Создатели «Очень странных дел»: «Мы настоящие гики»

Создатели «Очень странных дел»: «Мы настоящие гики»
Братья Даффер на съемках "Очень странных дел".

Братья-близнецы Даффер представили во время пресс-тура Ассоциации телевизионных критиков «Очень странные дела», свой сериал для Netflix. Мэтт Даффер был одет в черную футболку, а Росс – в серую с полосками. Только так их и было можно различить. Братья родились в 1984 году и начинали как авторы первого сезона сериала «Сосны». Теперь же они стали известны как люди, с любовью возродившие дух 80-х в своей дани уважения двум Стивенам, Кингу и Спилбергу, сериале про детей, столкнувшихся со сверхъестественным.

Хотя влияние Спилберга, Кинга и Джона Карпентера видно невооруженным глазом, сериал отличается оригинальностью своего сюжета и, конечно, прекрасной игрой юных актеров. В своем интервью THR братья рассказали о фильмах, которые на них повлияли, книге Стивена Кинга, которую им больше всего хотелось бы экранизировать, и причине, по которой они показывают свой сериал на Netflix.

Если я на съемочной площадке, как я смогу вас различить? Хотя бы по особенностям характера?

Росс Даффер: Мы настолько похоже думаем и настолько давно работаем вместе, что тут нет такой ситуации, где один больше посвящает себя визуальной составляющей, а другой – работе с актерами. Нам обоим все нравится одинаково. Иногда это бывает изматывающе, когда работаешь по 12-14 часов в день, пишешь во время выходных и вот тут один из нас всегда может подменить второго, который больше устал. Так что здорово, когда всегда есть тот, кто готов подхватить твое дело.

Мэтт Даффер: Да, когда я перегораю и не знаю, как что снять, Росс всегда рядом и готов меня подменить. Ну или мы вместе можем как-то продержаться до конца дня.

Росс: В Американской Гильдии режиссеров к этому относятся строго и нужно пройти непростую процедуру, прежде чем получить право называться сорежиссером. Я их очень хорошо понимаю. Таким образом они защищают себя. Они не хотят, чтобы какой-то продюсер потом говорил: «я снял этот фильм». Так что для них очень важно это «единое видение», и, я думаю, это как раз наш случай, потому что мы росли на одних и тех же вещах и мы прекрасно знаем, что хотим. Так что, если что-то получается не так, как нужно, у нас единый взгляд на эту проблему, и мы оба говорим: «Да, надо снять это по-другому».

Мэтт: При это если один из нас отсутствует, то второму, как мне кажется, становится не по себе. Наверное, это психологическая проблема, потому что мы столько времени всегда проводим вместе. В принципе, всю нашу жизнь.

Теперь я задам вопрос об одной их самых важных вещей в вашем сериале – про дизайн его названия.

Мэтт: Да! Это супер-важно.

Росс: Я рад, что люди это оценили.

Что самое первое вам приходит в голову при взгляде на этот шрифт?

Мэтт: Ну это не была какая-то конкретная книга. Мы работали с компанией Imaginary Forces, мы послали им 14 или 15 разных обложек, не все в духе Стивена Кинга, но процентов на 90, обложки его книг, которые мы очень любили. Они сделали нам шрифт, который мы только слегка изменили.

Росс: Это забавно и странно, но название с этим шрифтом появилось в самом начале. Когда мы продали сериал Netflix и занимались его питчингом для разных компаний, мы сделали маленькую книжку. Обложка была похожа на роман Стивена Кинга, мы сделали похожий красный шрифт, и там еще был нарисован валявшийся на земле велосипед. Забавно, прошел год, и я вижу постеры с этим самым велосипедом. Вообще это потрясающе, что Netflix настолько согласились с нашим видением и оставили все, как мы придумали, от начала до конца.

Мэтт: Мы буквально взяли обложку романа «Воспламеняющая взглядом», вставили туда велосипед и поменяли название на наше, оставив тот же шрифт. Мы хотели, чтобы это напоминало романы, которые мы читали в школе или институте.

Тогда какой роман Стивена Кинга для вас самый важный? Это может быть первый, который вы прочитали или тот, который вы лучше всего помните, любой вариант подойдет.

Росс: Думаю, это роман «Оно». Он точно повлиял на наш сериал. Думаю, просто потому что мы были в возрасте его главных героев, когда его читали, так что это не делает его другие книги менее замечательными.

Мэтт: Да, наверное, он на нас повлиял больше всего.

Росс: Мы читали его запоем. Помню, что прочитал «Бегущего человека» за один вечер.

Мэтт: Я перечитывал книгу лет 5 или 6 назад, и она до сих пор потрясающая. Кинг классный, и когда он написал в твиттере про «Очень странные дела», я еле сдержал слезы. Это было прямо перед премьерой, через 20 минут нам надо было садиться в машину, а тут я такой раскисший.

Если разбирать в процентном соотношении, кто больше всех повлиял на сериал, Спилберг, Кинг и Карпентер, то что у вас получится?

Росс: По-моему, все поделено на равные трети. Ну то есть тут есть подростки, как у Карпентера, Кинга или Уэса Крейвена. Как в «Хэллоуине», где они занимаются сексом, влипают в неприятности и в их жизни вторгается тьма, которую у нас символизирует этот монстр. С детьми это Спилберг, хотя тут слегка запутанно – когда речь о детях, то это «Инопланетянин», а когда о взрослых – скорее «Близкие контакты третьего вида» или «Челюсти», когда люди не верят в возможность контакта с чем-то непонятным. Оттуда, кстати, все эти рождественские гирлянды.

Мэтт: Мне нравится, как люди легко разглядели Кинга. Похоже, мы не очень-то тонко вставили отсылки к нему. Забавно, ты думаешь, что сделал все очень тонко, а потом видишь, что получилось довольно-таки в лоб.

Росс: Но когда вышел трейлер и все стали говорить о Кинге, я испытал облегчение. Я думал, все увидят детей на велосипедах и подумают только про Спилберга, а Кинг на нас повлиял не меньше.

Мэтт: Поэтому я и подумал о синтезаторном саундтреке. Я подумал, что с ней мы будем не так похожи на Спилберга. Так что, хоть он на нас и здорово повлиял, там есть отголоски и мрачного сай-фая, который мы читали в 80-х.

А чьи влияния, по-вашему, никто так и не узнал?

Росс: Во-первых, одно аниме.

Мэтт: Все всё заметили. Был такой не самый популярный аниме «Эльфийская песнь», и в комментариях к первому трейлеру кто-то написал: «Похоже на "Эльфийскую песнь"».

Росс: Заметили, но далеко не все.

Мэтт: Я обалдел. Непонятно, как это заметили по трейлеру. Я подумал: «Как же так, я не предполагал, что хоть кто-то видел его, кроме меня». Хотя в этом аниме очень много насилия, больше чем у нас, но там тоже девушка сбегает из лаборатории. Мне он напомнил жестокую аниме-версию «Инопланетянина». Ну и потом там есть отсылки к компьютерным играм, в которые мы играем, «Сайлент Хилл» прежде всего.

Росс: Мы настоящие гики, мы обожаем все эти штуки. Опять же, в определенных случаях наши отсылки к фильмам очевидны, как в пилоте, где Уилл стоит в сарае – это явный привет «Инопланетянину». Но когда мы сидим и пишем мы не говорим о других фильмах, мы больше рассуждаем: «Что бы сделала Джойс, когда пропал ее сын?». Так что мы больше передаем дух тех фильмов, а не специально вставляем из них цитаты. Это забавно, потому что люди начинают искать цитаты и иногда удачно, но иногда…Я, например, даже не знаю, что за фильм «Дэрил».

Мэтт: Да, неловко получается. Придется посмотреть «Дэрил» и все фильмы, которые мы цитировали, по мнению разных людей.

Росс: Или «По ту сторону черной радуги». Я даже не слышал про этот фильм.

Мэтт: Я немного его посмотрел.

Росс: Ладно, может, на тебя он тогда повлиял, но не на меня.

Изначально мини-сериал должен был называться «Монток» и действие должно было происходить именно там (статистически обособленная местность в округе Саффолк, штат Нью-Йорк – прим. THR). Почему вы поменяли место действия на Атланту?

Причины были сугубо практические. Нам нравился Монток, потому что нам нравятся прибрежные локации, мы обожаем фильм «Челюсти», так что я подумал, что это будет очень круто. Потом стало ясно, что снимать там зимой будет очень дорого и тяжело. Мы из Северой Каролины, так что когда я стал изучать Атланту, мы очень обрадовались, потому что она напомнила нам о нашем детстве. Мы придумали название городка, Хокинс. Мозг далеко не сразу воспринял новое название, ведь мы уже привыкли к старому.

Мэтт: Теперь уже странно так думать. Ведь у нас был придуманный городок, свой Касл-Рок (частое место действия произведений Стивена Кинга – прим. THR), где мы могли делать такие веши, которые в реальном городе смотрелись бы странно.

Вам ближе идея сделать такой фильм-оммаж или вы бы хотели снять полноценную экранизацию? Вы бы отдали все за возможность экранизировать «Оно»?

Росс: Безусловно, мы даже просили сделать это.

Мэтт: Мы попросили, Warner Bros. нам отказали, поэтому мы в результате и сняли сериал. Я им такой: «Ну пожалуйста!», а они мне: «Нет!». Это было еще до Кэри Фукунаги (Фукунага должен был снимать фильм «Оно», но покинул проект из-за творческих разногласий. Сейчас режиссером картины значится Андрес Мускетти - прим. THR). То есть давным давно.

Росс: Мы попросили об этом довольно давно, потом он получил эту возможность, потому что он был на тот момент более известен, чем мы. Мы были рады за него, он один из немногих людей, которые не сняли ни одного плохого фильма. Нам было интересно: «Как ты уместишь все происходящее в 2 часа? Как ты это сделаешь?». Так что мы были бы более обрадованны, если бы Фукунага сделал из романа сериал для HBO или Netflix.

Мэтт: Мы подумали: «Разве это не более соответствовало бы букве романа, если бы «Оно» шло 8 или 10 часов?». Нам казалось, за это время можно рассказать больше, чем за 2 часа. Так мы говорили себе, и нам становилось легче переживать отказ. Мы все равно хотел снять его. Думаю, это было бы круто. Ты видел сериал «Оно» в юности?

Конечно!

Росс: Тим Карри (исполнитель роли клоуна Пеннивайза - прим.THR) там очень страшный!

Первая половина сериала хороша. Вторая часть, с гигантским пауком, ужасна.

Мэтт: Да, очень плохая. Даже ребенком меня это не пугало. Как раз пришло время для ремейка.

Да, но то, что нельзя было снять тогда, не снимешь и сейчас. Я имею в виду сцену, где дети занимаются сексом.

Росс: Да, такое не снимешь.

Мэтт: О боже, нет! Но работа над фильмом была бы очень нервной. Мне нравится, что мы сняли историю под влиянием Кинга и, если бы мы облажались, мы бы не справились с собственным материалом. Но я бы дико нервничал, снимая фильм по классическому роману Стивена Кинга, который для меня много значит. Не было бы ничего хуже, чем запороть его.

Вы также отнеслись бы к ремейку одного из любимых вами фильмов 80-х?

Мэтт: Да, именно. Я имею в виду, есть ремейк Джона Карпентера, и мне это не нравится.

Вы смотрели эти ремейки? Ведь очень много из того, к чему вы отсылаете в фильмы, «Нечто», «Полтергейст» и так далее, подверглось ремейкизации.

Росс: «Нечто» - пример того, как это сделать правильно.

Это было сделано правильно один раз Карпентером, но был же еще недавний приквел.

Росс: Нет, я про фильм Карпентера. Думаю, причина в том, что он не хотел нажиться на этом проекте. В 99 случаях из 100 такого классного фильма не получается.

Мэтт: Такое ощущение, что они говорят: «Давайте просто используем это название». Лучше уж вдохновиться чем-то и снять свое собственное кино, чем экранизировать книгу и предать ее дух. Когда мы придумали этот фильм, мы были уверены, что никто за него не возьмется.

Росс: Я мог пытаться его протолкнуть до скончания веков, и это был бы дохлый номер. Потом мы увидели «Настоящий детектив» и поняли, что некоторые люди готовы рискнуть. Мы все равно не думали, что Netflix согласится, но, к счастью, дорога уже была проложена всеми дэвидами финчерами мира, так что они нам поверили.

Мэтт: Мы заработали на «Соснах» и могли проводить время, не думая о деньгах и занимаюсь этим проектом, а потом мы его продали. Как будто мечта сбылась. Netflix дали нам неограниченную творческую свободу. О большем нельзя было и просить.

Росс: Да, и не было никаких тестовых просмотров, в нас просто по-настоящему поверили.

Мэтт: Такое ощущение, что они сначала подумали: «Мы даем этим режиссерам, которых очень уважаем полную свободу действий и не вмешиваемся», и это принесло им успех. Так что они сейчас на втором этапе: «Давай попробуем это с людьми, которые нам нравятся, но у которых нет такого богатого опыта». Пока это подход принес им удачу и, может быть, они и дальше будут давать возможность новым людям со своим видением и идеями проявить себя. Это очень воодушевляет.

Росс: Мы обсуждали это с нашим другом Залом Батманглиджем, он наш ровесник и тоже работал на «Соснах» - в кино продюсеры дают тебе намного меньше свободы, чем в сериалах. Мы и он продали наши новые проекты с разницей в неделю. В сериале ты не привязан к определенному хронометражу или количеству серий, их длительность может меняться. Можно прийти и сказать: «Наверное, сериал будет длиться пять с половиной часов» и никто не начинает спорить. Одна наша серия длилась 38 минут. Это здорово, чувствуешь себя частью какой-то новой волны.

Будет ли для вас гипотетический второй сезон важнее, чем возможность снять блокбастер про супергероя?

Мэтт: Конечно. Мы же так любим наших актеров и саму историю.

Росс: Фильмы мы тоже любим.

Мэтт: Да, не подумайте, что это значит: «Я не хочу снимать кино». Конечно же, хочу.

Смотрите, если вы решите подписаться на нового «Человека-паука» вместо второго сезона, у меня сохранилась запись ваших слов!

Мэтт: Точно. Мы попали.

Росс: Пока я надеюсь закончить с этим проектом. Довести историю до конца и взяться за что-то новое.

Мэтт: На 7 лет мы ее не растянем.

Росс: Потому что в конце концов Байеры просто уедут из городка. Что им там, медом намазано?

Мэтт: Такое случается со многими сериалами, в какой-то момент они рассыпаются и продолжают работать на холостом ходу, перемалывать одни и те же ситуации и лить воду. Есть несколько сериалов, с которыми этого не случилось, и мы хотим на них равняться.

Росс: Даже в «Хулиганах и ботанах» один сезон. И это прекрасно. Я его пересматриваю и люблю и рад, что у него всего один сезон, хотя Джадд Апатоу может думать иначе. Надеюсь, мы-то снимем больше, чем один сезон.

Материалы по теме

  • Билл Скарсгард сыграет клоуна в экранизации романа Стивена Кинга «Оно»

    03 июня 2016 / Редакция THR Russia

    Режиссером картины станет Андрес Мускетти («Мама»).

    Комментировать
  • Стэн Ли о своих успехах: «Надо было быть более жадным»

    05 августа 2016 / Энди Льюис

    После 75 лет работы в комиксовой индустрии 93-летний легендарный художник по-прежнему придумывает новых героев и оказывает влияние на всю поп-культуру.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Всем смотреть!

Письмо редактора

Новости партнёров