Ударный труд: постановка боевых сцен в кино

Ударный труд: постановка боевых сцен в кино
Кадр из фильма «Дэдпул 2»

Рукопашная — универсальное выразительное средство, которое используют в кино и в драмах и в комедийных боевиках вроде выходящего в мае «Дэдпула 2». Любой драке требуется тщательно прописанный сценарий, каждому хуку нужно подобрать ракурс, и артисты неделями разучивают правильные движения. THR раскрывает секреты боевых искусств, проследив их эволюцию и выяснив, кунг-фу каких стран сильнее.

Кино — это искусство создавать иллюзии, и в постановке кулачных боев оно проявляется ярче всего. Удары, которые выглядят сокрушительными на экране и зачастую заставляют зрителей сочувственно морщиться, в реальности даже не достигают оппонента. Эффект жестокой бойни производят обманчиво подобранные ракурсы и маскирующий монтаж.

Кулак или нога обычно замирают в сантиметре от тела жертвы, а та уже отыгрывает драматические последствия, демонстративно отлетая на пару метров и корчась от воображаемой боли. Но какой бы мастерской ни была имитация, большинство голливудских схваток будет выглядеть скорее комично, чем напряженно, без специальных звуков, подчеркивающих силу, хлесткость и скорость удара.

Для мастеров боевых искусств, приходящих в кино, переобучение делать все понарошку не всегда дается легко. Бывает, что и актеры, не совладав с волнением, могут от души заехать по дублеру — и хотя те, как правило, парни крепкие, не обходится без травм.

В случаях, когда исполнителям все же необходимо попадать друг по другу, под одежду надевается специальная защита. Бутылки и мебель, которыми в кадре уделывают неприятелей, бутафорские — могут оставить синяки, но не более того. Слово «хореография» применяется здесь неслучайно: противостояния походят на ритмичный танец — в частности, выпускник Пекинской оперы Джеки Чан стремится к тому, чтобы удары, пинки и дыхание звучали как музыка в его фильмах.

Поединок может выглядеть примитивно, но и это иллюзия: в большинстве случаев это результат огромного труда. Съемки одной сцены, длящейся на экране пару минут, могут занимать неделю, а подготовка к ней — месяцы.

***

Постановочные драки называются сценическим боем, который издавна практиковался в театре — сначала в японском кабуки, а затем и в Европе. Отношения герои выясняли в основном через фехтование, что кино незамедлительно подхватило. В 1920–1930-е размахивать шпагой был особенно горазд Дуглас Фэрбенкс, сыгравший Зорро, д’Артаньяна и Робин Гуда, а позднее — Эррол Флинн, также надевавший костюм Робин Гуда и капитана Блада.

Обучавшие их инструкторы приходили из спортивного фехтования. Во второй половине XX века именно такой путь проделал легендарный Боб Андерсон: сначала он представлял британскую олимпийскую сборную, а затем ставил поединки и самолично сражался в самых знаковых картинах — от оригинальных «Звездных войн» до «Властелина колец».

Боб Андерсон на съемках «Звездных войн»

Кулачные искусства в кино начали свое распространение с Востока. В Китае сперва пользовался спросом жанр уся — сказки о героях, сочетавших владение мечом и кунг-фу со сверхспособностями. Но в 1970-е в кинематографе Гонконга случился бум более реалистичных постановок, катализатором которого стал Брюс Ли, вскоре заразивший одержимостью боевыми искусствами весь мир.

Непревзойденный мастер вывел собственную философию и стиль джиткундо, который базировался на простом и практичном подходе, а также отказе от догм и шаблонов различных школ. По всему свету открылось огромное количество заведений, обучающих различным видам ушу. Множество инструкторов прошли через ученика Брюса Ли Дэна Иносанто. Попутно боевые хореографы образовывали гильдии и тренировочные академии по сценическим дракам.

***

В 1980-е пробил час Джеки Чана, который изобрел кунг-фу-комедию, — мордобой в его исполнении смотрелся не только артистично, но и потешно. Все детство Чан изнурительно тренировался в школе Пекинской оперы, где его и научили всем танцевальным и гимнастическим па. Впоследствии он отшлифовал уникальный стиль, построенный на акробатике, самостоятельном выполнении трюков и креативном использовании окружающей обстановки (задавать противникам взбучки ему помогали лестницы, утварь и прочий реквизит).

В 1990-е в моду вошли криминальные боевики Джона Ву, где перестрелки стали частью рукопашных сражений. В ходе так называемого ган-фу герои брали по пушке в каждую руку и красиво скакали в замедленной съемке (позже этот стиль был переработан в голливудской антиутопии «Эквилибриум»).

Обрели второе дыхание и фильмы про мифических героев, которые совмещали кунг-фу с полетами на тросах. И все эти тенденции постепенно перетекали в Голливуд, конечно, кроме манеры Джеки Чана. Простым смертным повторить его отчаянный репертуар невозможно, поэтому он приехал покорять Америку лично, как и многие другие звезды гонконгской сцены.

Доморощенные энтузиасты восточных единоборств появились и на Западе. Чак Норрис одну за другой открывал школы карате, Жан-Клод Ван Дамм практиковал кикбоксинг и самозабвенно садился на шпагаты, а невозмутимый Стивен Сигал разбирался с оппонентами с помощью айкидо. Противопоставить этим веяниям США могли разве что спортивные боксерские драмы, где выделялось в первую очередь детище Сильвестра Сталлоне — киноцикл «Рокки».

***

Вехой стала «Матрица», куда Вачовски (на тот момент еще братья) пригласили Юэня Ву-Пина, чтобы тот поставил для них свое знаменитое кунг-фу на тросах. Великий хореограф согласился лишь при условии, что актеры будут четыре месяца отрабатывать технику и приемы под его надзором.

«Сначала нам пришлось тренировать труппу работе с тросами и балансированию на них, а потом мы начали поднимать их в воздух, — вспоминает Ву-Пин. — Самая сложная часть — это приземлиться, не теряя равновесия, чтобы это выглядело естественно, как будто актеры совершили прыжок без какой-либо помощи. Затем им пришлось научиться драться в стиле кунг-фу».

Весьма полезна для таких сцен и компьютерная графика, с помощью которой затираются тросы с креплениями и накладываются задники. Для самых невозможных пируэтов и вовсе используются 3D-модели персонажей.

В последние годы влияние восточных единоборств сходит в Голливуде на нет, уступая дорогу MMA. Смешанные боевые искусства набрали колоссальную популярность как спорт и отдельная развлекательная индустрия. Их взлет не ускользнул от ушлых киношников, которые активно стараются перенести в экранные стычки ощущение брутального реализма.

Кстати, одним из формальных вдохновителей ММА являлся все тот же Брюс Ли, проповедовавший совмещение эффективных стилей. Бойцы UFC (главной организации и турнира) все чаще приглашаются в качестве консультантов на фильмы, а некоторые даже становятся актерами. Например, Джина Карано снялась в «Форсаже 6», а дзюдоистка Ронда Раузи раздавала тумаки в «Форсаже 7» и «Неудержимых 3».

Один из ведущих постановщиков драк в США Дж. Дж. Перри не может нарадоваться тренду на правдоподобные, а не показушные битвы: «Первым фильмом, где использовался удушающий прием „треугольник“, было „Смертельное оружие“. С его помощью Мэл Гибсон побеждал Гэри Бьюзи. Теперь, когда я включаю треугольник в сцену, все знают, что это такое. Это прекрасно».

За хореографию той сцены отвечал, кстати, будущий основатель UFC Рорион Грейси. Герои фильмов все чаще повторяют приемчики, подсмотренные в ММА — в частности, они прослеживаются в ган-фу Киану Ривза в эталонном боевике «Джон Уик».

Самое интересное, что если когда-то Голливуд использовал восточные единоборства, то теперь уже азиатский кинематограф перенимает опыт заокеанских коллег. Мода на смешанные единоборства уже захлестнула китайское кино: их можно увидеть, например, в картинах гонконгской звезды Донни Йена. А в Южной Корее приемы MMA в местные триллеры внедряет основатель Сеульской школы экшена Чон Ду-Хон, который всегда выступал за реализм экранных сражений.

***

Драки нужны в кино не просто для галочки. Хорошо поставленные бои обладают внутренней драматургией и помогают развивать персонажей: в идеале они выходят из схватки измененными. В основе действа лежит пресловутая трехчастная структура — с завязкой, кульминацией и развязкой. Поначалу герой приглядывается к противнику, а напряжение нарастает. К примеру, в легендарном поединке из «Пути дракона» Брюс Ли и Чак Норрис долго разминаются и оглушительно хрустят суставами, прежде чем избить друг друга.

Грамотно выстроенное сражение напоминает перетягивание каната — преимущество оказывается то на одной, то на иной стороне, а исход повисает в воздухе. Есть место и для неожиданных поворотов: оппоненты могут использовать в качестве оружия окружающий реквизит, полностью меняя расклад сил, как это бывает у Джеки Чана. Разгар сражения — также идеальное время для шокирующих сюжетных откровений, как бессмертное «Я твой отец!» во время дуэли Люка Скайуокера и Дарта Вейдера в фильме «Империя наносит ответный удар».

Актеры периодически порываются драться без дублеров, но, как правило, такие начинания пресекаются, если речь идет о чем-то опасном. Безответственное геройство может сойти с рук Джеки Чану и Тому Крузу, у которых самостоятельное трюкачество является важной частью образа и рекламных кампаний, но не остальным. Ведь случись с артистом какая-то беда, и это грозит остановкой съемок, а значит, и потерей огромных денег, потраченных на павильоны, технику и нанятых специалистов.

Во избежание травм импровизация также не приветствуется. В Гонконге в золотые времена боевые сцены могли сочинять на ходу прямо перед съемкой, поскольку подготовка исполнителей это позволяла, а в Голливуде актерам и дублерам всегда приходилось предварительно попыхтеть несколько месяцев в тренажерном зале и отрепетировать движения под надзором хореографа.

Впрочем, в 1980-е Джеки Чан, не стесненный ни дедлайнами, ни ограничениями бюджета, тоже позволял себе месяцами оттачивать драки, пока его сумасшедшие фокусы не получались идеально. В кинематографе Гонконга, где в кунг-фу искушены даже дети и бабушки, все движения обычно без труда различимы благодаря длинным планам.

На Западе же экранные поединки, снятые трясущейся камерой и смонтированные с миллионом склеек, нередко выглядят невразумительно. Режиссер тем самым может передавать хаотичность потасовок, но, скорее всего, его группа просто не умеет их снимать (или скрывает за мельтешением неподготовленность актеров).

Извечная трагедия постановщиков боев заключается в том, что едва ли не треть или половина их работы режется ножницами монтажера или губится кривыми руками оператора. Последние могут все знать о цвете, освещении и фиксировании нюансов актерской игры, но совершенно не представлять, как правильно увязывать хореографию драк и камеры.

Одно из решений проблемы: постановщик схваток отправляет режиссера и оператора погулять и снимает нужные сцены силами своей группы. Координатор трюков Валерий Деркач, работавший не только на «Солнечном ударе» Никиты Михалкова, но и на голливудском «Превосходстве Борна», а ныне являющийся руководителем Профсоюза каскадеров, даже специально выучился на оператора во ВГИКе, чтобы самостоятельно снимать экшен так, как надо. Постановщик экшен-сцен в историческом фэнтези-боевике «Скиф» Федор Старых выдвигал условие, что он будет контролировать съемки и монтаж сражений, чтобы обеспечить его качество.

Впрочем, правильно подобранный оператор и сам не даст испортить эффектную боевую сцену. «Мы стремились снимать с наибольшим охватом, чтобы зрители чувствовали, что актеры действительно выполняли трюки и драки сами, — рассказывает камерамен «Джона Уика 2» Дан Лаустсен. Если вы делаете выбор в пользу общего плана, все кажется более реальным. Мы проводим много времени за репетициями, чтобы знать, что произойдет и где, и камера оказалась в правильном месте в правильный момент».

Обычно сцены снимаются сразу с двух и более углов. Тем не менее Юэнь Ву-Пин довольствуется единственной камерой, поскольку убежден, что всегда существует лишь один идеальный с точки зрения энергетики ракурс.

***

В России сфера кинематографических драк не столь развита, поскольку у нас нет восточных традиций и склонностей к единоборствам, равно как и голливудских инфраструктуры и бюджетов. В СССР профессии каскадера первоначально не существовало даже юридически, хотя в фильмах к их услугам, конечно, прибегали.

Среди отечественных умельцев хватает компетентных профессионалов, но их специализация значительно шире, чем в Америке, а гонорары несоизмеримо скромнее. Некоторым даже удается пробиться на «фабрику грез», как осетинскому каскадеру Алану Диамбекову, в чьем послужном списке работа над драками в «Пиратах Карибского моря» и «300 спартанцах» в качестве дублера.

Протрудившись несколько лет на съемочных площадках инструкторами и трюкачами, бывшие бойцы и мастера спорта получают возможность стать боевыми хореографами. «Я сдаю то, что называется „превизуализацией“, — объясняет свои обязанности Дж. Дж. Перри. — Я беру дублеров, снимаю и нарезаю драку. В 99% случаев я попадаю в яблочко, и все оставляют как есть. Режиссер обычно говорит в общих словах, потому что не знает, что такое омоплата (популярный в джиу-джитсу болевой замок на плечо, выполняемый ногами, — THR), но я-то знаю, чего он хочет».

Превизуализация может сниматься даже на телефон прямо в тренировочном зале: качество картинки не важно, главная ее задача — донести до режиссера идею и суть боя. Прояснить вопросы также помогают раскадровки и аниматики. Затем постановщик драк тренирует и учит хореографии дублеров и актеров.

Для исторических картин иногда приходится изучать, как проводились поединки в показываемую эпоху. Впрочем, кино редко ставит перед собой задачу достоверно показать какой-то конкретный стиль. Среди исключений — виртуозный триллер Гарета Эванса «Рейд» и его сиквел, которые строились на традиционном индонезийском боевом искусстве силат.

***

Увы, при всей ее значимости, работа постановщиков драк чаще всего остается недооцененной. Слава за оскароносного «Крадущегося тигра, затаившегося дракона» досталась Энгу Ли, хотя эстетическую основу фильма, целиком построенную на сражениях на тросах, создал Юэнь Ву-Пин, о чем поведал актер Чоу Юнь-Фат. «Думаю, Ли не был уверен, что управится со сценами кунг-фу, хоть у него и имелась прорва идей. Он говорил Ву-Пину, что он хочет получить, а тот с ним спорил. Энг объяснял, что не желает снимать сцены методом Юэня, потому что он тут главный, и это его фильм. Но приходилось искать компромиссы, поскольку замыслы Ли было невозможно воплотить в реальности».

Лучшие драки сколь зрелищны, столь и драматичны, поэтому не стоит забывать, что ответственные за них люди заслуживают поклонов и уважения.

Материалы по теме

  • Дэниэл Ву: “«В пустыне смерти» собирается возродить жанр боевых искусств”

    16 ноября 2015 / Итан Влессинг

    «Основой успеха “Ходячих мертвецов” стали персонажи, на что они готовы ради того, чтобы выжить, - говорит актер и продюсер сериала канала AMC. – Мы стремимся к тому же».

    Комментировать
  • «Дэдпул 2» обречен на провал?

    13 марта 2018 / Редакция THR Russia

    Фокус-группы остались недовольны фильмом, назвав его «большим провалом».

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора