Александр Людвиг: «Мне важно, чтобы это была хорошая смерть и чтобы зрители были в шоке»

Александр Людвиг: «Мне важно, чтобы это была хорошая смерть и чтобы зрители были в шоке»
Кадр из сериала «Викинги»

С 30 ноября на канале AMEDIA Premium и в Амедиатеке идет пятый сезон сериала «Викинги». В нем впервые нет главного вождя – Рагнар Лодброк, увы, не с нами. Его место – если так можно вообще сказать, занял сын Бьёрн в исполнении Александра Людвига. Его герой – один из старожилов сериала: он выжил с самого первого сезона. Актер рассказал, как изменился его персонаж и как сериал повлиял на всю его жизнь.

В пятом сезоне Бьёрну по-прежнему надо что-то доказывать, или он стал лоялен к своим братьям? Каково его эмоциональное состояние?

Мой герой вдохновляется отцом, и его задача – пойти по стопам отца. Он всю свою жизнь построил на этой идеологии. Его главная цель – чтобы отец им гордился, живым или мертвым. И в сериале возникает тема ущерба, который наносится личности, когда она живет не своей жизнью, а ради кого-то. Бьёрн по-прежнему еще на той стадии, когда он думает, что должен сделать что-то великое, чем все, что делал раньше. Он собирается зайти еще дальше – и ему придется найти свой собственный путь, свою дорогу в жизни. Главное для него – исследовать жизнь.

После того, как умер Сигурд, Бьёрн считает, что стычки между разными кланами викингов не имеют смысла. Он видит, как растет напряжение между братьями, и не хочет в это впутываться, не хочет иметь с этим ничего общего. Он хочет жить собственной жизнь – и делает это. В этом смысле пятый сезон потрясающий. Мы заводим сюжет в другую плоскость, а викингов – в другую местность  вроде пустыни, и это просто нереально. Круто быть даже просто в костюме героя – пусть он тебе и не очень подходит – и наблюдать, куда приводят нас серии.

Какие у него отношения с епископом Хемундом?

Мне кажется, епископ Хемунд основан на реальной исторической личности, и от этого он – очень интересный персонаж. Мы с ним сталкиваемся во время битвы с Иваром, через короткое время он решает к нам примкнуть – вот так и начинаются отношения наших персонажей. Со временем эти отношения только вырастут. Я обожаю этого персонажа. По-моему, его очень круто ввели в финале 4 сезона. Он большой манипулятор и искусный боец.

Джонатан Риз Майерс в роли епископа Хемунда

Что вам больше всего нравится в Бьёрне?

Его сердце – оно всегда указывает ему путь. Я бы сказал, что он, возможно, самый справедливый человек в сериале. Он старается быть самым лучшим лидером, потому что это необходимо его людям. У него неизменный моральный компас, тогда как у других он меняется в зависимости от ситуации. Еще я бы не сказал, что у него правильная точка зрения на отношения, но это мне и нравится.

Что мне вообще нравится во всех персонажах, которых придумал сценарист Майкл Хёрст – они все с изъяном, все до единого. И это человечная черта – быть с изъяном. Совершенно неинтересно наблюдать за идеальным героем, который идет по сериалу. Хочется видеть взлеты и падения – то, что делает тебя человеком. Очень многое из того, что происходит в нашем сериале, можно соотнести с реальной жизнью. В конце концов, наша история – о семье, о борьбе между ее членами, о людях, которые пытаются найти свое предназначение в этом мире.

Бьёрн один из долгожителей сериала. Вы ощущаете какое-то давление? Когда-нибудь задумываетесь: они убьют меня, что будет с моим героем?

Нет, абсолютно. Я чувствовал давление в начале сериала. Пытаешься устоять на ногах, нащупать персонажа, построить его на основе того, что тебе уже и так было дано в сценарии. Так что для меня съемки становятся все более и более захватывающими. Что интересно в работе над историческим персонажем – можно проследить его историю и узнать, чем все кончится.

Мне очень нравится в сериале то, что Майкл Хёрст не стесняется удивлять зрителя и чувствует творческую свободу в том, чтобы убить героев, которых вроде как не должны были убить. У нас же, в конце концов, сериал, и важнее привнести драму туда, куда можно, чем отобразить историчность. Поэтому «Викингов» так интересно смотреть, это и  увлекает людей. Так что когда бы там Бьёрн ни умер, мне важно, чтобы это была хорошая смерть и чтобы зрители были в шоке. По-моему, неважно, насколько маленькая у тебя роль – всегда можно найти искупление в хорошей смерти, если она снята правильно.

Александр Людвиг в роли Бьёрна

Если бы вы могли позаимствовать из сериала традицию для современной жизни – что бы это было?

Уважение к женщинам. Думаю, это очень важно сейчас, и особенно потому, что происходит в Голливуде. Просто избавьтесь от людей, которые не могут принять эту традицию и не уважают ее. Мне кажется невероятным то, насколько прогрессивной была культура викингов. Так и должно быть всегда. Удивительно, что в те древние годы было такое равенство, которое вошло в традицию и было утеряно. И сегодня медленно, но неизбежно наступают невероятные времена, когда мы можем все улучшить. На это уйдет много времени, но направление мы взяли верное, и это здорово.

Съемки в «Викингах» как-то влияют на вашу жизнь?

Конечно. Невозможно иначе. В первом сезоне у меня была короткая стрижка, и это не та прическа, с  которой комфортно разгуливать. Но я обожаю то, чем занимаюсь, и многим пожертвовал, чтобы попасть в сериал, так что я счастлив. Думаю, есть еще что-то в моей жизни, что изменилось из-за сериала…  я был в Ирландии на съемках второго сезона, ко мне подходили люди и говорили: «Ты актер? В каком сериале снимаешься? В «Викингах»? О, круто, удачи». А сейчас… серьезно… я в аэропорту не могу появиться, чтобы меня не узнали, по улице не могу пройтись. Вот был в Уругвае, и это было безумие. Со мной даже после «Голодных игр» ничего такого не происходило. Невероятно, насколько сериал воздействует на людей со всего света. Очень круто, что мы являемся частью такого глобального явления.

«Викинги» - один из самых интонационно и стилистически последовательных сериалов, при этом у него много разных режиссеров. Что вы думаете о разных подходах этих режиссеров? Бывало такое, чтобы вы с ними соглашались или не соглашались?

Безусловно. Такое всегда бывает, когда сменяется режиссер или актер. У каждого есть свой стиль и способ перенести сценарий на экран. Мне кажется, в таких ситуациях ключ к успеху – это понимание, а не советы. Сначала тебе нужно понять, а уже потом раздавать советы, и как только ты поймешь чей-то творческий процесс, то найдешь лучший способ для сотрудничества – равно как и способ представить свой собственный творческий процесс другим людям.

Думаю, это мне и нравится в смене режиссеров – все они привносят новый стиль и новое видение. Еще мне нравится, что каждый из них уважает ветеранов сериала. Я со своим персонажем живу дольше всех – возможно, даже дольше, чем Майкл Хёрст… Мы с Майклом много об этом говорили. Ему приходится наблюдать за многими персонажами и областями. Он старается увидеть, куда и как далеко все зайдет. Я невероятно благодарен тому, что у нас – такой сценарист, который умеет сотрудничать и считаться с моим мнением по поводу того, как должен поступить Бьёрн. Не каждый актер удостаивается такой привилегии – это нечто особенное.

Кэтрин Уинник в роли Лагерты

Что вы думаете о том, что Кэтрин Уинник станет режиссером шестого сезона?

Думаю, она будет потрясающей. Для нового режиссера нет сериала лучше, чтобы раскрыться. У «Викингов» - лучшая команда, с которой я когда-либо работал. Не только потому, что они – моя семья: я уважаю каждого как творческую единицу. Так что, по мне, нет лучше возможности для собственного творчества и стиля, чем на нашем сериале. Я уже поговорил с Кэтрин о том, в каком я восторге и счастье от того, что она будет режиссером. Мне кажется, это очень важный шаг.

А вы сами хоте что-нибудь снять?

Конечно. Меня привлекает идея в 25 лет сказать, что ты уже снял серию, но это нужно сделать тогда, когда тебе есть, что сказать, когда у тебя есть история, от которой ты без ума.

Какая сцена для вас была самой тяжелой эмоционально? Было что-то такое, что вы можете выделить?

Есть сцена в конце пятого сезона, которая для меня была самой тяжелой из всех – наверное, из-за того, как именно я работаю и из-за многих параллелей с моей жизнью. Чтобы не наспойлерить, скажу лишь – то была огромная речь. Бьёрн взывает ко многим своим товарищам и соседям. Для меня это была невероятная сцена.

Конечно, были тяжелые сцены и с Трэвисом Фиммелом, по которому я очень скучаю. Особенно непросто было знать, что его время подходит к концу. Скучаю и по Густафу Скарсгарду, который стал за это время моим лучшим другом – мы живем рядом. Сцены, в которых ты прощаешься с персонажами и одновременно – с реальными людьми, накладывают свой отпечаток. Они все привнесли что-то свое в сериал.

Александр Людвиг в роли Бьёрна

Какие у вас отношения с Лагертой в пятом сезоне?

Бьёрн всегда поддерживает мать. У них невероятно крепкие отношения, и он пойдет за ней на край света.

Может быть, эти отношения пройдут проверку на прочность?

Ну, конечно. Не могу много рассказывать, но Бьёрн попытается вырваться из этого мира. Так что с самого начала вы не увидите Лагерту и Бьёра вместе. Он вместе с Хальфданом отправился в свое невероятное путешествие в Африку,а  когда вернется, то узнает, что дома разгорелась гражданская война, и Лагерте нужна его поддержка. И, конечно, он ее окажет.

Результатом гражданской войны станут натянутые отношения со всеми, и каждому персонажу будет нелегко иметь дело с последствиями случившегося. И Лагерта больше всего нуждается в Бьёрне именно в это время. Так что вы точно увидите, как Бьёрну приходится принимать трудные решения. Опять же, не вдаваясь в подробности: он узнает что-то очень важное о своей лично и семейной жизни – такое, что не знал раньше.

Материалы по теме

  • Данила Козловский сыграет в новом сезоне сериала «Викинги»

    13 сентября 2017 / Редакция THR Russia

    Это не шутка: на этот раз героем Козловского станет не князь Владимир, а Олег.

    Комментировать
  • Новый тизер пятого сезона сериала «Викинги»

    24 ноября 2017 / Редакция THR Russia

    Новые эпизоды начинаются уже с 30 ноября.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора