Ирина Вербицкая: «"Разбуди меня" - первый фильм, в котором я не умерла»

Ирина Вербицкая: «"Разбуди меня" - первый фильм, в котором я не умерла»
Кадр из фильма «Разбуди меня»

В первом игровом фильме режиссера Гийома Проценко интересный актерский состав: Константин Лавроненко, Кирилл Пирогов, Евгений Гришковец, а главную женскую роль играет Ирина Вербицкая, которую обозреватель THR Ярослав Забалуев назвал «чистым сокровищем для любого европейского постановщика». Ее героиня Женя помешалась на собственном прошлом, ей снится будущее и она уверена, что может его изменить – наконец, перестать спать наяву и начать жить.

Наверное, ты родилась с мыслью, что станешь актрисой? 

Я родилась и выросла в Кишиневе, где с театром ситуация довольно плачевная, поэтому об актерстве по-настоящему не задумывалась, немного мечтала, как и все девочки. Мне казалось это таким недосягаемым, все равно, как если бы я сказала, что хочу быть Гагариным. Когда я выбирала профессию, руководствовалась тем, что хотела что-то создавать. Я закончила университет по специальности «Прикладная математика-информатика» и даже полгода проработала тестировщиком программного обеспечения. Это был ужас, потому что эти программы меня не увлекали так, как моих коллег. Мои задачи были абсолютно механическими, как у моей героини в фильме «Разбуди меня» – ставишь себе штампы на паспортном контроле и все, поэтому на работе я читала Достоевского и Толстого. Все у меня было хорошо по общим меркам: работа, перспективы замужества. Утром я просыпалась и видела перед собой окно и батарею под ним, и так каждый день. И, наконец, я поняла, что вообще не так живу, и если это будет продолжаться, то дурно кончится. В этот же момент я узнала, что в театральных институтах есть ограничения по возрасту, и поняла, что если не сейчас, то уже никогда. В это же время в Кишиневе снимали фильм Тиграна Кеосаяна «Заяц над бездной». Я нашла способ попасть на съемочную площадку - кстати, одного из героев фильма играл Игорь Золотовицкий, на курс которого я после поступила в школу-студию МХАТ.

Ты приехала в Москву и сразу во МХАТ, к Золотовицкому?

Совсем нет, пробовалась везде. Во всех вузах меня сливали, а в школе-студии я попала в ту единственную десятку, которую слушал Олег Павлович Табаков. Я читаю стихи, слышу шорох, вижу, как Табакову передают мою анкету, он открывает ее и спрашивает: «А где вы были все это время?», а у меня в ответ фонтан слез: «Училась, работала». Я продолжала читать, танцевала, пела, но не прекращала реветь. Через полтора года меня отчислили с формулировкой «не нашелся контакт». Для меня это было равносильно концу света. Хотя все эти полтора года были огромным стрессом, я училась с мыслью, что меня выгонят. Узнав об отчислении, вся зареванная, не зная, что мне делать, пошла к Табакову. Он, увидев мою растерянность, сказал примерно следующее: «Приди домой, выпей водки и ляг спать, а потом ходи показывайся». Решив все бытовые проблемы, я успокоилась и стала читать, смотреть, думать. Тогда я впервые увидела фильм «Русалка» Анны Меликян, и для меня он стал одним из спасительных крючков. Я переборола свою стеснительность, обзвонила всех мастеров актерских вузов, которых смогла найти, и побывала на всех тогда возможных прослушиваниях и по первым и по вторым курсам – нигде не было места. Оставалось только поступать снова, но еще до поступления, в мой день рождения друзья устроили мне прослушивание с Поглазовым Владимиром Петровичем (мастер Щукинского театрального училища). Он подарил мне грушу и сказал: «Готовься» - и весной я поступила в Щуку. За все, что было после, я очень благодарна, но никому бы не пожелала таким стрессом до лучшего добираться. 

Кадр из фильма «Разбуди меня»

Как вышло, что после выпуска из театрального вуза ты не оказалась в труппе театра?

После показов меня пригласили в театр им. Гоголя, где я проработала два года, но вдруг сменилось руководство, и всю деятельность старого временно приостановили, а после и вовсе заморозили. Уже тогда я знала, что Кама Гинкас, Римас Туминас и Лев Додин - это те режиссеры, с которыми я бы мечтала работать: моя любовь к театру началась со спектакля Льва Додина «Братья и сестры». Когда Додин привез в Москву свой новый спектакль «Три сестры», мне посчастливилось попасть на открытую репетицию, но подойти к Льву Абрамовичу я не решилась. Пошла на следующий день, в день премьеры, стою у входа в театр, пригласительных нет, билетов нет. Вдруг поворачиваю голову – стоит Додин, я подошла и попросилась показаться ему. Позже мне позвонили, пригласили приехать, потом был показ Льву Абрамовичу, после которого оставили меня и парня. В это время я не могла себе позволить остаться в Санкт-Петербурге, моя мама боролась с раком, и мне нужно было быть рядом с ней. Показ у Гинкаса тоже прошел прекрасно, но – нет. Туминас смотрел меня раз восемь, по-моему, он не видел только моих внутренностей (смеется). И я решила, что если показы хорошие, но результата нет, и мои театральные мытарства так бесславно заканчиваются (смеется), то, быть может, есть смысл перестать хотя бы на время биться головой об эту стену. Театр я люблю, он в моей жизни не случаен, значит, не сейчас, значит, позже. 

А с кино какая история?

Очень похожая (смеется). С полнометражным вообще тяжело: «Разбуди меня» – это первый мой большой фильм. В моей жизни был сериал «След», который кормит всех студентов. Первым же опытом я считаю небольшую роль в сериале у Валерия Ивановича Ускова «Дело следователя Никитина». Была короткометражка Кирилла Модылевского, где я играла проститутку. Потом была «Родина» Лунгина, там я начинаюсь во второй серии, умираю в третьей, но это тоже можно считать большим опытом с большими профессионалами. Сложный для меня сериал Марата Кима «Женщины на грани», где я играю забитую собственной матерью-тиранкой девочку. Есть еще три работы в сериалах, которые скоро выйдут: «Жена полицейского», «Журналюги» и «Хозяйка гостиницы». Кстати, мне очень везет, мои героини все очень разные. Пускай это небольшие работы, но я не могу сказать, что это одного типажа люди. Правда, все они умирают, оказываются в тюрьме или в сумасшедшем доме. «Разбуди меня» – первый фильм, в котором я не умерла (смеется), а после у меня идут только положительные моменты! 

Кадр из фильма «Разбуди меня»

Ты слишком избирательно подходишь к работе? Редко ходишь на пробы? Почему твое лицо еще не примелькалось зрителю?

Нет ничего удивительного в том, что хочется играть хороший материал, у хорошего режиссера, в хорошем проекте. Да все этого хотят. Это наглые запросы? Нет. Чаще всего я прохожу все этапы знакомств с режиссерами, проб и репетиций с партнерами, а на этапе, когда продюсеры канала принимают решение – слетаю. В начале все это сложно переносить, все кажется, что ты какой-то не такой. Бывает и так, конечно, но в нашем деле много человеческого фактора, от которого все и справедливо, и несправедливо зависит. Меня все это не очень устраивает, хотелось бы управлять этим процессом, но актер - зависимая профессия, я могу влиять на результат только работой на площадке или на сцене. Я стараюсь принимать ситуацию и искать положительные моменты, делаю то, что зависит от меня на 100%, использую пробы как тренинг, репетицию. Бывают такие интересные драматические пробы: хороший материал, хороший партнер, у вас есть время, ты можешь пробовать. 

Как случилось, что тебя утвердили на главную роль в «Разбуди меня»? 

Я прочла сценарий и мне он очень понравился. На знакомстве мы с Гийомом поговорили, у меня было уже много мыслей, ассоциаций, и они совпали с тем, что думает Гийом, как мне кажется. Я очень хотела, чтобы меня утвердили, но до конца в это не верила. Я знала, что в фильме с таким актерским составом на главную роль пробовали известных актрис. Но вот выбрали меня, и дальше мне казалось, что все происходящее мне просто снится. Мы так здорово снимали, все друг друга поддерживали и выполняли свою работу. Никакого личного недовольства кем-то, замечания только профессионально, очень вежливо, без криков. 

Кадр из фильма «Разбуди меня»

Когда ты поняла, что будешь в одном кадре с такими актерами, что твой партнер – Кирилл Пирогов, ты испугалась? Обрадовалась?

Я обожаю Кирилла Пирогова, как и другие актеры нашего фильма, он замечательный профессионал. Кроме того, он учился в Щуке, а потом столько лет проработал с Петром Наумовичем Фоменко в этом легендарном и прекрасном театре. Снимался у лучших режиссеров: Данелии, Балабанова,  Бодрова. Когда мы пришли на первую читку, я подумала: «Какая возможность! Надо учиться!» Я просто смотрела им всем в рот, клянусь! Кирилл очень тонкий артист, трогательный человек, невероятный партнёр. Он очень и очень мне помогал, не всегда гладко выходило, но без этого никак. Я благодарна, что мне выпала потрясающая возможность работать с таким артистом.

Насколько тебе близка твоя героиня?

С Женей кардинальных, великих изменений не происходит по сценарию, все очень тонко. От абсолютной ведомости в жизни через сны она должна проснуться, прекратить зависеть лишь от обстоятельств. Ее монотонная работа, стеклянная коробка паспортного контроля, в которой она живет, прошлое, от которого она не освободилась и не начала жить настоящим. Мне близок этот мотив. Мне кажется, что очень многие живут, как будто спят и я сама часто и во многом тоже. Может быть, невозможно быть постоянно включенным, может быть, это было бы тогда настолько плотно, что мы бы все рано умирали (смеется). Часто ты ловишь себя на мысли, что ты здесь сейчас не потому, что тебе это надо - на самом деле тебе бы хотелось совсем другого, а иногда ты и вообще не знаешь, чего, настолько все замылено и атрофировано. Ты рано или поздно просто принимаешь правила игры и уже даже не пытаешься что-то изменить, как-то бороться. С одной стороны, ты защищен, а с другой стороны, эта защита оказывается твоей же тюрьмой. В этом смысле многие спят. Еще мне очень близка тема маленького зла, небольших компромиссов и несправедливости. Моя героиня понимает, что она что-то не то делает. Она чуть-чуть документы исправит, другой чуть-чуть пойдет на уступки, третий немного злоупотребит должностными обязанностями - и в итоге это такая большая клоака. 

Кто из режиссеров и писателей говорит на интересные тебе темы? 

Люблю раннего Вуди Аллена, сказки Тима Бертона, справедливость Тарантино, Ларса фон Триера, особенно «Рассекая волны», из недавнего всем рекомендую «Тони Эрдманна», а из молодых российских режиссеров мне очень нравится Володя Бек, его кино тонкое и со вкусом. С недавнего времени смотрю сериалы, понравились «Во все тяжкие», «Родина», «Фарго», «Табу», «Молодой папа», а из российских «Озабоченных» Хлебникова я посмотрела с таким удовольствием! У меня есть большой том писем Ван Гога, там не только письма к брату Тео, там многие другие письма. Я постоянно возвращаюсь к этой книге. Причем она досталась мне не совсем честным образом (смеется). Я взяла ее в библиотеке института, а после не хотела возвращать и вымолила у библиотекаря, мне разрешили ее «потерять». Сейчас я читаю Шопенгауэра «Свобода воли и нравственность». Только начала, осваиваю, непросто (улыбается). Предисловие, где Шопенгауэр страшно критикует Гегеля и Датскую академию, настолько занятное и смешное, что я представляют, каким интересным актерским монологом оно могло бы быть.

Кадр из фильма «Разбуди меня»

Материалы по теме

  • Рецензия: «Разбуди меня» с Константином Лавроненко

    31 марта 2017 / Ярослав Забалуев

    Хорошее российское жанровое кино, снятое французским режиссером.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Реклама

Письмо редактора