Рецензия: «Русалка. Озеро мертвых» Святослава Подгаевского

Рецензия: «Русалка. Озеро мертвых» Святослава Подгаевского
Кадр из фильма «Русалка. Озеро мертвых»

Отечественные хорроры сильнее пугают тем, как они сделаны. Но сценарист и режиссер Святослав Подгаевский деятельно верит в себя и в то, что российские ужастики способны вызвать не смех, а подлинный ужас. Его галерею бездыханных роковых женщин после «Пиковой дамы: Последний обряд» и «Невесты» убедительно продолжает «Русалка. Озеро мертвых». Влекомый чарами подводной девы зритель во время просмотра невольно идет ко дну, лишь в финале осознавая, что оно — двойное.

Не пушкинская русалка или гоголевская утопленница вдохновили создателей фильма, устремившихся к славянскому фольклору, к сказкам, памятным с колыбели. В прологе детский голос рассказывает публике о вреде ночных купаний и последствиях общения с незнакомками под луной. Сколь наивный, столь и расточительный сценарный ход, как и иллюстративное название ленты, словно демонстрирует, что пугать здесь намерены не тем, что легко поддается пересказу, не сюжетными перипетиями.

Стало быть, все дело во внешних эффектах — думает зритель и вновь оказывается неправ. Трепещущий свет, скрипы и вспышки, чудеса грима и компьютерной графики — словом, все то, что предписано канонами жанра, конечно, присутствует, пусть и скупо. Страх нагнетается, подбирается бесшумно, а не хлещет с экрана потоками насилия и изуверств. Авторы ленты стремятся дать пищу не только глазам, но и уму, предлагая визуальные и словесные метафоры. В том и есть, вероятно, своеобразие «русского фолк-хоррора». Рефлексия, народность и приемы, способные вызвать рефлекторный испуг, — таково триединство, отличающее работы Подгаевского.

Стихия фильма — вода. Здесь она точно как на картинке из учебника существует в твердом, жидком и газообразном состоянии. Проникла она и на страницы сценария, в котором темп «плавает» в диапазоне от паводка до обезвоживания, не утопив, впрочем, авторский замысел.

Кадр из фильма «Русалка. Озеро мертвых»

Вода дает жизнь и отнимает. Для героя Ефима Петрунина, пловца, она — символ преодоления человеком сил природы. Для его невесты, не умеющей плавать (Виктория Агалакова), — среда, внушающая страх.

Вода дождевая и колодезная, лед в стакане, затопленный подвал заброшенного дома, старый причал, колдовское озеро — все это не фон, а игровое пространство фильма. Гидрофобия здесь сообщается зрителю с экрана, будоража в нем бытовые страхи вроде засора на кухне или капельницы в больнице и восходя к ветхозаветным: влага таит бездну, она как кара за грехи отцов.

Русалка здесь без хвоста, но не без корней. «Предания простонародной старины» вроде обрядов и гаданий воскрешают в зрителе невольный дискомфорт от суеверий и предрассудков, заставляя на всякий случай «дуть на воду». И современность дополняет «мокрый» мир фильма сленгом вроде глагола «моросить» в значении «паниковать».

«Лет 20 прошло, а здесь ничего не поменялось», — звучит в фильме, скрывающем за мутными водами семейные драмы, неоплаканные души, преступления без срока давности. Гладь озера, как зеркало, отражает то, чего не хотят замечать персонажи, их подсознательные и детские страхи.

Память воды здесь крепче людской, выстраивающей дренажные системы в отношениях с близкими, с собственным прошлым. Может быть, поэтому в фильме несколько ложных финалов. Не зрелищность, а кропотливое воссоздание атмосферы, в которой минута за минутой, как капля за каплей, зрителю становится не по себе, удерживает ленту на плаву. Стакан с любой жидкостью после просмотра будет вызывать опасения из-за страха утонуть в нем. А единственная реплика-лейтмотив русалки с клыками и когтями: «Ты меня любишь?» — надолго заставит влюбленных воздерживаться от подобных расспросов.

Водная тема подразумевает глубину, и «Русалке», которой противопоказан поверхностный просмотр, хочется пожелать зрителей-дайверов, иначе прокатной мели не избежать. Впрочем, как известно: «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих».

 

«Русалка. Озеро мертвых»

«Централ Партнершип» / Россия / Режиссер: Святослав Подгаевский / В ролях: Виктория Агалакова, Ефим Петрунин, Никита Еленев, Сесиль Плеже / Премьера 12 июля

Материалы по теме

Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора