Софья Капкова: «Люди возвращаются к нам снова и снова»

Софья Капкова: «Люди возвращаются к нам снова и снова»
Софья Капкова

Откровения Эми Уайнхаус, заговор производителей сахара, тайны закулисья Парижской оперы — десятки громких документальных свидетельств и расследований ежегодно представляют публике в московском Центре документального кино. За пять лет он стал Меккой для всех, кто интересуется реальной жизнью и фактами. Инициатор и глава ЦДК Софья Капкова рассказала главному редактору The Hollywood Reporter Марии Лемешевой, как ей удалось сделать из документалистики кассовые хиты.

Софья, почему пять лет назад, открывая свое дело, ты выбрала именно такую непростую для бизнеса сферу — документальное кино?

Вся моя жизнь — череда всевозможных совпадений. Судьба распорядилась так, что после МГУ я много лет работала в информационных телепрограммах, что очень близко к документалистике, и периодически продюсировала фильмы в этом жанре на федеральных каналах. В какой-то момент моя история с телевидением завершилась, и меня пригласили в «РИА Новости» (ныне МИА «Россия сегодня». — THR) — возглавить дирекцию документальных проектов. Для меня это был настоящий вызов, и я решила попробовать свои силы. Первый проект — «Открытый показ» с Катей Гордеевой — был достаточно успешным. После просмотров мы устраивали обсуждения увиденного, вот тогда, наверное, все и закрутилось. Но в какой-то момент я поняла, что показов раз в неделю недостаточно, ведь зрительский интерес к этому жанру растет. И все совпало — правильный момент, открывшиеся возможности, Музей Москвы предоставил площадку на льготных условиях, где мы до сих пор квартируемся. Мы не изобретали велосипед, а брали за пример проекты, которые уже существовали за границей. В моем любимом Нью-Йорке есть подобная площадка IFC Center (там, правда, несколько залов). Или в том же Сингапуре, например, на базе Музея Сингапура существует как раз похожий кинотеатр интеллектуального кино, где показывают документальные и авторские фильмы.

Софья Капкова

В нашей стране документалистика давно не в фаворе. Разве что журналистские расследования на телевидении. Но тебе как-то удалось привлечь зрителей.

Я бы с тобой поспорила: в нашей стране в определенные годы документальное кино было довольно популярным. Вспомни СССР — времена, когда перед началом показов игровых фильмов крутили киножурнал «Фитиль», который как раз и являлся в некотором роде документальным кино. Плюс советская киноиндустрия производила довольно много научно-популярного кино. Помню себя маленькой девочкой — мне очень нравились подобные фильмы.

Согласна, но это ты про СССР. Я тогда, например, была поклонницей «Контрольной для взрослых» — сериала про детей из одного класса. А вот в постсоветское время все изменилось. С художественным кино бы разобраться, а ты документальным занялась…

Ну, не буду преувеличивать про широкие зрительские массы. Наш кинотеатр — единственный в своем роде и в зале всего 90 мест. С момента открытия через наши двери прошло 200 тысяч зрителей. И это довольно большая цифра. Но если, конечно, мы начнем сравнивать с показателями игрового кино — «капля в море». Хорошо, что она есть.

Так чем заманивала публику?

Крючка никакого не было. Я решила: формат площадки должен быть таким, чтобы там находиться было интересно в первую очередь мне самой. Такой вот эгоистичный подход. Люблю документальное кино, много его смотрю, и хотела, чтобы у людей в Москве появилась возможность увидеть разное кино — и интеллектуальное, и «массовое» (к которому, кстати, наши документалисты относятся достаточно скептически), и, что немаловажно, фильмы должны идти на языке оригинала (в ЦДК большинство картин идет с субтитрами. — THR). Я вообще считаю, что если ты делаешь хорошее доброе дело и по-настоящему в него влюблен, то зритель это почувствует и оценит. Именно поэтому люди возвращаются к нам снова и снова.

Ты сама отбираешь картины на кинорынках. На что ориентируешься, когда делаешь выбор?

Мы стараемся привозить в Россию фильмы, которые были отмечены кинокритиками. В этом плане доверяем профессионалам. Это первый критерий. Второй — стараемся привозить работы, которые получили хорошие зрительские отзывы, удачно «прокатались», но по каким-то причинам не доехали до нашей страны. Ну и третий критерий — показываем самое значимое документальное кино. То есть если ты один или два раза в год нашел время прийти в наш кинотеатр, то увидел самые важные фильмы, о которых точно не пожалеешь.

У вас и фестиваль уже собственный появился…

Это ежегодный кинофорум Center Festival, который нередко становится площадкой для запуска наших собственных релизов. Например, в этом году мы представим фильм о современной японской художнице Яёи Кусама, мировая премьера которого в январе состоялась на самом престижном фестивале независимого кино «Сандэнс».

Софья Капкова

Для тех, кто еще не успел к вам заглянуть, какие документальные фильмы ты бы посоветовала?

Наверное, я бы отметила ленту Веры Кричевской и Михаила Фишмана «Слишком свободный человек», поскольку это достаточно громкая история для России. Ребятам удалось показать не историю Немцова-политика, а скорее историю Немцова-человека. Я рада, что ЦДК выступил прокатчиком этого фильма и что, несмотря на тему, показ был успешным. В моих фаворитах также трилогия «Русские евреи» Леонида Парфенова. Очень горжусь тем, что за прокат первой части мы получили премию «Блокбастер» в категории «Самый кассовый фильм ограниченного проката». Еще один фильм, который я хотела бы отметить, — «Парижская опера». История интересна тем, что режиссер ленты Жан-Стефан Брон до этого специализировался исключительно на общественно-политических темах и никогда не снимал фильмы про «культурные институции». Но в какой-то момент сменил «картинку» и оказался за кулисами парижской Гранд-опера. Наблюдать за этим очень интересно.

Ты красивая женщина, ведущая активный образ жизни, мама троих детей, причем младшей дочке еще и года нет. Каков твой рецепт успеха?

Мне уже от одного вопроса хочется вжаться в кресло или бежать. Я никакой не эталон — обыкновенный человек, делаю то, что считаю правильным. Все совсем не идеально. И, наверное, таким и не может быть. Мне очень повезло. У меня замечательные дети, я горжусь каждым из них. Как говорят в Америке: у меня трое «биологических» детей и двое достались мне «на счастье» (речь о сыне и дочери супруга Софьи — Сергея Капкова — от его первого брака. — THR). Какой рецепт успеха? Если говорить про воспитание, то, наверное, это во многом генетическое — есть люди с большим сердцем. Мне иногда кажется, что сердце у меня довольно большое. Я выросла в простой семье. Моя мама — врач-психиатр, папа — бывший военный, который потом, когда нужно было содержать семью, начал заниматься мелким бизнесом. В детстве я проводила много времени с бабушкой. Она биолог. Как я уже отметила, на жизнь влияет масса факторов, идеальной формулы успеха не бывает. С одной стороны, я фаталист, с другой — оптимист. Поэтому если сейчас не очень, значит, скоро что-то будет намного лучше. При этом я перфекционист с довольно требовательным отношением к себе. Как правило, собой недовольна, считаю, что не очень хорошая мама, не очень хорошая жена… И часто это дурацкое качество мне не дает возможности наслаждаться моментом. Но все равно я счастливый человек.

Ты жесткий руководитель?

Думаю, требовательный. И, наверное, со мной не очень легко работать. Но, с другой стороны, практически со всеми людьми, с которыми я когда-то пересекалась по работе, у меня остались хорошие отношения. Это как лакмусовая бумажка — людям от тебя уже ничего не нужно, а они пишут сообщения, приходят в гости, искренне поздравляют с днем рождения. Когда у людей остаются хорошие воспоминания о том времени, которое они на тебя потратили, — это самое важное.

Да, я тоже сохранила самые теплые воспоминания о нашей с тобой совместной работе на Первом канале в информационных выпусках! Кстати, телевизионный опыт помогает?

Телевидение — это во многом и связи, и знакомства. Масса интересных людей, которых встречаешь сперва по работе, а потом они остаются хорошими приятелями. Плюс работа на ТВ — особенно в информационном отделе (а я была шеф-редактором новостей) — учит тебя пунктуальности, сдержанности, собранности, вовлеченности в свое дело.

Софья Капкова

Твой муж, экс-министр культуры Москвы, многое сделал для города и для развития культурной жизни столицы. Он дает тебе советы по твоим программам, премьерам?

Сергей удивительный человек, очень глубокий, тонкий, с совершенно уникальным чувством юмора. Он меня смешит каждый день и заставляет улыбаться несмотря ни на что. Конечно же, я горжусь, что рядом с ним. Он мне друг, поддержка, опора. Муж, конечно, дает советы по всем вопросам, хотя, если честно, мы стараемся деловые вопросы не приносить домой. Документальное кино Сергей любит, но, наверное, в первую очередь он любит меня, а документалистика и другие мои увлечения — уже как приложение. Когда у нас в ЦДК премьеры, он всегда приходит и поддерживает.

Какими эксклюзивами ЦДК удивит в этом году?

Самый наш главный новый проект — Nonfiction.Film. Мы решили из офлайн пойти в онлайн и открыть платформу для стриминга неигрового кино. Мы прикладываем к проекту максимум усилий, и даже сейчас я говорю об этом зажмурившись, потому что подобные показы — довольно сложный бизнес, абсолютно новая для страны история. Каждый человек вне зависимости от точки своей геолокации заслуживает право смотреть документальное кино. Плюс мы хотим, чтобы и за границей у людей была возможность получить представление о русской документальной школе. А еще на этой платформе мы будем устраивать ретроспективы знаковых авторов: например, Алексея Балабанова, чьи фильмы уже стали национальным достоянием новой России.

Материалы по теме

  • Паулина Андреева: «Возможно, роботы скоро будут среди нас. Не знаю, хорошо это или плохо»

    21 апреля 2017 / Ксения Рудич

    THR расспросил актрису, каково это – играть робота.

    Комментировать
  • Иэн Глен: «Джорах будет в ужасе, когда увидит, во что превратился Визерион»

    27 августа 2017 / Джош Вайглер

    Исполнитель роли Джораха Мормонта Иэн Глен рассказал THR о любви к Дейенерис, отношениях с Джоном Сноу и Сэмом, серой хвори и будущих сериях «Игры престолов».

    Комментировать
  • Юлия Барановская: «Я не стерва и никогда ею не была!»

    07 мая 2018 / Александр Фолин

    Телеведущая в интервью THR рассказала о жизни в Лондоне, о нелюбви к современному искусству, отсутствии актерских данных и переиздании собственной книги.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора