Рецензия: «Богемская рапсодия» с Рами Малеком

Рецензия: «Богемская рапсодия» с Рами Малеком
Кадр из фильма «Богемская рапсодия»

Спору нет, Queen — одно из величайших музыкальных явлений 20 века, а Фредди Меркьюри — подлинная звезда, уникальный артист, одарённый исполнитель, и ещё множество эпитетов, которые не нуждаются в обсуждении. Поэтому даже удивительно, что байопик о жизни группы и Фредди выходит в прокат лишь сейчас, а не, допустим, 17 лет назад или даже 7. С другой стороны, в сегодняшней «Богемской рапсодии» уровень благостности и без того зашкаливает, чтобы ещё приурочивать выход картины к какой-либо годовщине. А вот плохо это или хорошо, зависит уже от зрителя. Потому что, по факту, «Богемская рапсодия» Брайана Сингера — идеальное, выхолощенное биографическое кино, которое создаёт безупречный с такими же безупречными шероховатостями портрет группы и её вокалиста. Кому-то такой подход придётся по душе: легенда должна оставаться легендой. А кому-то в этом фильме не хватит сермяжной правды жизни, ведь, в конце концов, даже там, на сцене стадиона «Уэмбли», Фредди Меркьюри оставался человеком.

Объяснений именно такому исполнению этого байопика два. Первый — сценарий на основе повести Питера Моргана, подарившего нам все последние картины о королевской семье. Переработкой литературного текста в рабочий занимался Энтони МакКартен, чьи номинации на «Оскар» — все за биографические и крайне патетичные картины «Вселенная Стивена Хокинга» и «Тёмные времена». МакКартен умело создаёт вдохновляющие портреты реально существующих личностей: чудовищные недостатки превращает в милые несовершенства. Он как высококлассный пиар-менеджер на службе Её Величества — продвигает в массы истории о выдающихся подданных британской короны 20 века, отсекая все трактовки, кроме выгодной заказчику и на потребу публики. А публика в массе своей не любит, когда с её кумиров соскабливают позолоту. Особенно если под ней оказывается личность девиантная. Проще говоря, как это было в случае с Фредди Меркьюри, гей. Выходить за рамки жанров и крушить стереотипы в рок-музыке и в музыкальной индустрии конца 70-х — начала 80-х годов 20 века — это пожалуйста. А вот возлежать с мужчинами — не сметь. Это вам не «Зови меня своим именем» какой-то. Это кинематографическая музыкальная ода. Поэтому все потенциальные провокации в этом фильме сценарист и за ним уже режиссёр Брайан Сингер превратили в эффектный клип, когда из света главный герой заходит сначала во тьму, а потом его мир дробится и окрашивается в красный. И на этом фоне, разумеется, звучит печальная музыка. Метафора понятная, приём беспроигрышный. И заодно можно промотать пару лет жизни без некрасивых титров.

Кадр из фильма «Богемская рапсодия»

Второе объяснение — неусыпный контроль за проектом со стороны оставшегося в живых коллектива Queen. Брайан Мэй и Роджер Тейлор были частью съёмочной группы на протяжение всего создания фильма. С одной стороны, это обеспечило большую правдивость, как уверяет во всех интервью продюсер Грэм Кинг. С другой, кажется, именно эти два неусыпных контролёра выстроили все драматические перепады в идеальную гармонию, свели к минимуму или к шуткам все конфликты, нашли того единственного человека, на которого можно было свалить всю вину за разлад в группе, и разукрасили собственную речь сентенциями в духе: «Все хотят больше, но Queen — это не все» и «Проснувшись наутро после концерта и зная, что нас там не было, мы будем жалеть всю жизнь». Их можно понять: «Богемская рапсодия» — это чествование слаженной команды, а не одного человека. И заглавный хит музыканты исполняют все вместе — один из самых ярких эпизодов картины, из которого непосвящённый зритель узнает, что круто петь в Queen мог не только Меркьюри. Но от почётных рокеров Соединенного Королевства хотелось чуть больше рок-н-ролла. А получилась квартетная версия фильма «Звезда родилась», где хиты рождаются по мановению руки, а три голоса с первой же спевки образую идеальный септаккорд.

Сюжет выстроен абсолютно линейно, если не считать классического приёма, когда в самом начале зрителям анонсируют триумфальный концерт, который всех нас ждёт в финале. Этот фильм, очевидно, рассчитан не только на фанатов, но и на ту публику, которая знает о Queen лишь то, что это легендарная группа, у которой есть песня Show Must Go On, или We Will Rock You, или Bohemian Rhapsody. И в этом плане «Богемскую рапсодию» сложно упрекнуть в отсутствии просветительской составляющей. 21 композиция Queen, никаких перепевок, если не считать сцен, где актеры напевают что-то, последовательно показанный путь становления группы, личной жизни и отношений с родителями. Такой способ передачи информации не плох, он просто в очередной раз подчёркивает — перед нами самый что ни на есть олдскульный байопик, от которого не стоит ждать кинематографического прорыва.

Кадр из фильма «Богемская рапсодия»

А раз это классическое кино, значит оно будет максимально точным, хоть и с некоторой глянцевитостью, в визуальной части. Начиная, разумеется, с исполнителя главной роли. Рами Малек с его выразительно выпученными глазами и при отменном гриме действительно очень похож на Фредди Меркьюри, особенно в статике. В движении он слишком старательно копирует пластику музыканта, манерничает немного больше, чем нужно для сохранения психического спокойствия будущей многомиллионной аудитории картины, и как будто всё время поправляет вставную челюсть, очевидно неудобную человеку, который не родился с такой особенностью. Это качественная работа, но на фоне такого скульптурно воссозданного Меркьюри гораздо живее смотрятся остальные актеры: Гвилим Ли — обаятельный миротворец Тейлор, Бен Харди — претендент на звание второй истеричной королевы в группе Мэй, Джозеф Маццело — комично-серьёзный Дикон и тяжеловесы британского кино — Эйдан Гиллен и Том Холландер в образе менеджера и адвоката группы соответственно. Весь этот состав делает честь картине, которая решила не ставить на суперпопулярных звёзд.

Но основной аргумент «Богемской рапсодии» в пользу того, чтобы публика вознесла этот байопик на пьедестал или хотя бы не разнесла в клочья — убойный финал, за который даже недовольный зритель простит все предыдущие полтора часа. Брайан Сингер вместе с командой актеров пошагово реконструируют то самое выступление Queen на фестивале Live Aid в 1985 году. Этот финал словно пытается позаимствовать у Меркьюри частичку той магии, с помощью которой музыкант заставлял петь вместе с собой целый мир. И, судя по подпевающим зрителям на премьерном показе, у него это получилось.

«Богемская рапсодия» в российском прокате с 1 ноября 2018.

Материалы по теме

  • Маньяк-убийца Суинни Тодд поселился в театре на Таганке

    02 февраля 2017 / Эвелина Гурецкая

    Алексей Франдетти поставил легендарный мюзикл Стивена Сондхайма в иммерсивном варианте.

    Комментировать
  • Буду резать, буду бить: «На пятьдесят оттенков темнее»

    09 февраля 2017 / Ольга Маршева

    Сексуальная революция не закончилась, просто сбавила обороты: вчерашние табу и нормы размываются, и запрещенные темы становятся обыденностью. Роман Э.Л. Джеймс «Пятьдесят оттенков серого» вывел эстетику БДСМ из подполья, сделав брендом и частью массовой культуры. Даже художественный провал экранизации бестселлера не смог отразиться на ее кассовых сборах. THR проанализировал, чего ожидать от второй серии знаменитой трилогии, и пришел к выводу, что наибольший интерес в ней представляет вовсе не центральный дуэт.

    Комментировать
  • Брайана Сингера обвиняют в растлении малолетних

    08 декабря 2017 / Редакция THR Russia

    На режиссера подали в суд за изнасилование 17-летнего мальчика.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора