ЭКСКЛЮЗИВ: «Я каждое утро встаю с постели
 для того, чтобы родители мною гордились»

ЭКСКЛЮЗИВ: «Я каждое утро встаю с постели
 для того, чтобы родители мною гордились»

— Бенедикт, уверяю вас: все, сказанное здесь, не проникнет на страницы Wikileaks!

— О, даже не обещайте этого. Я знаю, что вы меня обманываете. (Улыбается.)

— Вы снялись сразу в трех фильмах, представленных на кинофестивале в Торонто, где мы с вами и разговариваем. Поздравляю! (В программе смотра «Август», «Пятая власть» и «Двенадцать лет рабства». — THR.)

— Спасибо. Красная дорожка для меня — это прежде всего возможность пообщаться со зрителями. Правда, поездка далась мне нелегко: бессонная ночь, перелет через океан, долгие пресс-конференции... Экстрим, конечно, но жаловаться грех.

— Не могу не вспомнить ваш первый полнометражный фильм «Попасть в десятку» 2006 года. Кажется, на сегодняшний день весь его актерский; состав добился успеха. Вы поддерживаете связь друг с другом?

— Киношный круг очень тесен, мы все время встречаемся, так или иначе. Я только что снялся с Элис Ив — уже в третий раз (в «Стартреке: Возмездие», а до этого в телепроекте BBC «Хокинг». — THR). С Ребеккой Холл работал в новом телефильме «Конец парада». С Джеймсом МакЭвоем мы играли вместе в «Искуплении», а его жена Энн-Мэри Дафф играет в одной пьесе с моим отцом (актером Тимоти Карлтоном. — THR) и тоже снялась в «Параде». Близко дружу с Домиником Купером. Иногда мы с ним и с Джеймсом встречаемся в северной части Лондона и играем в футбол. Хотя это случается редко.

— Нужно обладать смелостью, чтобы решиться играть такого канонического героя, как Шерлок Холмс. Помните, как Англия приняла ваш сериал?


— Отлично! Британия буквально замерла на две недели после Рождества — все обсуждали нашего Холмса в перерывах между выпусками. К тому же мы вышли в непривычном формате — три эпизода по полтора часа вместо 12 коротких серий. И действие происходит не в депрессивной Англии времен королевы Виктории, а в современности, и это многим нравится.

— Все с нетерпением ждут третий сезон «Шерлока». И поскольку я тоже Холмс, не могу не сказать: ваш детектив — самый лучший.


— Спасибо. Но за это надо поблагодарить скорее двух фанатов Конан Дойля, Марка и Стивена (Стивен Моффат, Марк Гатисс — сценаристы телесериала. — THR), которые старались сделать мой образ максимально соответствующим канону. Мне самому сложно судить — я, честно говоря, не видел других современных версий, кроме фильмов Гая Ричи с Робертом Дауни-младшим. Первый из них вышел сразу после окончания съемок первого сезона — отличное кино! Зато очень хорошо помню Холмса, сыгранного Джереми Бреттом, с которым дружила моя мама (речь о британских сериалах о Шерлоке Холмсе 1980-х — начала 1990-х. — THR). Я также пересмотрел картины с Бэзилом Рэтбоуном, после того как сыграл несколько своих первых сцен, и сериал с Робертом Стивенсом. Но я все же стараюсь не увлекаться этим — хочу, чтобы мой герой был максимально самостоятельным, без влияния на него других актеров.

— Холмс — фанат новых технологий. Думаете, эта черта соответствует его книжному образу?


— Шерлок всегда увлекался наукой и, по уверению Ватсона, весьма в ней преуспел. Так что Холмс XXI века, без сомнения, должен быть своего рода техно- фриком и разбираться во всех этих гаджетах. В общем, все логично.

— Ваш герой не стесняется в выражениях, а у вас безупречные манеры. Кого за это стоит благодарить?


— Моих родителей — я действительно избалован отличным образованием. Как большинство людей, живущих в Харроу, мы не были богаты, но папа и мама делали все, чтобы я учился в самых лучших школах: играли в коммерческих театрах, участвовали в фарсовых представлениях только для того, чтобы оплачивать счета за мою школу.

— Пытались ли они отговорить вас от решения стать актером?


— Конечно! Они хотели, чтобы у меня была настоящая, «взрослая» работа... Я же мечтал быть криминалистом и, возможно, стал бы им, если бы меня не отговорили друзья-адвокаты. А когда я был на втором курсе университета (Бенедикт окончил Манчестерский университет, где изучал театральное мастерство, а затем продолжил обучение в Лондонской академии музыкального и драматического искусства. — THR), мой папа, посмотрев меня в роли Сальери в «Амадеусе», признался, что я сыграл лучше, чем он. Это самое потрясающее, что может сказать отец! С тех пор я встаю каждое утро с постели для того, чтобы они мною гордились.

— Вы сами переняли что-нибудь от Холмса?

— Хм... (Ненадолго задумался.) Ну, например, когда я еду на поезде из Кардиффа, где проходят съемки, домой в Лондон, стараюсь проявлять наблюдательность: отмечаю грязь на ботинках, полоски на пальце в том месте, где должно быть обручальное кольцо, отсутствие трех пуговиц на рукаве... И все в таком духе.

— А что вы думаете о другом Холмсе — о Джонни Ли Миллере, вашем партнере по спектаклю «Франкенштейн», поставленному Дэнни Бойлом? (Видеоверсия спектакля была в 2012 году в ограниченном российском прокате. — THR.)

— Джонни — мой очень близкий друг. Он позвонил мне как-то и сказал, что посмотрел наш сериал и что это потрясающе. Потом я приехал к нему домой и между нами состоялся разговор. Он: «Мне предлагают сняться в роли Холмса». Я: «Кто? ABC? «Элементарно»?» Он: «Да...» Я: «Они нам предложили купить наш сериал и сделать тринадцать серий из трех, так что будь осторожен». Но потом я прочитал сценарий, и мне он очень понравился. И, главное, ничего общего с нашим шоу.

— А вот «Стартрек»...

(Практически перебивая.) ...О, я был фанатом «Звездного пути» с детства! И постоянно шутил с Джей Джей Абрамсом, что если он не возьмет меня в команду, то я наймусь осветителем только для того, чтобы присутствовать на съемочной площадке. Меня утвердили на роль в последний момент: за пять дней до начала съемок фильма. Я поехал на площадку прямо с самолета. Вошел в комнату, в которой сидели дизайнеры, монтажеры, пять продюсеров, сам Джей Джей, — и просто потерял дар речи от счастья!

— С Джулианом Ассанжем в «Пятой власти», полагаю, все было отнюдь не так просто. И дело даже не в его одиозности. Все-таки это реальный человек, наш современник.

— Мне было очень важно создать объемный портрет Джулиана. Когда он стал публичной фигурой, таблоиды сразу начали на него вешать ярлыки: то он герой, то злодей. Мне же хотелось сыграть сложного человека, стоящего во главе грандиозной идеи. Личность, на которую смотрит весь мир! К тому же Джулиан — очень харизматичный и потрясающе умный. То, что он посвятил свою жизнь одной великой цели, — просто феноменально.

— Джулиан раскрыл нам страшные секреты о том, что делают за нашей спиной сильные мира сего. Но когда дело касается его личной жизни, он проявляет удивительную скрытность.

— Он просто опасается того, что им заинтересуются больше, чем его делом.

— Насколько я знаю, вы обменивались с Ассанжем письмами. Как вам удалось раздобыть его адрес?


— Погуглил. (Смеется.) Я передал Джулиану свой электронный адрес через нашего общего знакомого. Он написал мне, что сценарий основан на двух книгах, в которых содержится ложная информация. Ассанж попросил меня отказаться от роли, потому что фильм неэтичен и может плохо отразиться и на его судьбе, и на будущем организации. Я же в свою очередь попытался объяснить ему, насколько для меня важно рассказать эту историю всему миру, и уверил Джулиана, что из него не делают злодея. Его реакция объяснима — вы только представьте, насколько он впереди нас всех и как он одинок...

— Фильм снимался в Исландии, Германии и Бельгии. Ваш партнер по фильму Даниэль Брюль показал вам Берлин? Водил в свой ресторан Bar Raval?

— Я считаю Даниэля хорошим другом и замечатель- ным актером. «Гуд-бай, Ленин!» Вольфганга Беккера (фильм 2003 года, номинант на «Золотой глобус», с которого началась международная карьера Брюля. — THR) — просто шедевр. И да, мы ходили в его тапас-бар, там отличная еда. Это заведение очень хорошо характеризует двойственность Даниэля: он ведь наполовину немец, а наполовину испанец. Мы в Германии, а едим испанскую еду. Я даже попросил поместить мой отзыв на сайт ресторана, так он мне понравился.

— Кстати, едите вы явно мало, поскольку заметно сбросили вес с июля, когда я вас последний раз видела. Пожалуйста, больше не худейте, не расстраивайте Cumber bitches!

— Что же делать, я же играю Холмса! И Алана Тьюринга (британский математик в картине «Поддельная игра» Мортена Тильдума. — THR), а он марафонец.

— Напоследок хочется поговорить о частной жизни...


— А как много вы знаете о частной жизни Дэниэла Дэй-Льюиса?.. Когда я иду в театр или смотрю фильм, мне не интересно, сколько детей усыновил тот или иной актер, сколько раз он развелся, какие у него собаки, что он ел на завтрак, тщательно ли он чистит свои зубы, потеют ли его подмышки... Что именно вы хотите знать? И сколько у вас времени, чтобы все это выслушивать? (Улыбается.) Ну хорошо! Я живу в Лондоне, один, у меня нет детей. Надеюсь, в будущем они будут, но сейчас я много работаю и свободное время провожу с друзьями... Вообще обо мне и так уже много всего написано. Так что давайте на этом остановимся. Должна же остаться хоть какая-то загадка!

Материалы по теме

  • ЭКСКЛЮЗИВ: Андрей Либенсон снимет триллер «Кома»

    08 апреля 2012 / Денис Данилов

    Режиссер детектива «Тот, кто гасит свет» готовит новую полнометражную картину.

    Комментировать
  • Старший брат: 10 лет без Сергея Бодрова-мл.

    19 сентября 2012 / Редакция THR Russia

    20 сентября 2002 года в Кармадонском ущелье сошедший ледник Колка накрыл членов съемочной группы фильма «Связной», среди которых был и Сергей Бодров-младший. Прошло десять лет, а его место — героя нашего времени — по-прежнему пустует.

    Комментировать
  • ЭКСКЛЮЗИВ: Бен Аффлек в роли режиссера-тирана и фантазии Квентина Тарантино о жизни после смерти

    23 февраля 2013 / Мэтью Беллони

    «Я здесь единственный, кого любой из вас может позвать в свой фильм», — съязвил Бен Аффлек перед началом круглого стола THR. Создатель «Операции “Арго”» оказался в компании с Квентином Тарантино, Дэвидом О. Расселлом, Ангом Ли, Томом Хупером и Гасом Ван Сентом.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus