Бен Барнс: «Сниматься в "Карателе" было жестью, но оно того стоило»

Бен Барнс: «Сниматься в "Карателе" было жестью, но оно того стоило»
Кадр из сериала «Каратель»

Мы познакомились с Фрэнком Каслом во втором сезоне «Сорвиголовы»: его персонажа прозвали Каратель за особо жестокие расправы с преступным миром. Так уж вышло, что Джон Бернтал в роли бывшего спецназовца, который потерял семью и ищет виновного, украл у главного героя любовь зрителей. И так уж вышло, что то же самое случилось и в сольном проекте Бернтала, «Каратель»: львиную долю внимания у него украл Берн Барнс и его Билли «Красавчик» Руссо. Актер уже второй проект разрушает имидж «диснеевского принца» и сладкого мальчика: сначала он выдал прекрасную работу в сериале «Мир Дикого Запада», и теперь вот – очередной прорыв.

ЕСЛИ КТО-ТО НЕ ПОСМОТРЕЛ «КАРАТЕЛЯ» - ТОТ УХОДИТ.

Билли – близкий друг Фрэнка Касла, и тем тяжелее Фрэнку – и нам – узнавать про его предательство. Финальная схватка между героями стала одной из самых кровавых в истории сериалов Marvel. Билли настигла страшная расплата – на это было больно смотреть, но весь ужас достался дублеру актера: именно его размазывали по зеркалу и вколачивали в него же. «Я был так расстроен, что не мог даже смотреть в съемочные мониторы, - признается Барнс. – Просто сидел с чашкой чая и ждал, когда они там с ним покончат».

Барнс поговорил с EW о том, как снималась эта сцена, и о том, как он вообще играл самого стильного (до поры до времени) Плохого Парня в сериале, чье кодовое имя ему до сих пор не позволено называть.

СПОЙЛЕРЫ – МЫ ПРЕДУПРЕДИЛИ!

Билли в «Карателе» и Логан в «Мире Дикого Запада» - вы как-то лихо управляетесь с ролями плохих парней. Они ведь оба подонки-злодеи – их ведь можно так назвать?

(смеется) Ну, не знаю, разрешу ли я вам такое.

В общем, вопрос в том, что вас привлекает в таких морально продажных героях?

Думаю, у обоих этих персонажей общее то, что ими движет эго и жажда власти. Логан не считает себя подонком, он верит, что должен попробовать в жизни все, и что самый громкий самец и есть король. Мне кажется, на этой планете есть люди у власти, которые думают так же. Так что подонок – да, это Логан, а вот злодей – с этим сложнее.

Что касается Билли Руссо, то с какой-то стороны  он ведь страдает от не меньших потерь и трагедий, чем Фрэнк. Они оба были на войне и видели одно и то же – просто справляются с этим по-разному. У Билли просто было другое воспитание. Он ведь уличный парень, вырос в приемной семье, чувствовал себя нелюбимым, брошенным родителями. Он не понимает, как работает любовь. Поэтому единственный, кого он любит – это он сам, и единственное, что есть в его мире – это самосохранение. Нарциссизм – по-настоящему опасное качество, и многие люди считают его  злодейским. Так что я соглашусь, что Логану подходит «подонок», и, в конце концов, думаю, что некоторые действия Билли можно назвать злодейскими, но не считаю, что можно приписать оба прилагательных этим персонажам.

Окей, будем честнее с обоими.

Да ладно, я же шучу! Просто объясняю, как я их разделяю.

Давайте поговорим об отношениях Билли с Фрэнком:  насколько он мучился из-за того, какую роль сыграл в судьбе Фрэнка?

Я еще не видел весь сериал и не знаю, как там все показано, но думаю, что Билли действительно считал себя частью его семьи. Он был такой смешной дядя Билли! Не думаю, что он жалел об этом. Я сразу решил, еще когда мы снимали первый эпизод: Билли восхищался Фрэнком, любил его – Фрэнк, возможно, был единственным человеком на планете, который был ему небезразличен. Но он просто не заботится о нем так, как о себе.

А что насчет агента Мадани, персонажа Эмбер Роуз Ривы? Там была настоящая любовь?

Думаю, динамика была такова: «В другое время, другом месте ты была бы той, кто мог бросить мне вызов и заинтересовать меня, но в этом сценарии ты будешь мышкой, а я кошкой». Они, по-моему, оба используют друг друга, но Мадани при этом ужасно мучается. Она хороший человек, один из моральных ориентиров сериала, и с моей точки зрения, Билли преуспел в том, чтобы заставить Мадани по-настоящему о нем заботиться. Но не думаю, что для такого, как Билли, вообще возможны здоровые романические отношения, потому что он всегда ставит себя на первое место. Он просто не понимает, как это – сделать такое самопожертвование.

У них все закончилось очень запутанными отношениями. Не успел Билли убить Штайна (Майкл Натансон), как тут же подобрал Мадани и посадил ее в ванну отмывать – чтобы что, угодить ей? Сделать этакий больной властный ход?

Думаю, что у кого-то такого скрытного и жадного до власти в поведении появляются такие вот вуайеристические элементы – наблюдать за другими.  Билли считает, что наблюдает за миром, он знает, что использует Мадани, и точно уверен, что вот этот момент надо использовать. После всего, что случилось, он наутро спокойно съест здоровый завтрак. Мне кажется, эта сцена показывает: даже в моменты, которые должны быть самыми нежными, заботливыми и любящими, он витает мыслями где-то еще. Билли думает так: «Наверное, мне и ее надо будет убить?» Он размышляет, как именно каждого можно использовать.

Это же я пытался сыграть в эпизоде, когда Фрэнк привязан к стулу, а Билли омывает ему лицо. Одно и то же, верно? Он моет лицо Фрэнка, он должен ему вроде симпатизировать, но он думает: «Я могу его зарезать прямо сейчас. У меня есть эта власть». Думаю, он просто слетел с катушек от такой власти и ее жажды.

И затем ему кромсают лицо. Внешность для него – один из источников для эго, ведь он такой красавчик. Но теперь-то мы знаем, что вы этой сцены не видели…

Но я помню ее! Я же был там! (смеется)

Окей, что вы помните о подготовке к ней? Вас там здорово избили.

Джон Бернтал невероятно посвящает себя персонажу. Играет его 14-15 часов в день, потом идет в спортзал и тренируется там до упаду, учит боевые сцены и приводит свое тело в нужный вид. При таком подходе очень трудно не думать, что твой долг – хотя бы попытаться сделать то же самое, что на самом деле невозможно. Я в любом случае не мог (смеется). Но я буквально  часами проводил на додзё на складе в Бруклине, где мы занимались с каскадерами, потому как у меня-то не было такого уровня подготовки. Нужно уметь двигаться хотя бы чуть-чуть так же, как эти спецназовцы, чтобы когда люди смотрели сериал, у них и мысли не возникало о типе твоих тренировок. Поэтому я со своим дублером провел времени больше, чем Джон со своим.

И каково было сниматься в той сцене с зеркалом?

Знаете, когда Джон атакует тебя в этом костюме с черепом и в полном гриме, у него во взгляде настоящее насилие, к которому нельзя подготовиться. А снимали мы всю ночь холодной зимой, так что, честно говоря, бодро было невероятно. Но снимать то, как уничтожается лицо, невозможно без дискомфорта: человек хватает тебя сзади за волосы и несколько раз бьет о зеркало. У нас была специальная пластическая маска с порезами, которую надевали мне на пол-лица. Я помню, как Джон сказал: «Просто очень четко кричи "Стоп", если тебе будет больно». У нас было всего три или четыре зеркала, которые мы могли разбить, так что пробовать бесконечно было нельзя. И вот Джон сделал дубль, его огромная рука схватила мой затылок, и из меня вырвался этот истошный визг. Он потом говорит: «Бро, не знаю, как я должен понять разницу между этим криком и тем, что твое лицо реально пострадало» (смеется). Я его реально напугал немного.

Когда я был моложе, то думал, что унаследую территорию Хью Гранта (смеется). Мне и в голову не приходило, что я окажусь рука об руку с Джоном Бернталом.  Эта работа приводит меня на очень интересные территории, где надо изучать работу спецназа и читать книги про эго и дисморфический нарциссизм. Так что да… сниматься в «Карателе» было жестью, но оно того стоило (смеется).

Вот что любопытно: сериал очевидно про Фрэнка, но в какой-то мере это еще и история становления Билли как злодея. Вы его так воспринимали?

Абсолютно согласен с этим. Вы видите, как Билли становится тем, кого мне все еще нельзя называть…

Стойте, вам нельзя произносить «Джигсо» (Jigsaw – Пила или Паззл, прим. THR)?

(смеется) Нет. Я горжусь тем, что еще ни разу не произнес это слово за пределами дома. Я уважаю письменные просьбы Marvel.

Ладно, мы его уже произнесли.

Вам-то можно. А мне - нет. В финале была смешная сцена, когда я сижу в больнице, и мое лицо все в повязках. Там был актер, который сыграл полицейского, и  вот когда он еще прослушивался на роль, ему дали фальшивый текст: «Если этот парень когда-нибудь очнется, он пожалеет об этом, ведь у него будет лицо словно пицца». На съемках он должен был сказать: «У него будет лицо словно паззл», но он возьми и скажи «словно пицца». И я такой из-под повязок: «Что?!» (смеется) Парень так и не понял, что это был фальшивый текст.

Но вообще интересно – я все время проводил параллели с Джокером из «Бэтмена»: антагонист, которого никак не убить. Нет вопросов, что Фрэнк хочет убить Билли, и у него с этим никогда не было проблем, но в нем очень глубоко сидит такая комбинация чувства вины и надежды, что в Билли осталось что-то хорошее. Джон это очень интересно сыграл. Билли выглядит конченым, но в его сознании это только начало – уж не знаю, чего…  В финале много говорится о том, кем он будет, когда очнется, что он вспомнит.  Вот что мне по-настоящему очень интересно выяснить. Когда у нарцисса отнимают внешность и то, каким он себя видит - ему придется очень долго на себя смотреть. И мне любопытно, что из этого выйдет.

Материалы по теме

  • Бен Барнс присоединился к Джону Бернталу в «Карателе»

    13 сентября 2016 / Редакция THR Russia

    Фрэнк Касл получил собственный сериал на Netflix.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора