинации «Мастер-класс года» признавались, что наша Хрустальная звезда — их первая индустриальная премия! Увы, так часто бывает: признание и любовь народа, десятки ролей, но нет званий и призов.

Лауреаты премии «Событие года» Михаил Боярский и Юлия Пересильд. 9 декабря 2016 года

А в самом журнале — что-то можешь назвать особо дорогим?

Это самый сложный вопрос, конечно. Рада тому, что удалось реализовать мою давнишнюю идею, которая родилась еще, когда делали первый пилот. Я о рубрике «Моя несыгранная роль». В ней уже приняли участие Ирина Гринева, Ольга Кабо, Павел Деревянко. Эта история очень понравилась актерам, в ней они могут на профессиональном уровне воплотить в жизнь свои творческие мечты, продемонстрировать свои скрытые таланты. Это возможность создать с нашей помощью некое портфолио, напомнить о себе продюсерам. И даже те, кто нарасхват, тоже нуждаются в подобном формате: чтобы уйти от одного и того же навязываемого им амплуа. Как Деревянко примерил роль Глеба Жеглова? Без пластического грима, без фотошопа — он стопроцентно попал в суть. При том, что внешне Павел на Высоцкого, сыгравшего когда-то сыщика, не похож. Но именно поразительная перестройка внутреннего состояния дала этот фантастический эффект!

Кстати, когда мы запустили эту рубрику, тут же по «сарафану» о ней стало известно в кинокругах. И помнишь, как известные артисты сами стали обращаться с просьбой пригласить их в этот проект. Вот что самое ценное в нашей работе!

Здорово, когда актеры хотят сотрудничать без оглядки и с полным доверием. Например, какая удивительная съемка была со Светой Ивановой! Она, не раздумывая, приняла предложение… нырнуть на дно бассейна, а дизайнер Яна Недзвецкая, также не раздумывая, отдала ей для подводных экспериментов свои роскошные шелковые платья. А ведь спасибо надо сказать еще и фотографу Владимиру Бязрову, который весь день провел под водой. Но ладно он — это была его задача, но никак не нашего арт-директора Вениамина Фридгельма и фоторедактора Олега Бурнаева. Они ездят на съемки, чтобы проконтролировать процесс, и раздеваться и залезать в бассейн, чтобы держать осветительные приборы, следить за складками ткани и безопасностью артиста, — никак не должны были. Это тот энтузиазм, который не купишь ни за какие деньги! Кстати, спасибо могу сказать всем членам редакции! У нас не приживаются те, кто смотрят на часы и просто отрабатывают номер.

Светлана Иванова и фоторедактор Олег Бурнаев в процессе подводной съемки THR. 1 декабря 2015 года

Смотрю на мартовский номер с Эммой Стоун, который лежит перед нами и думаю: как правильно выбор сделали: именно она и стала лучшей актрисой года! У тебя есть любимая обложка?

Кто следит за моим Инстаграмом, может заметить, что я периодически публикую какую-то обложку, называя ее любимой. И это правда, просто потом появляется новая и уже она становится самой-самой. Но… наверное, все же особо отмечу номер с Энтони Хопкинсом, потому что это была наша первая обложка с возрастным героем. Считается, что массовая аудитория не так активно раскупает журнал с представляющим его морщинистым лицом. Но нам-то как раз это не грозит! Потому что у великих артистов нет понятия возраста, есть талантливые и не талантливые, любимые в народе и не очень. Потому мы с огромным счастьем выбирали лицами THR Мэрил Стрип, Аль Пачино, Вуди Аллена… Для нас их паспортные данные — не минус, а наоборот, плюс, ведь их знают и обожают все! В одном из номеров была даже целая статья на тему того, как востребованы в Голливуде актеры после 60-ти, какой у них сейчас ренессанс, как много сценариев и фильмов создается специально под них, и публика это ценит, что, несомненно, могло бы стать примером для наших продюсеров.

Зная твой характер, не сомневаюсь, что на достигнутом ты, конечно, не остановишься. Что нового хотелось бы сделать?

С такой, как у The Hollywood Reporter, командой очень хочется действовать! Мне кажется, учитывая нашу специализацию — хотелось бы больше сил посвятить просветительским проектам. Планируем возобновить тематический фестиваль. Наш первый опыт с показами культовых картин 80-х, был крайне удачным — полные залы, знаменитый переводчик Василий Горчаков с лекциями… Мы ведь стали первыми, кто показал «9 1/2 недель» на большом экране, потому что, когда этот фильм вышел, по цензурным соображениям его нельзя было показывать в кинотеатрах. Все видели ленту только на видеокассетах. Когда мы устроили сеанс в «Горизонте», в зале сидели даже на ступеньках. Я сама с удивлением пересмотрела эту не только эротичную, но и красиво снятую картину, отметив для себя какие-то новые нюансы, которые видны только в таком формате. Например, то, что чулки в знаменитой сцене танца-соблазнения в исполнении Ким Бейсингер, которые она кидает на героя Микки Рурка, — в сеточку. Это видно только на большом экране.

А это важно?

Когда картина культовая, — важно все! Кстати, то, что мы делали наши сеансы очень теплыми, с живыми историями, составили программу из картин, нашумевших в то время — это притянуло к множество обычных зрителей. Не киноманы, не синефилы — приходили на ночные сеансы, слушали лекции, аплодировали, потом благодарили, говорили, что теперь обязательно пересмотрят какие-то фильмы по нашей наводке. Продолжать открывать мир кино обычной публике, помогать им вернуться в кинотеатры в том числе на российские фильмы — то дело, которым мы успешно занимаемся и не бросим!

Материалы по теме

  • Мария Лемешева вошла в Экспертный совет Министерства культуры РФ

    17 апреля 2014 / Редакция THR Russia

    Главный редактор THR займется отбором получателей субсидий по поддержке инновационных проектов в области современного искусства.

    Комментировать
  • Главный редактор THR Мария Лемешева: «Наша премия – более эмоциональная»

    01 декабря 2014 / Редакция THR Russia

    В эфире радиостанции «Серебряный дождь» главный редактор российского издания The Hollywood Reporter Мария Лемешева рассказала о предстоящей церемонии вручения премии THR «Событие», которая пройдет 3 декабря.

    Комментировать
  • Мария Лемешева: «Бывает, что фильм уходит в небытие, а песня из него остается с нами навсегда»

    25 марта 2016 / Редакция THR Russia

    Главный редактор журнала The Hollywood Reporter Russia Мария Лемешева пришла на программу «Винил» на радио «Эхо Москвы» и рассказала про грядущие выставки, посвященную Году кино, и любимые песни из фильмов.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора