Михаил Врубель и Александр Андрющенко: «Режиссера фильма "Лёд" мы выбрали в Тиндере»

Михаил Врубель и Александр Андрющенко: «Режиссера фильма "Лёд" мы выбрали в Тиндере»

В День всех влюблённых в России в прокат вышел фильм «Лёд» от студии «Водород» и Art Pictures. В самый разгар Олимпиады в Пхёнчхане зрителям выпал шанс посмотреть на любовный треугольник двух фигуристов и одного хоккеиста, приправленный запоминающимися отечественными хитами. THR пообщался с продюсерами проекта Александром Андрющенко и Михаилом Врубелём о финансовых успехах наших фильмов за рубежом, будущих планах студий «Водород» и, возможно, лучшей роли Александра Петрова на большом экране.

 

Это ваш восьмой совместный фильм. Как думаете, успели за это время сработаться и найти свой стиль?

Александр Андрющенко: Сработаться успели.

Михаил Врубель: А по поводу стиля, он у нас следующий – мы не любим повторяться.

Андрющенко: Хотя сейчас пишем «Притяжение 2» (смеётся).

Врубель: Да, но мы не повторяемся. Мы пишем первый в своей жизни сиквел. Неповторимый. В целом – всегда интересно делать что-то новое, пробовать новые жанры. В это пока я и вижу специфику нашего взгляда. При этом, ограничивать себя конкретным киноязыком, мне кажется – странно.

Андрющенко: Мы хотим развиваться, вот и всё. Считаем, что индустрия медленно, но верно движется вперёд, и она должна найти свои голоса. Мы пытаемся экспериментировать и найти что-то самобытное.

 

Вы дальше планируете работать с массовым или независимым кино?

Врубель: И с тем, и с другим. У нас пока не было опыта фестивального кино, но, я думаю, в ближайшие года два что-то запустим.

 

Что для вас фильм «Лёд»?

Врубель: Мы придумывали этот фильм ещё до «Притяжения», и нам всегда было интересно сделать что-нибудь с девушкой в главной роли. С точки зрения драматургии у нас всегда было ощущение, что девушке сложнее существовать в тяжёлых обстоятельствах, а это всегда интереснее. Запал фильма был именно в этом. Остальные элементы были вторичны.

 

Почему именно фигурное катание?

Врубель: Потому что это такой вид спорта, который сочетает силу с невероятной красотой и изяществом.

Андрющенко: Фигурное катание – куда больше, чем спорт. Особенно в России, и это видно по популярности ледовых шоу. И при все своей красоте этот вид спорта про проявление характера, про испытания и про их преодоления.

Про реальную историю фигуристов Елены Бережной и Антона Сихарулидзе знали?

Врубель: Конечно, но никаких параллелей не выстраивали.

Михаил Врубель с семьёй

У вас есть версия для внутреннего и зарубежного проката. Где будет показываться фильм и чем отличаются версии?

Врубель: У нас есть версия для Южной Америки, нескольких стран Европы, Южной Кореи. Но основной наш релиз – это Китай, мы открыто об этом говорим. Там фильм будет показан на 25 000 экранах. И выходит он 14 марта – в их День всех влюблённых.

 

Фигурное катание и Южная Америка?

Андрющенко: Именно поэтому мы говорим, что наш фильм не про фигурное катание. Людям очень нравится мелодраматическая часть и женская составляющая.

 

Александр Петров в одном из интервью признавался, что был последним, к кому вы обратились для роли Саши. Почему?

Андрющенко: Возвращаясь к первому вопросу – нам хочется открывать новые лица, новых актёров и новых героев. Как выяснилось потом, Саша на нас обижался, потому что снимался в фильме «Притяжение», а кастинг проходил параллельно. И он не понимал, почему все приходят на площадку и говорят, что пробовались в «Лёд», а ему никто роль не предлагал. Конечно, у нас не было задачи не снимать Петрова, и, в конце концов, мы пригласили его на пробы.

Врубель: Петров был буквально последний. После него не было никого.

Андрющенко: И он не оставил нам шансов. То, что он делает на экране – он сразу показал нам на пробах, сразу пришёл к нам с предложением. В нашем фильме у него новая физика, новая психопластика. Самое смешное, что финальную версию он увидел только на премьере, до этого видел только трейлеры. Странно это слышать от продюсеров фильма, но мне кажется, что это – лучшая роль Петрова. Я думаю, об этом будут многие говорить.

Врубель: У Саши просто невероятно бешеная органичность в этой роли. Такое бывает только у детей и животных.

 

Совсем недавно вышел американский фильм про фигурное катание – «Тоня против всех», и создатели картины рассказывали, что в моментах работы актёров на льду заменяли лица героев с помощью графики.

Врубель: И у нас это тоже было. Понятно же, что спорт требует невероятной физики. И даже если мы будем год готовить актёра, то он не сможет выдать и десятой части того, что может профессиональный спортсмен. У нас был выбор взять вместо актёров фигуристов, но мы решили так не делать. Другой вариант – взять дублёров и менять их лица на графике. Что мы и сделали.

 

Это дорого?

Андрющенко: Это зависит от многих факторов. Технология называется Face Replacement. В «Тоне против всех» её тоже использовали. Это связано с тем, что, во-первых, спорту сложно научиться, а, во-вторых, это безопасно. Даже если актёр готов, не всегда нужно рисковать его здоровьем.

Врубель: Безопасность всегда прежде всего.

Андрющенко: Но! Шпагат Мария Аронова выполняет в фильме сама.

 

А почему тогда камера показывает её со спины?

Врубель: Вы у нашего режиссёра спросите. Это он облажался (смеётся).

 

Если сцена была с лица, было бы гораздо эффектней.

Андрющенко: Знаем-знаем. Мы сами расстроились. Но это и так работает.

Александр Андрющенко с супругой

Раз уж вы сами заговорили про режиссёра, как вы выбрали Олега Трофима? Это ведь его первый полнометражный фильм.

Врубель: Выбрали в Тиндере.

Андрющенко: Да в Тиндере просто по интересам.

Врубель: На самом деле, он не дебютант. Ранее он работал в других форматах, например, делал музыкальные видео. Причем очень высокого качества. Порекомендовал нам его наш оператор Михаил Милашин, с которым мы уже работали. Ну, и когда мы уже встретились с Олегом, чтобы увидеть экспликацию (схему фильма - прим. THR), то он сделал её на 123 страницы, детально описав даже какие светильники будут висеть в 17-й сцене в квартире эпизодического героя. Нас просто покорила эта любовь к деталям.

Андрющенко: Да, он, как и Петров, просто сразу увидел фильм, внятно изложил своё видение, и оно нам очень понравилось.

 

Вы несколько лет назад говорили, что в России очень мало независимых инвесторов, готовых вкладываться в кино. За это время что-то изменилось?

Врубель: Нет. Инвесторы хотят вкладывать деньги туда, где есть понятные бизнес процессы и механизмы возврата вложенных средств. У нас фильмы до сих пор окупаются случайно. 2017 год был рекордным, окупились, наверное, фильмов 12. Для того, чтобы это работало, должны работать пакетные опции. Человек должен приходить и понимать: так, я вкладываюсь в пять фильмов, два провалятся, два выйдут в ноль, а вот один выстрелит, с чего я и заработаю 10% годовых. Когда будет такое, тогда и придут частные инвесторы.

 

Как с финансовой точки зрения оцениваете прокат «Притяжения» за рубежом?  

Врубель: Нормально. Количество стран было если не рекордным, то почти.

 

То есть «Притяжение» самый успешный отечественный фильм за рубежом?

Врубель: Да, но не с точки зрения сборов, а с точки зрения минимальных гарантий. Это те деньги, которые дистрибьюторы платят ещё до того, как фильм вышел в кинотеатрах. Например, в Мексике всё прошло сверхуспешно, а вот Китаем мы не очень довольны.

Сейчас с коллегами активно за рубеж продвигаемся. Сказать, что всё успешно, пока нельзя, но какие-то успехи у нас уже есть.

 

А Мексика и Южная Америка – это ваша фишка?

Врубель: Да нет. Мексиканцы, например, выкупили права и сделали свою версию «Горько!», мы уже даже видели трейлер. Плюс, там очень хорошо прошли «Невеста», «Притяжение». Мне просто кажется, что наши страны ментально похожи. У нас большие территории и люди, которые много пьют и дерутся и не могут наладить какую-то системную организацию жизни. В детстве все же смотрели мексиканские сериалы, они у нас были очень популярны.

Кадр из фильма "Лёд"

Вы показывали «Лёд» на коллоквиуме ФИПРЕССИ на культурном форуме в Петербурге. Какой фидбек получили от иностранцев?

Врубель: Да, мы показывали фильм ещё и в Лондоне и в офисе IMAX и, честно говоря, мы сами не ожидали, но он всегда производил очень большое впечатление. Потому что никто не верит, что здесь такое можно снимать. У нас уже даже заходили разговоры об иностранном ремейке.

 

Что думаете о перспективах отечественных фильмов за рубежом?

Врубель: Мне кажется, что если ты хочешь коммуницировать с кем-то не с твоей территории, ты должен некую универсальность искать. Ты просто не можешь прийти к китайцу, говорить на русском и хотеть, чтобы он тебя понял. Нужно про него подумать, понять, чего он хочет, и сделать что-то конкретно для него. Для Америки работают те же самые правила. Просто делать что-то для Америки отсюда, это то же самое, что делать машины только для Германии, или вино только для Италии. Это странно. Нам нужно сначала завоевать Азию, потом Южную Америку, потом Европу, и потом уже думать о Штатах.  А творческий почерк у меня всегда останется, как и останется русский акцент, если я буду говорить на другом языке. И я не должен от него избавляться, я должен стремиться к тому, чтобы меня понимали все.

Материалы по теме

  • Пять историй от создателей пятых «Пиратов Карибского моря»

    27 мая 2017 / Уилл Кинг

    Обезьянки, свита Джонни Деппа, корсеты и спецэффекты - создатели пятой части «Пиратов Карибского моря» рассказывают THR всё, и не только сказки.

    Комментировать
  • Между нами тает лед

    13 февраля 2018 / Лиза Меламед

    THR узнал о том, откуда взялась идея фильма «Лед» и какие трудности пришлось преодолеть Аглае Тарасовой при подготовке к роли.

    Комментировать
  • Эмилия Кларк: «Отношения с Ки'рой очень сильно повлияли на Хана Соло как на человека»

    12 февраля 2018 / Редакция THR Russia

    Актриса рассказала о своей загадочной героине и о том, какую роль она сыграла в судьбе главного контрабандиста далекой галактики.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора