«Разговоры после…» в «Табакерке»

«Разговоры после…» в «Табакерке»
Сцена из спектакля «Разговоры после...»

Первой премьерой года в знаменитой «Табакерке» стал спектакль «Разговоры после…» по давней пьесе французской актрисы и драматурга Ясмины Реза. Вообще-то эта пьеса, увидевшая свет в 1987 году, носит иное название – «Разговоры после похорон» (или «после погребения» в другом варианте перевода). Название, надо признать, оптимистичным никак не назовешь. Видимо, потому создатели спектакля слегка его укоротили.

Фото: Ксения Бубенец

Хотя и сама пьеса, и спектакль, по сути, невероятно жизнеутверждающие: торжество жизни перед лицом смерти. Все события, точнее сказать, разговоры героев случаются в день похорон. Собственно похороны зрители не увидят, они, что называется, «за кадром». Хотя все действие происходит буквально «на краю могилы», в саду возле дома, где жил и только что был погребен глава небольшого семейства. Такова была его воля, немало удивившая детей: двух сыновей и дочь. Они – главные действующие лица этого спектакля. Старший из братьев Натан (Евгений Миллер), младший Алекс (Иван Шибанов) и их единственная сестра Эдит (Марина Салакова). Проститься с усопшим приехал их дядя, немолодой джентльмен Пьер (Борис Плотников) со своей очередной женой по имени Жюльена ( Марианна Шульц). Кроме них есть еще один персонаж, красавица Элиза (Ольга Красько). Похоже, вовсе не случайно оказалась она в этом семействе именно в этот день. Ее связывают непростые отношения с обоими братьям. В прошлом – любовница младшего, Алекса, она полюбила старшего брата, Натана. Своим неожиданным появлением Элиза словно привнесла огонь жизни в этот печальный, и в то же время знаковый для всего семейства день. День, когда каждый из героев перед лицом смерти невольно подводит итоги собственной жизни.

Фото: Ксения Бубенец

Итоги эти неутешительны, особенно у детей. Все трое одиноки, личная жизнь каждого, что называется, не сложилась. Каждый из них пытается винить в собственных неудачах покинувшего этот мир отца, отношения с которым при жизни у всех складывались непросто, порой даже драматично. Хотя еще недавно каждый прибегал к нему в трудную минуту за советом. А теперь его нет. Нет плеча, на которое можно опереться. Значит, он, оставивший их, во всем и виноват. Типичная человеческая черта – свалить все свои беды на другого. Тем более, что этот другой уже ничем не может возразить. Именно в день похорон отца эти «большие дети» только-только начинают взрослеть. И только сегодня, в этот день, каждый из них совершит свой, может быть, самый главный в жизни взрослый поступок. Вот о чем это спектакль, главная составляющая которого именно «разговоры после», из которых и рождаются поступки героев. А еще о несбывшейся любви, которая может стать реальностью, если перестать бояться самих себя.

Фото: Ксения Бубенец

Это типичный психологический театр, характерный для той «Табакерки», которую ее основатель Олег Павлович Табаков всегда любовно называл «подвалом». Здесь сложилась традиция приглашать для постановки спектаклей молодых режиссеров, не успевших еще стать «модными». Вот и спектакль «Разговоры после…» поставил режиссер из их числа, Данил Чащин. В режиссуре он не новичок.  За плечами – достаточно постановок на разных сценических площадках, в том числе два спектакля на сцене МХТ имени Чехова, и даже несколько фильмов. По его словам, в театре он не собирается ничего ниспровергать: «Я точно не радикальный режиссер. Считаю ли я себя представителем какой-то волны? Мой педагог и наставник Елена Георгиевна Ковальская шутит: “Ты – надежда и свет русского театра. Ты занимаешь особую нишу: современный режиссер, и без жести”. По-моему, время радикализма в театре прошло. Сейчас театр – он чуть проще, как мне кажется. Замечательная фраза Боба Фосса, которую я часто цитировал на репетициях в Прокопьевске: “Важно – все, серьезно – ничего». Режиссер признался, что при постановке «Разговоров после…» ему пришлось поломать голову: «Пьеса очень непростая. Вроде бы люди просто разговаривают, ничего не происходит. Но за этим “ничего не происходит” есть хитросплетенные линии, которые нужно выявлять».

Фото: Ксения Бубенец

Выявить эти «хитросплетенные линии» режиссеру удалось, в чем немалая заслуга и его команды (художник-сценограф Николай Симонов, художник по костюмам Юлия Ветрова, художник по свету Айвар Салихов). Во всяком случае, в течение полутора часов – а именно такова продолжительность спектакля – зрители не заскучали ни на минуту.  Несомненная находка сценического оформления – обычный речной песок, который покрывает всю сцену, а порой течет как напитки, разливаемые по бокалам. Яркий образ и текущего времени, и вечности. Не зря говорят: жизнь утекает как песок сквозь пальцы. Любопытен и другой элемент сценографии  - постоянное присутствие на сцене  еще одного лица, правда, «не действующего». Это лицо артиста Андрея Смолякова крупным планом на множестве мониторов. Для спектакля, в котором немного действия и минимум мизансцен, этот режиссерский ход – явная удача. Как можно догадаться, это лицо –о браз отца семейства, который словно наблюдает из своего далёка за оставшимися в этом мире чадами. Улыбка на его лице в финале явно дает понять: у повзрослевших, наконец, детей все будет хорошо.

Фото: Ксения Бубенец

Материалы по теме

  • Дмитрий Дюжев сыграл Ивана Урганта в ролике к юбилею «Вечернего Урганта»

    17 апреля 2017 / Редакция THR Russia

    После пяти лет в эфире создатели «Вечернего Урганта» показали, как на самом деле снимается шоу.

    Комментировать
  • Ингеборга Дапкунайте в спектакле «Цирк»

    16 мая 2017 / Эвелина Гурецкая

    Музыкальная комедии «Цирк» Григория Александрова, один из культовых фильмов советского кинематографа, обрел новую жизнь, причем на театральной сцене.

    Комментировать
  • Форель разбивает лед в «Гоголь-центре»

    12 марта 2018 / Эвелина Гурецкая

    В течение двух сезонов в «Гоголь- центре» один за другим выходили спектакли проекта «Звезда», объединившие пять поэтических судеб. Особое место в этом ряду занимает посвящение поэту «Серебряного века» Михаилу Кузмину - «Кузмин. Форель разбивает лед».

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора